ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Судя по данным сканера, крейсер намеревался расположиться между «Трубой» и «Затишьем». Дэйвис не мог понять, как оба корабля выдерживали такую плотность огня. Они направляли друг в друга мощные залпы. Но сканерные образы не позволяли судить об уклоняющих маневрах и о применении ловушек и щитов. Тем не менее «Затишье» почему-то не использовало сверхсветовую протонную пушку. «Труба» определила бы этот вид эмиссии независимо от отражений и статики.

Возможно, амнионы берегли заряд протонной пушки для «Трубы». Очевидно, они хотели гарантировать ее уничтожение. Хайленд попытался прочистить горло и вдруг понял, что не может глотать. Его горло пересохло. Боль в поврежденных костях пульсировала словно электрический резак. Несмотря на жесткий самоконтроль, его пальцы дрожали на клавишах пульта. «Дочь Брайони Хайленд. Прежде чем продала душу…»

Мика включила интерком. Впервые за два часа она нарушила молчание:

– Вектор, Сиро… У нас пока все нормально. Энгус, Морн, надеюсь, вы слышите меня. Настал критический момент.

Ее голос ломался от усталости, но она не обращала на это внимания. Васак не считала нужным скрывать свою слабость.

– Мы на границе роя. На нашем пути два корабля. Они сражаются друг с другом. Компьютер говорит, что один из них является крейсером полиции Концерна, а второй – амнионским «Затишьем».

Она мрачно нахмурилась.

– Можете гордиться тем, что нас считают настолько ценными. Они готовы начать войну между собой, лишь бы овладеть нашими секретами.

Уорден Диос и Хэши Лебуол спровоцировали столкновение двух космических рас. Неужели они этого и добивались? Или в их расчеты вкралась ужасная ошибка?

– Я считаю, что транслируемый сигнал уже проник через слой скал, – продолжила Мика. – Могу поспорить, что «Каратель» и «Затишье» приняли сообщение Вектора. То есть битва за нас разгорится с новой силой. Это хорошая новость. Плохая новость заключается в том, что мы не можем пролететь мимо них. Они перекрыли наш путь в чистый космос. В худшем случае нам придется лететь через рой.

Мимо алчущей черной дыры.

– Или мы останемся здесь и дождемся, когда один из них расправится с соперником. Мне кажется, нам лучше надеяться на победу «Карателя». Я не знаю, что нужно чертовым копам, но они не будут убивать нас с такой жестокостью, как это сделают амнионы.

Мика отключила интерком и, не глядя на Хайленд, вернулась к работе. Она хотела улучшить позицию «Трубы» и уберечь ее от возможных залпов «Карателя» и «Затишья».

Дэйвис, пристыженный ее примером, постарался успокоиться. Он вспомнил Брайони Хайленд – женщину, которая осталась на своем посту и погибла, спасая корабль. Она бы сейчас презирала его. В мире людей имелись худшие вещи, чем зонные имплантаты, и худшие преступления, чем использование стимуляторов психики. Взять, к примеру, его слабость – это позорное забвение тех, о ком он должен был заботиться…

Энгус и Морн спасли ему жизнь. Теперь настала его очередь. Однажды Термопайл сказал: «Ты тратишь много времени на изучение оружия. Лучше ознакомься со средствами обороны». Пушки и лазеры не спасли бы «Трубу». Маленькое судно не могло противостоять боевым кораблям в открытом космосе. Чем бы Хэши Лебуол ни оснастил крейсер, тот не имел достаточной мощности орудий.

Дэйвис перестал обращать внимание на трясущиеся руки. Их дрожь не могла убить его. Ему следовало позаботиться о более важных вещах. Он проверил генератор дисперсионного поля: провел несколько тестов и диагностических процедур. Затем юноша снова вернулся к сканеру, выискивая новые полезные данные. Он едва не закричал, когда обнаружил «Планер».

Корабль Сорас был знаком компьютеру «Трубы» не меньше, чем «Затишье». Ошибка в идентификации исключалась полностью. «Планер» находился в сорока километрах от крейсера – на небольшой дистанции даже по меркам астероидного роя. Тем не менее был шанс, что он еще не заметил «Трубу». Между ними находилось много скал, создававших отраженные сигналы. Несмотря на искажения, вносимые статикой и электронным эхом, Хайленд видел, в какую груду искореженного лома превратился «Планер». Но его орудия были заряжены и готовы к бою.

