Содержание  
A
A
1
2
3
...
31
32
33
...
181

Охота на Б. производится при помощи особых собак, называемых таксами. Впущенная в нору такса, добравшись до барсука, начинает на него лаять и даже грызться с ним. По тому направлению, откуда слышатся звуки, разрывают землю или убивают барсука, большею частью тою же лопатою, которою роют яму, или же прижимают его к земле специальными вилами и, затем, сострунивают его живым. Иногда таксы сами задавливают барсука и выкапывают его уже мертвым: в тех же случаях, когда норы имеют несколько выходных отверстий, их или затыкают или же стреляют выбегающих из них барсуков из ружей. В России охота на барсуков с таксами распространена преимущественно в Привислянском крае.

Бархатцы

Бархатцы (Tagetes L.) — род разводимых в садах мексиканских растений из семейства сложноцветных. Головки у представителей этого рода средней величины, с цилиндрическим покрывалом, состоящим из одного ряда сросшихся между собою листочков; краевые женские цветки — язычковые; семянки линейные, к основанию суженные; летучка — из неодинаковых пленочек, из которых одни тупые, другие заострены в ость. Листья — перисто-рассеченные, с просвечивающими железками. Запах растений чрезвычайно неприятный. Обыкновенно разводят: Т. patula L., с оранжевыми или буроватыми язычками и отстоящими ветвями стебля, и Т. erecta L., с желтыми язычками и вверх стоящими ветвями. Листья употребляются в Мехико от перемежающейся лихорадки, худосочия, запоров и как мочегонное и потогонное средство, а в больших дозах, как рвотное.

Барщина

Барщина или Боярщина (лат. angaria, среднев. corvea, нем. Frone или Frondieust, франц. corvee, польск, pansczyzna) — термин означающий повинность, отбываемую крепостными и временно обязанными земледельцами, в пользу землевладельца, по большей части за предоставление в их пользование части земли последнего заключающуюся в даровом обязательном, преимущественно сельскохозяйственного характера, труде. Из этого определения мы можем вывести главнейшие принципы этого института. 1) Барщинная повинность заключается в труде, чем она и отличается от повинностей, заключающихся в доставлении денег или естественных произведений труда. 2) Труд этот обязательный, т. е. независящий от свободного взаимного соглашения отдельных лиц, а прямо вытекающий из раз установившихся между сторонами отношений, в большинстве случаев получивших законодательную санкцию; этим существеннейшим своим признаком Б. отличается от труда свободного и подлежит критической оценке лишь в сравнении с ним; в виду этого же признака, под понятие Б., в тесном смысле слова, не может подходить обусловленный добровольным соглашением сторон земледельческий труд, заступающий место денежного платежа за пользование землей при срочном найме ее. Кроме того; это труд даровой, отбываемый лишь в виде вознаграждения за пользование землею, но не требующий сам вознаграждения, чем Б. и отличается от так называемых «принудительных работ». 3) Барщинная работа исполняется в пользу землевладельца

— феодального сеньора на Западе, помещика или вотчинного боярина у нас, каковыми являлись лица высшего привилегированного сословия, отчего и произошли ее немецкое (на старо верхне-германском наречии «fro» означало господина), русское, (от «боярин») и польское (от «pan» — господин) названия; этот признак служит отличительной чертою Б. от обязательных работ, отбываемых в пользу государства или общины, как наприм. проведение дорог, постройка плотин и т. п., входящих в разряд так называемых натуральных государственных или общественных повинностей. 4) Исполнение работ, составляющих содержание этой повинности, лежит на крепостных и временно обязанных, одним словом зависимых от землевладельца земледельцах, почему как возникновение, так и прекращение Б. тесно связано с установлением и отменою крепостного права, являясь одним из важнейших его элементов; при этом необходимо обратить внимание на отличие Б. с одной стороны от работ, принимаемых на себя свободным человеком взамен наемной платы, с другой от невольничьего или рабского труда. Что касается первого различия, то характеристическою его чертою является срочность договорного отношения и возможность одностороннего прекращения его, при известных условиях, должником, не говоря уже об определенности обязательства, которая хотя и не чужда барщине, но далеко не является при ней общим правилом. Обращаясь ко второму противопоставлению, нельзя не заметить, что рабство, всецело охватывающее личность и приравнивающее раба к вещи, не оставляло ему ни малейшего простора деятельности, не признавало за ним никаких ни личных, ни имущественных прав, почему как всякая работа раба, так и произведения ее считались собственностью господина и на. значение их вполне зависело от произвола последнего. Крепостная же зависимость в обширном смысле; т. е. обнимающая собою все другие более или менее ей родственные по своему характеру состоят подчиненности, почти во всех степенях своего проявления, не отрицала в крепостнике человеческой личности и по крайней мере de jure оставляла ей известный простор деятельности; это давало подвластному лицу возможность обращать часть своего труда на обработку предоставленной ему землевладельцем в пользование земли. Этот последний признак можно, однако, считать свойственным Б. лишь в тесном ее смысле, так как, при дальнейшем историческом развили этого учреждения, под понятие Б. в обширном смысли можно подвести и всякие другие личные услуги, оказываемый господину зависимыми земледельцами, а также земледельческие и др. работы или личное услужение подчиненных ему «дворовых людей», не пользовавшихся землей. Необходимо еще провести грань между барщиною, как повинностью, вытекающею из домениальных, т. е. связанных с землевладением, прав господина и некоторыми свойственными феодальному устройству обязанностями доминикальными, обусловленными личною связью вассала с сюзереном и лежащими не на одном низшем сословии, как напр. обязанность становиться под знамя сюзерена, оказание известных формальных услуг и т. п. По способу производства работ Б. обыкновенно подразделяется на пешую) (Handfrone) и конную (Spannfrone). Первая заключается в ручной работе крепостного земледельца, вторая — отбывается им с его же скотом и упряжью.

