ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Конь прижался к правой стороне дороги и насторожился.

— Что такое? — спросила девушка, крепче вцепившись в рукоять сабли. Конь тряхнул головой и запрядал ушами.

Кариган нервно облизала губы, глядя, как приближается всадник в сером плаще. Но выглядеть напуганной не годится. Чем спокойней она будет, тем меньше вероятность того, что незнакомец нападет, даже если он разбойник. Девушка выпустила рукоять меча, хотя пальцы дрожали, и повернулась к всаднику.

— Добрый вечер, — проговорила она.

Незнакомец повернулся к ней, но в глубинах капюшона не удавалось разглядеть лица, одни лишь тени. Кариган охватил необъяснимый ужас, когда ее лица коснулся невидимый взгляд, державшись на ней, может быть, несколько секунд. У девушки возникло чувство, что перед ней искаженная красота, древняя и одновременно юная. Нечто ужасное.

Путник кивнул, и серый конь зарысил дальше. Кариган вздохнула с облегчением. Как оказалось, у нее перехватило дыхание от ужаса.

Звон упряжи и стук копыт смолкли, будто всадник остановился, чтобы посмотреть вслед девушке. Та обернулась, но за спиной не оказалось никого. Кариган покрутила головой по сторонам. Коннику негде было укрыться в этой пустоши, и все же незнакомец исчез.

— Не говорите мне, что я начинаю видеть других призраков, — пробормотала девушка и с ужасом вспомнила последние слова Ф'риана Коблбея: «Берегись человека-тени».

Закат окрасил небо за спиной у путешественников в кроваво-красные тона, и Кариган снова послала Коня в галоп, больше чем когда-либо желая добраться до цивилизованных мест. Они не замедлялись до самого города.

Изначальное облегчение быстро сменилось сомнением, когда девушка оглядела скопище жалких домишек, сколоченных из досок, с намалеванными кричащими красками вывесками, рекламирующими магазины, кузницу, гостиницы и пабы.

Пабы и гостиницы были ярко освещены изнутри, и сквозь окна был виден набившийся туда народ. Повсюду слышалась вульгарная музыка и громкий смех. Кариган проехала мимо «Гарцующей леди», «Сломанного дерева», «Хромого мула» и «Полной луны». Из последней двери на улицу вышел, пошатываясь, человек, таща на спине женщину. Та была ярко накрашена, одета почти что в один корсет и закрывала глаза мужчины руками.

— Ха, ха, Уилми, — пробормотал он, виляя по улице. — Открои мне глаза, слышь? Убери руки, и мы с тобой повеселимся. — Они свернули в боковую улочку и исчезли из вида но до всадницы донеслось хихиканье женщины, за которым последовала тишина, а затем восторженное попискивание.

Через некоторое время Кариган нагнала телегу и поехала за ней. Что-то большое и тяжелое подпрыгивало на деревянном дне, когда колеса попадали в очередную рытвину на дороге.

— Эй, Гарл, — крикнул человек, держащийся за придорожный столб. — Что ты нашел?

Возничий телеги натянул поводья и остановил лошадь громким «Тпр-ру».

— Помнишь эту зеленюгу, которая приехала сюда только вчера, задавая вопросы насчет какой-то девчонки? Я нашел ее у Миллетова пруда с двумя стрелами в груди.

— Ну и отлично, — отозвался мужик. — Нам здесь без надобности такие, как она.

Кариган похолодела. Еще один убитый Зеленый Всадник? С двумя стрелами в груди? Девушка проехала мимо телеги. Конь шел, низко опустив голову, будто знал, что проезжает мимо мертвого Зеленого Всадника. Кариган не хотела смотреть, но не смогла удержаться. Свет из ближайшей гостиницы упал на золотые волосы Всадницы. Она лежала на боку, откинув руку и слегка сжав пальцы. Другая рука лежала на животе. Бедняга походила бы на спящую, если бы не две стрелы, торчащие из груди. Нестройное пение, доносящееся из соседнего заведения, придавало всей сцене нелепый и гротескный вид.

Кариган погнала Коня вперед. Краем глаза она заметила, как блеснула золотая брошь в форме крылатого коня. Потрясенная девушка уставилась вперед, перестав прислушиваться к разговору и смеху мужчин за ее спиной. Неужели их не волнует, что рядом лежит мертвая женщина? Неужели они не знают, что Зеленые Всадники — отважные люди и заслуживают куда большего, чем быть брошенными в грязную телегу.

