ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Абрам рассмеялся собственным воспоминаниям.

— Запомнился мне и Леон, большой любитель азартных игр. У него было весьма сомнительное прошлое до того, как он присоединился к почтовой службе. Этот Всадник оставил многие дурные привычки, но только не любовь к игре. Он нередко сидел у этого самого очага, пытаясь выиграть у меня все до последнего медяка. И очень часто ему это удавалось. До самой последней игры.

Была еще и Эвони, Эвони с чудесным голосом, которой бы учиться пению в Селиуме, а не разъезжать в одежде Зеленого Всадника. — Абрам грустно покачал головой. — Ее убил кто-то из знати, разозлившись на принесенные ею вести.

Неспешные истории лесника, охватывающие последние пятьдесят лет, повествовали о жизни Зеленых Всадников. Абрам помнил имя каждого встреченного им посланника и какой-нибудь связанный с ними случай.

— Запомнишь ли ты меня? — спросила Кариган.

— Ну конечно. В тебе мне видится дух Первой Всадницы, которая разносила послания, когда Сакоридия была только что создана. Даже твое имя напоминает о прежних временах. Тогда оно произносилось бы Галадеон. Но его значение ускользает от меня. Думаю, в последующие годы ты немало узнаешь о нем, юная Кариган. Твоя миссия лишь начинается.

— А я хочу поскорее с ней покончить. Абрам покачал головой.

— Зеленые Всадники всегда спешат. Знаешь ли ты легенду о том, что во времена Долгой войны кони посланников сакорских кланов могли летать? Похоже, твой конек не может распустить крылья, так что легенду не стоит понимать буквально Может быть, их лошади были просто необычайно быстрыми. Кто теперь может сказать? Древние дни были странным временем, магия тогда встречалась на каждом шагу. Думаю, что символ Зеленых Всадников, крылатый скакун, происходит именно из этой легенды.

Абрам продолжал рассказывать увлекательные истории своим мелодичным голосом, покуда у Кариган не начали закрываться глаза. Она почувствовала сквозь сон, как лесник укутывает ее одеялом и выходит из хижины, будто окутанный клубами дыма, оставляя за собой запах табака.

Зеленые Всадники явились Кариган во сне. Они скакали по лесным дорогам, копыта грохотали по деревянным мостам. Конь и Всадник поднимались по горному склону, оскальзываясь на щебенке и песке. За их спиной высились лиловые вершины, укрытые снегом.

Всадник скакал на коне вдоль берега, и копыта били по морской воде, по волнам, поднимая тучи соленых брызг. Вестник смеялся от радости. Другой Зеленый Всадник ехал по мощеным городским улицам с суровым лицом, обнажив саблю. Стук копыт все нарастал, напоминая биение сердца.

Кариган сидела на Коне, задевая ногами снег, — они скакали по какому-то зимнему полю. Стук копыт смешался с иным шумом — Конь распустил белые крылья и поднялся над заснеженной равниной, над лесами и горами, полетел по синему небу среди звезд. Здесь они летели среди бессмертных, мимо Меча Севелоны, мимо Пояса Охотника, мимо Трона Кандора Великого… И Айрик с Айрион улыбались им.

Через некоторое время они спустились со звезд, скользнули через темную ночь, завесу лесных деревьев и опустились на твердую землю. Зеленые и коричневые цвета леса виделись с особой четкостью, будто были немного влажными.

Некий странный ритм продолжал звучать, только на сей раз это были не копыта и не крылья, а Абрам Раст, бьющий топором по стволу огромной белой сосны. Когда он опустил руки стук подхватило эхо. Лесничий вытер пот со лба и повернулся к девушке. «Из этого дерева выйдет мачта корабля, который понесет тебя сквозь века».

На дереве был вырезан крылатый конь. Абрам Раст засмеялся, нанес последний мощный удар, и огромное дерево повалилось на землю, оставив в покрове ветвей зияющую дыру, сквозь которую показалось небо, усыпанное звездами, как пирог сахарной пудрой.

Потом сны развеялись, будто табачный дым.

Серый маг

— Ничего такого я не видел, — рявкнул кузнец. — Иди-ка ты своей дорогой. Здесь не слишком-то любят подобных тебе.