Свирепо усмехнувшись, Дэйвис передал полученные данные на пульт Мики. Когда она взглянула на экран, на ее скулах появились желваки.

– Чудесно, – прошептала она. – Чертовски чудесно.

Хайленд чувствовал, как тряслись его кости. Даже мозг – и тот дрожал от возбуждения и страха. Он встревоженно спросил:

– Что ты хочешь сделать?

Желваки на скулах Васак заходили ходуном.

– Добить его! Прямо сейчас! Прежде чем он наведет на нас прицел.

– Мы не можем.

«Дочь Брайони Хайленд».

– Слишком много астероидов на линии огня.

«Нам будет стыдно за свои поступки».

– Любой выстрел угодит в ближайшие скалы.

«Планер» имел точно такую же проблему.

– Если мы начнем атаку, «Затишье» вычислит нашу позицию, – испуганно продолжил Дэйвис– Амнионы знают, что мы уже здесь. Только скалы мешают им использовать протонную пушку.

Мика сердито посмотрела на него.

– Что же нам делать?

Голос Хайленда дрожал не меньше рук.

– Если «Затишье» выстрелит из плазменных пушек, я могу отразить этот залп. У нас имеется дисперсионное поле. Но мы не можем противостоять протонному лучу. Нам лучше улететь отсюда.

– Куда? – огрызнулась Мика.

Дэйвис не имел понятия.

– Куда-нибудь. Мимо «Карателя». Будем надеяться, что он на нашей стороне и прикроет нас в трудную минуту.

– Прикроет? От протонной пушки? Не говори ерунды! Один хороший выстрел, и она сожжет оба судна.

Тем не менее Васак склонилась над пультом и начала рассчитывать траекторию для бегства из астероидного роя – курс, который позволил бы «Трубе» миновать последнюю преграду скал и под прикрытием «Карателя» набрать скорость, необходимую для входа в подпространство. Крейсер действительно не мог стрелять в корабль – Сорас Чатлейн: это подтверждали сканер и бортовой компьютер. Слишком много препятствий. Камни, защищавшие «Трубу», мешали ей провести атаку на «Планер».

Тем временем команда Чатлейн должна была заметить «Трубу». Сорас работала на амнионов. Несмотря на то что отраженные сигналы искажали полученные данные, она могла передать их «Затишью». Если сторожевик получит вторую точку отсчета…

Каково запаздывание сигналов? Что-то около секунды. Возможно, сейчас «Планер» связывался с «Затишьем». Как скоро амнионское судно воспользуется информацией Сорас Чатлейн?

– К той скале! – внезапно крикнул Дэйвис. – К большому астероиду!

Он указал на экран сканера.

– Спрячемся за ним! Мне кажется, «Затишье» собирается открыть огонь!

Наверное, Мика поняла его – или, возможно, сама почувствовала опасность. Она быстро набрала на пульте необходимые команды. Дюзы взревели, унося «Трубу» под защиту самого большого из оставшихся астероидов. Через миг протонная пушка «Затишья» выстрелила. Между одной наносекундой и следующей астероид вздрогнул, раскололся на части и превратился в щебень. Осколки заколотили по щитам «Трубы», как шрапнель. Лишившись защиты, крейсер оказался в чистом пространстве. Вторая атака на него могла быть смертельной.

Дэйвис не понимал, почему сторожевик не выстрелил по ним из других орудий. Затем до него дошла простая истина: если бы «Затишье» перестало отбиваться от «Карателя», крейсер нанес бы сокрушительный удар.

Амнионам требовалось время, чтобы зарядить протонную пушку Сколько времени осталось до следующего выстрела? Две минуты? Максимум три. «Труба» нуждалась в большем сроке – иначе ей грозила гибель.

Сорас

План казался реальным. У нее был хороший экипаж. Хотя судно потеряло тридцать градусов импульсной дуги, пилот творил чудеса и, используя маневренные сопла, компенсировал поломку одной из дюз. Сканер больше не видел противников. Возможно, «Труба» или «Завтрак налегке» действительно уцелели. Но в таком случае они находились где-то далеко и не представляли собой угрозы. При благоприятном стечении обстоятельств «Планер» мог добраться до указанных Майлсом координат и занять позицию, которая была нужна «Затишью».

157
{"b":"474","o":1}