A
A
1
2
3
...
91
92
93
...
103

Стевик и Севано развернулись и отправились обратно.

— Вот и все, — проговорил старый друг купца.

— Но попробовать стоило, — возразил ему Стевик.

— Вместо того чтобы вернуться в не слишком приметную нишу в стене, Стевик прошел мимо и направился к трону.

— Что ты делаешь? — шепнул Севано.

— Я хочу понять, нельзя ли поговорить с этой Джендарой. — Купец замер в нескольких шагах от оставшихся дворян.

Амильтон сосредоточил свое внимание на леди Эсторе. Он запустил пальцы в ее сияющие золотые волосы.

— Вина, моя дорогая?

— Я не ваша дорогая, — тихо, но твердо ответила молодая женщина.

Лицо новоявленного короля побелело от ярости, он ухватил Эстору за волосы и дернул изо всех сил, притянув к себе. Несчастная закричала от боли.

— Ты, — проговорил Амильтон, — будешь тем, кем я скажу.

С этими словами он оттолкнул ее прочь, и Эстора, всхлипывая, сжалась в комок.

Казалось, узурпатор собирается сказать ей что-то еще, но в этот момент в тронный зал вбежал солдат и упал перед принцем на колени.

— Мой повелитель, — выдохнул он. — Лорд-правитель Мирвелл едет по городу. Он везет вам великий дар.

Амильтон поднялся с выражением триумфа на лице.

— Сакоридия моя! — заявил он. — Они сделали это! Они победили моего брата.

Стевик в отчаянии поник головой. Он почувствовал, что его ужас разделяют все стоящие вокруг — Севано, старая женщина, Девон, леди Эстора и даже те придворные, которые присягнули Амильтону. Их надеждам пришел конец.

Фастион похлопал Кариган по плечу.

— Рад снова видеть тебя. Спасибо, что привела к нам короля.

— Он пришел самостоятельно, — слабо улыбнулась девушка.

Но Фастион не слышал ее, уже разговаривая с Бриен, маршалом Мартелом и десятью другими Клинками. Король и его спутники оставили за спиной сотни плит с покоящимися на них мертвыми. Кариган видела ряды надгробий через открытую дверь комнаты, в которой они собрались. Единственной мебелью здесь были несколько стульев и подставка под гроб. Стены украшали те же фрески, что и в залах, полных мертвецов. Кое-где висели более новые гобелены, изображающие героические подвиги воинов или Вестриона, несущего души в рай. У камина стояла статуэтка бога Айрика, держащего в руке полумесяц.

Ревущий в камине огонь обрадовал Кариган. Всепроникающий холод гробниц безжалостно терзал ее, и девушка начала сомневаться, сумеет ли когда-нибудь избавиться от него, отогревшись. Она принялась смотреть на языки пламени. Огонь был живым и теплым в сравнении с обитателями Аллеи Героев. Обнаженная сабля, лежавшая на коленях Кариган, отражала бесконечный танец пламени. Девушке хотелось, чтобы это был ее старый клинок… Сабля Ф'риана Коблбея. Он тоже был героем. Но взять оружие Первой Всадницы с могильной плиты… Девушка поежилась, и на сей раз вовсе не от холода.

— Нам пора идти, — сказал им всем король Захарий. — Надо появиться в назначенный час.

Путники остановились у двойных дверей такой ширины, чтобы прошел гроб и носильщики. Фастион и Бриен вышли в темную комнату снаружи, но вскоре вернулись.

— Там безопасно, мой лорд, — сказал Фастион. Один за одним воины отряда выбирались наружу. Воздух там был гораздо теплее. Кариган показалось, что ее отпустили цепкие руки гробницы и покоящихся в ней мертвецов. Потолок вздымался вверх куполом, не давя на людей, и дышать стало легче.

Комната оказалась часовней Луны, украшенной гобеленами на религиозные темы. Здесь подставка под гроб одновременно служила алтарем. Перед ним стояли деревянные скамьи. В отличие от могил в часовне не было барельефов на стенах, не было и изображений Вестриона. Должно быть, молельню построили много позже, чем гробницы, и она предназначалась не для королевской семьи. Комната отличалась простотой убранства, не было заметно гербов правящих кланов. Вместо этого на стене висел бело-серебряный щит. Часовню посещали простые солдаты и члены их семей.