Джой Овервей обреченно посмотрела, как кузнец исчезает в темноте мастерской. Такие же ответы она получала весь день. Всадница невольно задумалась, ответили бы жители Севера правду, если бы в самом деле встретили коня Ф'риана, или нет. Без вознаграждения — конечно, нет. У нее было довольно денег, чтобы доехать до Селиума и вернуться в Сакор, но на взятки Всадница не рассчитывала. И, увы, у нее нет способности капитана Мэпстоун изобличать ложь.

Самой словоохотливой из горожан оказалась прорицательница в одной из гостиниц. Джой нахмурилась. Женщина предсказала недобрые и загадочные вещи, выложив на стол карту с вестником, бегущим от стрел.

Что это? — спросила девушка. Гадалка наклонилась вперед, широко раскрыв глаза.

— Если ты поедешь тем же путем, то не найдешь то, что ищешь. — прошептала она — Двинувшись дальше по той же дороге — найдешь только несчастья.

Джой ушла в отвращении. Гадалка даже и не подумала ответить, где находится конь Ф'риана или где можно отыскать девочку. Только смутные, многозначительные предупреждения, которые так любят предсказатели, чтобы вытянуть из доверчивых слушателей побольше денег. Однако самое странное что гадалка и не подумала запросить денег за труды.

Джой поднялась в седло и поехала по грязной главной улице, тянувшейся между неказистых магазинов, чрезмерного обилия пабов и не меньшего числа борделей. В самый жаркий час дня здесь царила тишина. Большинство народа отправилось в лес валить деревья. Но стоит солнцу зайти, как город оживет, наполнится шумом, светом и жизнью.

Летом, когда реку можно было переехать вброд, большинство Зеленых Всадников предпочитали сделать круг, нежели ехать через Север. Если они торопились, то скакали сквозь город так, чтобы никто не обратил на них внимания. К сожалению, задание Джой требовало вести расспросы в самом поселении. Впрочем, с нее хватит, решила девушка. Люди оказались здесь уж слишком враждебны.

Джой похлопала Алое Крыло по шее.

— Мы проведем мирную и приятную ночь в Северном приюте, а потом уберемся отсюда как можно дальше.

Алое Крыло согласно кивнул. Они проехали шагом через город. Джой не хотела доставлять удовольствие местным и бежать со всех ног.

Что ни говори, а отправили ее на странное задание. Может быть, и не так удивительно, что приходится искать коня Ф'риана, если он все еще несет на себе послание. Но девчонка? Кто-то надавил на капитана Мэпстоун, а сделать это, как все знают, очень и очень непросто. Не в обычаях капитана впутывать своих Всадников в дела, к ним не относящиеся.

Коннли передал ей очень детальное описание девочки. Тот, кто ее разыскивал, должно быть, рассказал Всаднику массу подробностей. Девочке больше пятнадцати, так что ее можно вполне назвать молодой женщиной. Высокая, с правильными чертами лица, хорошо одетая. Аристократка? Коннли не уточнил.

Джой улыбнулась. Каждый контакт с Коннли был для как нежное прикосновение родной руки. Каждую ночь они соединялись таким, лишь им ведомым, способом. Их разумы соприкасались, посылая слова и образы. Так было легче переносить разлуку. И все же это не заменяло личных встреч.

Джой объехала галдящую группу людей, троноборцев, как их чаще всего называли. Название «Общество антимонархистов» звучало слишком громко и непонятно. Троноборцы разносили скверные сплетни про короля Захария, и люди Севера с радостью поддерживали их.

— Ты рабыня, сестра! — заявил Всаднице один из собравшихся. — Земля без короля — свободная земля. Монархия — это тирания.

Джой выслала Алое Крыло в галоп, пока троноборцы не начали выкрикивать новые лозунги.

— Я не стала бы вестником, если бы не верила своему королю, — сообщила девушка коню. — И я не рабыня.

Оказавшись за пределами города, Джой вздохнула с облегчением и пустила Алое Крыло шагом. Она чувствовала, как расслабляются напряженные мышцы. На дороге было тихо, если не считать воркования лесных голубей среди удлиняющихся теней деревьев. Только один всадник ехал в город. Он полностью закутался в серый плащ и ехал не торопясь. Алое Крыло прижал уши.

43
{"b":"4744","o":1}