Кариган пришла в мрачное расположение духа. Она спешилась возле «Поваленного дерева», гостиницы, рекомендованной Абрамом. На вывеске над дверью был вырезан топор, всаженный в пень. По ней сразу можно было понять, чем живет этот город.

К девушке тут же подошел мальчик-конюший, готовый принять у нее поводья.

— Комнаты есть? — спросила Кариган.

— Ага.

— Тогда я сама отведу коня в стойло.

Мальчик пожал плечами. Обычно постояльцы этой гостиницы требовали другого, но девушка не хотела, чтобы кто-нибудь разглядел упряжь. Она отвела Коня на задний двор, где была конюшня и небольшой загон, освещенный фонарями. Кариган привязала Коня к ограде и распрягла его. Освободившись от седла, скакун бодро затрусил на середину загона, чтобы всласть покататься по грязи. Девушка невольно рассмеялась.

Мальчик наблюдал, как Конь кряхтит, чешет шею и бока о землю.

— Где вы взяли этого коня? — спросил он.

— Что?

— Я видел, какие у него шрамы. Только вчера Зеленая Всадница искала такого скакуна.

Кариган пришлось прикусить язык, чтобы сохранить невозмутимый вид. Значит, та Зеленая Всадница искала Коня?

— Ты хочешь сказать, что я его украла, парень?

— Что вы… — Конюх посмотрел на нее широко раскрытыми глазами.

— Я купила эту лошадку у наемника, и, надо сказать, за немалые деньги. — Кариган говорила сурово, и это сработало. Она похвалила себя за изобретательность. Конь наемника вполне может носить много шрамов.

— Простите, мэм, — протянул мальчик.

Кариган улыбнулась. Теперь мальчик разговаривал с ней с должным уважением и поглядывал на саблю на боку не без боязни.

«Он решил, что я сбежала откуда-то», — подумала девушка и тут же вспомнила, что так оно и есть.

— И не жалей для него зерна. Вычисти хорошенько, что бы утром ни пылинки не было на шкуре!

Кариган выудила из кармана монетку. Отец всегда говорил, что мальчикам-конюшим надо давать чаевые, утверждая что им вечно недоплачивают. Расставаться с медяком не хотелось — ночь в гостинице истощит и без того не слишком толстый кошель, но следовало отвлечь парня, чтобы он не задумывался о лошадях, покрытых шрамами, и Зеленых Всадниках. Конюх радостно принял монету и заверил девушку, что на славу позаботится о ее коне.

Кариган собрала упряжь, перекинув уздечку через плечо, а седло через руку, и вошла в гостиницу через боковую дверь. Ее окутал аромат вареного мяса и свежевыпеченного хлеба. При виде стола со стынущими пирогами и бурлящего на огне котла с рагу, в котором плавали куски говядины, картошки и пастернака, у вестницы потекла слюна. Девушка не ела нормальной еды со времени Семи Труб. Через дверь сновали слуги, балансируя грудами тарелок, полных еды, или, наоборот, пустых.

— Вон-вон-вон отсюда! — Крупная, толстая женщина замахала на непрошеную гостью половником. — В моей кухне не место лошадям и их сбруе.

Кариган выбежала через дверь, едва увернувшись от слуги с подносом, заполненным пустыми пивными кружками. Оказавшись по ту сторону двери, девушка поспешно отошла с дороги, чтобы избежать новых столкновений.

В общей зале оказалось тихо и чисто — добрый знак. Лишь за небольшой частью столов сидели посетители. У каменного очага женщина гадала на картах полному мужчине и не менее полной женщине. Те смеялись над ее предсказаниями. В углу настраивал лютню единственный музыкант. Кариган и не надеялась найти такую гостиницу в Севере после всего, на что успела уже наглядеться.

— Желаете послушать музыку, леди?

Музыкант внимательно посмотрел на Кариган. Девушке случалось видеть похожее выражение на лице Эстрал, и она знала, что такие люди обычно подмечают все, происходящее вокруг них.

— Э… нет. Пожалуй, не сейчас.

Человек средних лет изящно наклонил голову и вернулся к своей лютне, подкрутил колки и заиграл негромкую песню.

К девушке подошел худой человек с редеющими рыжими волосами. Жилет и рубаха из дорогой ткани подсказывали, что это или трактирщик, или купец. Почему-то Кариган всегда казалось, что трактирщики должны быть куда толще.

46
{"b":"4744","o":1}