Гробницы остались за спиной, но в свете лампы, которую держала Бриен, Кариган заметила четыре тела, распростертых на полу, и одно, лежащее на скамье. «Да, может быть, Клинки и не обладают магическими способностями, и все же, как и говорил Фастион, у них есть свои секреты», — подумала девушка.

— За пределами часовни остались еще солдаты, — сказал Фастион.

— Тогда мы не пойдем туда, — ответил король Захарий. Клинок кивнул.

— Мой лорд, — вмешалась Бриен, — я понимаю, что вы идете навстречу опасности, однако мы поклялись охранять мертвых. Следует оставить хотя бы несколько Клинков, чтобы охранять вход в гробницы.

— Знаю, — отозвался король. — Я тоже не хочу, чтобы могильщикам причинили зло или осквернили гробницы. Кроме того, там хранятся сокровища прошлого, которые лучше не тревожить. Если они попадут в недобрые руки, то могут случиться вещи куда худшие, чем простой дворцовый переворот.

— Мой лорд? — удивился маршал Мартел. — Простой переворот?

Захарий улыбнулся маршалу кавалерии.

— Вы сами сказали, что в гробницах скрыто больше знаний, чем во всех библиотеках Селиума.

— Да, это так.

— Здесь хранятся предметы, маршал, которым уже тысячи лет, и они таят в себе силы, которые непонятны нынешних людям.

— Ну и ну, — приподнял бровь маршал кавалерии. Кариган тоже удивилась. Оказывается, Клинки охраняют останки не только древних героев и королей вместе с их сокровищами, но и вещи, скрывающие в себе магическую силу. Оберегают от тех, кто может использовать их во вред народу. От людей вроде Амильтона.

Бриен отобрала четверых Клинков и отправила их обратно в гробницы. Не промолвив ни слова, Фастион обошел подставку под гроб, приподнял гобелен на стене и прижал к холодному камню руку. В часовню устремился сырой и затхлый воздух из коридора за сдвинувшейся в сторону панелью стены.

— А я-то думал, что неплохо знаю замок, — проговорил маршал Мартел.

Король Захарий посмотрел на него с улыбкой.

— В замке очень много вещей, о которых вы и не подозреваете. Этот старый коридор некогда использовали священники. С тех пор прошло много времени, он давно заброшен, и мало кто помнит о нем. Когда мой отец привез меня в столицу, я не думал сидеть без дела. Пока братец изображал при дворе героя-любовника, я исследовал замок и прилегающие земли. Моя непоседливость сослужила теперь неплохую службу.

Король скрылся в темном проходе. Кариган последовала за ним и немедленно поскользнулась на склизком полу. Бриен подхватила ее под локоть и помогла подняться.

— Спасибо, — поблагодарила девушка.

Неровный свет лампы бросал на стены странные тени. С потолка свисала паутина. Странно, в гробницах было так сухо, а в этом проходе со стен стекает вода…

— Где мы? — спросила Кариган.

— Недалеко от поверхности, — ответила Бриен.

Заявление Амильтона все еще звучало в ушах Стевика, когда старая женщина, Девон, подала голос.

— Ты не король, а жалкий щенок, который ничего не знает об управлении страной.

Амильтон с отвращением посмотрел на нее.

— Ты хочешь сказать мне что-нибудь важное, карга, или хочешь только поиздеваться?

— Я служила твоей бабке, твоему отцу и твоему брату, — заявила Девон. — Они были не такими, как ты. Я начинаю сомневаться, в самом ли деле Амигаст был твоим отцом.

Вокруг пальцев Амильтона заискрилась сила. Стевик подумал было, что он набросится на старую женщину, но вместо этого принц запрокинул голову и захохотал.

— Почему я должен слушать все это? Теперь я король. Какую силу имеет твой жалкий голос?

Правитель двора Кроу откашлялся.

— Мой лорд, Клинки…

— Что такое? — спросил Амильтон.

— Они следуют за ней, она управляет ими. Амильтон сошел со своего возвышения и остановился перед предателем законного короля.

— Ты видишь рядом со мной хоть одного Клинка, кроме моей Джендары? — Он обвел рукой тронный зал. — Мои солдаты разыщут всех и истребят. Перед ними будет поставлен тот же самый выбор — присягнуть мне или умереть.

Кроу нервно облизнул губы.

92
{"b":"4744","o":1}