ЛитМир - Электронная Библиотека

– Понятно.

Джош проводил ее взглядом и поинтересовался:

– А что это у вас за наряд?

Сегодня она намеревалась посетить буровые площадки поэтому и оделась соответственно: хлопковая рубашка и юбка-брюки для верховой езды, лишь на несколько дюймов прикрывшая край сапог. Юбка-брюки вполне прижилась у велосипедисток востока, но здесь, в Техасе, к подобному наряду до сих пор относились неодобрительно, однако Анна носила ее без всякого стеснения.

– Не понимаю, какое вам до этого дело? – резко бросила она.

Отодвинув кресло, Анна села и развернула салфетку. Джош наблюдал за ней с ленивой усмешкой, которая постепенно превратилась в довольную улыбку, – каждое движение Анны было образцом изящества и воспитанности.

Мягкая рубашка подчеркивала формы ее высокой округлой груди, короткая юбка-брюки несколько шокировала, но, несомненно, шла ей. Материал облегал бедра и плоский живот, а то, что юбка неожиданно разделялась на две половины, не могло оставить равнодушным наблюдавшего это зрелище. Женщина, которая могла носить такой наряд и в то же время высоко держать голову, несомненно, вызывала восхищение.

Анна взяла стоявший возле тарелки маленький серебряный колокольчик и позвонила. Джош продолжал прихлебывать кофе, а Анна старалась не встречаться с ним глазами. Однако все это время она ощущала на себе его взгляд так же явственно, как если бы он дотрагивался до нее. Когда ей уже стало невмоготу, Анна подняла глаза на Джоша. Конечно же, он внимательно разглядывал ее, и, похоже, это занятие доставляло ему огромное удовольствие.

Анна отвернулась, нервно поправила выбившийся локон, затем сложила руки на коленях…

Джош улыбнулся.

– Мое присутствие заставляет вас нервничать? – поинтересовался он.

– Если честно, то да. Под вашим взглядом я чувствую себя неуютно.

Улыбка Джоша стала еще шире:

– Отлично. Я и не хочу, чтобы вам было со мной уютно.

В столовую торопливо вошла темнокожая служанка в коричневом платье с накрахмаленным белым передником. Никогда еще Анна так не радовалась ее появлению.

– Чай и тост, пожалуйста, – чопорно произнесла Анна.

Служанка сделала книксен и повернулась, чтобы уйти, но Джош с чарующей улыбкой поднял свою чашку:

– Милочка, как насчет того, чтобы принести кофейник? Девушка улыбнулась в ответ, бросила быстрый взгляд на хозяйку и торопливо вышла из столовой. Джош вскинул бровь и вопросительно посмотрел на Анну.

– Чай и тост? Неудивительно, что вы такая тощая.

– Как ваша фамилия? – спокойно поинтересовалась Анна.

– Осталось еще много яичницы с ветчиной. Похоже, я сделал поварам слишком большой заказ.

На губах Анны застыла снисходительная улыбка.

– Так как ваша фамилия? – повторила она.

– Зачем вам ее знать?

– Разумеется, для того, чтобы занести вас в список работников и тут же уволить вас, как положено.

Джош рассмеялся.

Анна задумчиво наблюдала за ним. Это вторжение в элегантную безупречность ее столовой было настоящим вызовом ее положению и укладу, так старательно создаваемому из года в год. Мужской смех и ленивые чувственные взгляды были здесь так же неуместны, как шпоры и пыльная шляпа. Однако, как ни странно, сам Джош каким-то образом прекрасно вписывался в аристократическую атмосферу. Стало быть, это она должна чувствовать себя гостьей? Забавное предположение!

Конечно, Анне следовало бы приказать ему убираться из ее дома и с ее земли, а если не подействует, в конце концов позвать вооруженных охранников. Но ничего этого делать она не собиралась.

– Вы знаете, я тоже могу устроить вам очень беспокойную жизнь, – задумчиво произнесла она.

Глаза Джоша сверкнули:

– Ох, прошу вас, сделайте это!

Анна расправила на коленях салфетку.

– Я могу, например, попросить шерифа обратить внимание на вас и вашу прекрасную лошадь с загадочным тавро.

Поднеся чашку к губам, Джош улыбнулся:

– Похоже, меня ждут крупные неприятности. Но если вы просто будете добры со мной, я сам расскажу вам все, что вы захотите узнать.

