ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обычный ритуал приветствия завершился, и все трое расхохотались. Джейк так крепко обнял Бетти, что даже приподнял ее над полом и заставил взвизгнуть. Когда он ее отпустил, она тут же кинулась наливать ему кофе.

Джейк снял шляпу и уселся на один из высоких табуретов, стоящих вдоль стойки. Бетти налила в керамическую кружку дымящийся ароматный напиток и поставила перед ним. Мел вышел из кухни, чтобы угостить Джейка свеженькой глазированной булочкой с корицей.

Джейк обвел взглядом маленькое кафе, бывшее неотъемлемой частью его детства, так, словно видел все это в первый раз. Он отметил поцарапанные столы и стулья, линолеум, узор на котором давным-давно был вытерт множеством ног, и обшарпанную стойку.

Пара написанных маслом картин на стене свидетельствовала о том, что из заведения Бетти и Мел никто не уходил голодным, даже если у посетителя не хватало денег, чтобы расплатиться. Два пейзажа, запечатлевшие Эль-Капитан — величественный пик Гваделупской гряды — и окружающую пустыню, были платой за еду одного парня, который когда-то давно несколько недель прожил в палатке неподалеку.

— Так зачем же ты приехал? — снова спросила Бетти.

Джейк притворился испуганным.

— Хочешь сказать, что за зиму я уже исчерпал запас твоего гостеприимства? — Он откусил огромный кусок булки и усиленно заработал челюстями.

Бетти шлепнула его по руке.

— Что за глупости ты плетешь! Но ты же недавно приезжал к нам за провизией. Мы не ожидали увидеть тебя так скоро.

Он отхлебнул кофе, обдумывая ответ:

— Думаю, за последние дни мне до чертиков надоела компания себя, любимого. Из кухни донесся голос Мела:

— Бетти, не забудь отдать ему карточку, которую притащил, тот тип пару недель назад!

— Ой, спасибо, что напомнил.

Бетти подошла к старомодному кассовому аппарату и вынула из него визитную карточку.

— Вот она. Парень, что оставил ее, столько всего о тебе расспрашивал: и где ты живешь, и есть ли у тебя телефон или факс или что-нибудь подобное. Я сказала ему, что никто точно не знает, где ты там поселился в этих горах, даже смотрители парка не знают.

Она улыбнулась, напомнив Джейку, что ей известно о незаконном использовании участка земли на территории, объявленной правительством национальным парком.

Заметив, что сообщение не произвело на него особого впечатления, Бетти добавила:

— Он попросил нас отдать ее тебе сразу, как только мы тебя встретим.

Джейк взял карточку и мгновенно узнал эмблему в углу. Адрес был знаком ему до боли:

Промышленное предприятие ЦПИ, Сиэтл, штат Вашингтон. Имя на карточке Джейк видел впервые — он никогда не слышал о Вудро Форестере. Возможно, этот тип устроился на работу в компанию после того, как Джейк уволился. Он положил карточку на стойку и молча продолжил пить кофе.

Бетти ждала ответа в течение нескольких минут, затем сама обратилась к нему:

— Тот парень заявил, что для него очень важно связаться с тобой как можно быстрее. Вроде бы речь шла о чем-то серьезном и срочном. , Джейк откусил еще один кусок булки.

— Это не та фирма, где ты работал?

Джейк прожевал булочку и отхлебнул еще кофе, прежде чем ответить:

— Все это было слишком давно.

Бетти посмотрела на него с недоумением.

— Не так уж давно, если хочешь знать. Разве ты вернулся сюда не в прошлом году?

— Тринадцать месяцев назад. Она кивнула в знак согласия.

— Не такой уж большой промежуток времени, если подумать. А как долго ты там проработал?

— Почти пять лет… Но сейчас мне кажется, с тех пор прошла целая вечность.

Бетти подняла бровь и постучала по карточке коротеньким пухлым указательным пальцем.

— Ну что сказать, молодой человек, похоже, эта самая вечность теперь пытается тебя догнать.

Джейк сунул карточку в задний карман джинсов.

— Только если я позволю ей это сделать. Джейк снова откусил от булочки. В жизни он не ел ничего вкуснее приготовленных Мелом булочек с корицей. Ради них стоило проделать долгий путь с горных вершин.