В истории Б. появляется лишь в средние века; древнему классическому Миру она была неизвестна (особое мнение см. Fustel de Coulanges, «Recherches snr quelques problemes d'histoire», 1885). Как в Греции, где занятием граждан была исключительно политическая деятельность так и в Риме, признававшем первоначально хлебопашество промыслом благочестивым, надежным и весьма достойным зависти (maximaeque pius questus stabilissimusque nimisque invidiosus), свободный земледельческий труд рано был заменен рабским трудом. Барщину нельзя видеть в той помощи, которую оказывали клиенты, люди свободные, своим патронам, а установившийся в конце императорского периода колонат покоится не на барщине, а на оброке (tributum). Не входя здесь в подробное исследование о моменте возникновения барщины, заметим, однако, что по всей вероятности она установилась не тотчас же после занятия римских провинций германскими племенами. Тацит в своей книге о Германии, упоминая о существовании там крепостного состояния, говорит: «рабы находятся у германцев в ином положении, чем наши, между которыми распределены отдельные домашние службы. У каждого усадьба, свое хозяйство. Господин только налагает на них, как на колонов (ut colono) известный оброк хлебом, скотом, одеждою — и в этом все рабство» (De Germania, cap. XXV). Отсюда легко заключить, что этот подчиненный класс, о котором говорит Тацит, не представлял из себя невольников, работавших на хозяина, а лишь мелких, самостоятельных хозяев, прикрепленных к земле, за которую они платили не барщиною, а оброком. Подтверждением того взгляда, что Б., как законченное и принятое уже обычаем учреждение, не была принесена германцами или введена ими сразу после завоевания принадлежавших Риму земель, служит как незначительное сравнительно количество земли, отбиравшееся германскими завоевателями у местного населения так и отсутствие необходимости прибегать к барщинному труду крепостных при существовании достаточного количества рабов, к которым причислялись и военнопленные. Затем в истории сохранились свидетельства о хорошем обращении варваров с побежденными, побуждавшем многих подданных Рима, угнетенных повинностями или ярмом невольничества, переселяться в занятые германскими племенами провинции. Обязательный барщинный труд окончательно установился одновременно с всеобщим закрепощением личности при формировании феодальной системы. Глубокая пропасть, образовавшаяся между государственным управлением и низшими классами населения, бессилие политических учреждений, общая неурядица, вызванная постоянною борьбой отдельных феодальных владельцев, одним словом все условия жизни периода первых столетий средних веков, привели к совершенному уничтожению личной безопасности для каждого, кто не был достаточно силен подчинить себе других. Мирные сельские жители, не будучи в состоянии защищаться сами, должны были искать защиты и покровительства (mundoburgum) у более крупных землевладельцев, которыми в то время являлись слагающееся в обособленное сословие дворянство и могущественная своим влиянием церковь; сельские обыватели, хотя и не всегда имущественно несостоятельные, поступали под власть церкви путем «прекария» или значительных землевладельцев посредством «коммендации», т. е. отдавали им свои земельные участки, чтобы получить их обратно, в виде «бенефиции», за известные денежные или натуральные повинности, становясь таким образом их «подзащитными» ("Schutzherliche). Повинности эти, кроме обязанности помогать в случае войны, состояли первоначально в уплате определенного чинша (census, zins) деньгами или натурою, но впоследствии, с расширением землевладения сюзеренов и образованием так называемых «латифундий» (latifundia), возделывание которых требовало не мало рабочих рук, защитники — сюзерены стали постепенно заменять оброк, платимый им подзащитными, барщинным даровым трудом последних. Примером подобного произвола может служить сохранившийся в памятниках рассказ. относящийся к 940 г., о Гонтране Богатом, Габсбурге, владельце Волена в Ааргау, который вместо условленной за защиту платы стал требовать от подчинившихся ему крестьян работы на своем поле, и когда они отказались добровольно исполнить его желание, принудил их к тому силою. Кроме того процесс феодализации, вполне подчиняя сеньору личность колонов и закрепощая мелких свободных землевладельцев, способствовал вместе с тем облегчению участи настоящих рабов, положение которых постепенно приравнивалось к положению крепостных, и таким образом вносило мало-помалу в понятие крепостничества некоторые начала, преимущественно свойственные институту рабства, а главным образом, важнейшее из них — подневольный труд. Установившаяся таким образом одновременно с феодализацией и закрепощением Б. вскоре распространилась по всей западной Европе, за исключением весьма немногих счастливых местностей, которых не коснулось это исчадие установленного варварами феодализма и отжившего свой век римского рабства. Нужно заметить, что тягость барщины не везде была одинакова; в различных государствах она достигла различной степени развития, в зависимости от тех или других обстоятельств; она была еще сносною там, где обычай или законодательство определяющей ее содержание и пределы, и доходила до чудовищных форм и размеров в тех краях, где произвол землевладельца не встречал никаких ограничений.

32
{"b":"4756","o":1}