Анна обратила внимание на его длинные загорелые пальцы, резко выделявшиеся на фоне белоснежного фарфора. И тут же помимо своей воли словно ощутила их прикосновение. Наверное, он тоже помнит. Судя по блеску в его глазах, Анна была почти уверена в этом.

Однако ее не смогли поколебать ни его улыбка, ни воспоминания о вчерашнем. Она вежливо улыбнулась в ответ и спросила:

– Так, может, начнете со своей фамилии?

Джош допил кофе, чуть прищурился, на лице его появилось серьезное выражение.

– Я не из тех, кто любит указывать людям на их ошибки, мадам, но поскольку вы здесь недавно, то, наверное, не понимаете, что не слишком-то вежливо задавать такие вопросы.

Вошедшая с подносом служанка поставила перед Анной тарелку с тостами и чайник. Пока Анна наливала себе чай из серебряного чайника, Джош внимательно наблюдал за ней.

– По-моему, новичок здесь скорее вы, чем я, – спокойно парировала Анна. – И если уж за этим столом находится человек с плохими манерами, так это точно не я. Кстати, не будете ли вы так любезны объяснить мне, почему невежливо спрашивать у работника его фамилию?

– Существует масса причин, мадам, – важно начал Джош, пока служанка наливала ему кофе и ставила на стол кофейник. Джош подмигнул ей и снова повернулся к Анне с серьезным видом: – Понимаете, на Запад многие бегут от своих проблем, поэтому здесь не принято копаться в прошлом. Вы можете случайно коснуться чего-то такого, о чем человек предпочел бы не вспоминать. Анна наклонила голову:

– Например?

– Ох, ну я не знаю.

Джош откинулся на спинку кресла и отхлебнул кофе. Рубашка натянулась, и под тканью отчетливо обрисовалась мускулистая грудь. Анна отметила про себя, что грудь у Джоша крепкая, к такой, наверное, было бы приятно прислониться, да и руки у него наверняка очень сильные.

– Возможно, он сбежал от жены, – продолжал Джош, – или его преследуют плохие люди. А может, там, на востоке, у него испорчена репутация, а здесь он хочет восстановить ее. Или…

– Он скрывается от закона? – предположила Анна. Джош поглядел на нее с восхищением, затем его губы снова слегка скривились в усмешке.

– Может быть, – согласился он. – Удивительно, как расширил сейчас возможности полиции телеграф! Имя человека или даже его описание можно в течение нескольких минут передать почти в десяток штатов. Для преступников наступили тяжелые времена.

Подняв чашку, Анна заметила:

– Поэтому человек, который не в ладу с властями, если он не дурак, не станет называть свое настоящее имя.

– Вы правы. – Джош улыбнулся. – Но меня, между прочим, зовут Джош Коулман.

Анна взглянула на него поверх чашки:

– Это правда? Джош усмехнулся:

– Разве я похож на дурака, мадам?

Сделав глоток, Анна с любопытством посмотрела на Джоша, который взял очередной кусок бисквита, обильно намазал его маслом и приступил к еде. Анна поставила чашку на блюдце и потянулась за маслом.

– А знаете, на кого вы, по моему мнению, похожи, мистер Коулман? – нарушила молчание Анна, аккуратно намазывая тост маслом. – Вы похожи на молодого человека, который долгое время был предоставлен самому себе. Вероятно, в этом виноваты мать или бабушка, которые вас слишком любили и потакали во всем, но, как бы там ни было, вы выросли испорченным, избалованным, уверенным в том, что при желании можете вращать земной шар на кончике пальца. Конечно, плохую услугу в этом плане оказала вам и симпатичная внешность: к сожалению, как показывает практика, красота и обаяние открывают слишком много возможностей для их обладателей. Мне кажется, мистер Коулман, вы просто испорченный ребенок с непомерными амбициями.

Джош слушал Анну очень внимательно. Похоже, ее слова скорее заинтересовали его, чем обидели. Анна положила тост на тарелку и отложила в сторону нож.

– А еще у вас слишком много секретов, – продолжила она. – Возможно, они не столь важны, как вы себе представляете, но я это выясню, можете не сомневаться. Вы слишком хорошего о себе мнения. Но излишняя самоуверенность может быть очень опасной, мистер Коулман. Будьте осторожны, не хватайтесь за то, что не в силах поднять.

15
{"b":"4742","o":1}