Он оторвал взгляд от своей чашки и заметил наконец, что Бетти все еще пристально на него смотрит. Как только их глаза встретились, она вновь заговорила:

— Как думаешь, чего ему от тебя нужно?

— А кто его знает? — Больше всего Джейку хотелось перевести разговор на другую тему, но он слишком хорошо знал Бетти, чтобы надеяться на успех.

— Может, позвонишь ему?

Это вообще ни в какие ворота не лезло.

— Еще чего не хватало!

— Значит, по-твоему, не о чем беспокоиться?

Джейк выпрямился, пытаясь справиться с раздражением. Бетти ничего не известно о причине его увольнения. Знал о ней только Брок Адаме, руководитель компании. Когда Джейк ушел, щекотливая тема точно ни с кем не обсуждалась.

Кто бы ни стоял за Форестером, Джейк надеялся, что это не Брок Адаме.

Бетти все еще пожирала его глазами.

— Слушай, Бетти, если я даже и позвоню, то только зря потрачу время. Мне нечего сказать ни ему, ни кому-либо другому из компании. Я уже не являюсь частью того мира. — Он повернулся к окну, и его взгляд скользнул по горным вершинам. — Теперь моя жизнь здесь. Я вернулся к своим истокам.

— Знаешь, Джейк, — проговорила Бетти, — ты можешь уболтать кого угодно, но лично я хорошо помню, как тебе пришлось вкалывать все эти годы, чтобы выучиться. Я же все время была рядом. Ты брался за любую работу на неполный рабочий день, потому что не хотел принимать помощь от нас с Мелом, как бы тяжело тебе ни было. Даже добился стипендии, а уж я-то знаю, чего это тебе стоило. И в результате ты смог получить необходимое образование, чтобы выбиться в люди в этом вашем мире бизнеса. И теперь можешь мне не доказывать, что все твои усилия ничего для тебя не значат. Все равно не поверю!

Джейку казалось, что женщина защитилась на этой теме. Может, ему просто понадобилось взглянуть на все со стороны, особенно сейчас, когда у него появилось свободное время? В конце концов. Промышленное предприятие ЦПИ не единственная компания в мире, даже если он и потратил впустую несколько лет, готовясь стать преемником Брока Адамса и считая работу в компании смыслом своей жизни.

Увольняясь, Джейк больше всего на свете мечтал оставить мир бизнеса далеко позади. Он вернулся в Гваделупские горы в поисках душевного покоя, в попытке примириться со сделанным выбором.

Он проигнорировал лесничих с их запретами селиться на территории национального парка. Ему доставляло удовольствие водить их за нос все то время, пока он превращал построенную им еще в детстве, лачугу во вполне комфортабельное жилище.

В результате Джейку удалось добиться нелегкого, но мирного сосуществования. Он не обращал внимания на лесничих, и они оставили его в покое.

Месяцы тяжелого физического труда пошли на пользу Джейку. Наконец-то он примирился с самим собой. Он принял тот стиль поведения, с которым собирался жить дальше, и определил, какие границы переступать не следует. Горы стали для него исцелением. Возможно, этот период времени был ему необходим, чтобы оценить открывающиеся перед ним перспективы и принять правильные решения.

Одним из таких решений было никогда больше не возвращаться в Сиэтл — к тому образу жизни, который когда-то казался ему единственно возможным.

Мел вышел из кухни, чтобы налить себе чашечку кофе. Он на мгновение окинул взглядом Джейка и спросил, подмигнув:

— А как насчет партии в домино? Джейк кивнул.

— Звучит заманчиво.

Он взял свою чашку, шагнул за стойку, чтобы снова ее наполнить, и последовал за Мелом к одному из столиков в конце зала. Поставив чашку на стол, он снял куртку и повесил ее на ближайшую вешалку, а затем уселся напротив старика.

Мел и Бетти заменили ему родителей. Джейк любил их верно и преданно и был благодарен за все, что они для него сделали. Но все же он не обсуждал с ними своих поступков и решений, зная, что, несмотря на всю их любовь к нему, они с трудом его понимают.

Он ни разу не удосужился поговорить с ними о своих чувствах. Никогда. Слишком рано он понял: чтобы выжить в этом мире, полагаться следует только на самого себя, и ни на кого другого. Джейк ни с кем никогда не говорил о себе, о своих целях в жизни, о своих мечтах.

2
{"b":"4749","o":1}