Содержание  
A
A
1
2
3
...
74
75
76
...
181

С XV в. появляются печатные издания Ветх. Зав. Прежде всего, в 1477 г., явились (кажется в Болонье) Псалтирь с комментариями Кимхи; а потом, в 1488 г., в Сонцино (Милан. герцог.), весь Ветхий Завет, в малый лист. Это первое печатное издание всего Ветх. Завета. Второе издание, отличное от первого во многом, явилось в Брешии, в 1404 г.; им пользовался Лютер при переводе Ветх. Зав. и, по имени типографа, оно называется Герсонским. Важнейшие издания по порядку времени следующие: Biblia poliglotta Complutensis, изд. 1514-1517 г. в Испании, в Алкале (у римлян Complutum); Biblia Rabbinica, изд. в Венеции 1525-1526 г. под редакцией и с примечаниями ученого еврея Такова бен Хаима. От этих трех изданий произошли все другие, как то: Антверпенская Biblia poliglotta 1569-1572, изд. на средства Филиппа II Испанского, под редакцией испанского ученого Арии Монтана, она иначе называется Biblia regia. Э. Гуттера, в Гамбурге (1687) и след. Иог. Буксторфа, знаменитого ориенталиста и знатока раввинской литературы, в Базеле (1611). Иос. Атиаса еврейского ученого и амстердамского типографа (Амстердам, 1661 и 1667). Не упоминая о других более новых, хотя и очень верных изданиях, следует заметить, что кроме текста очень рано стали появляться в изданиях варианты, выбранные из различных списков и необходимые руководства, чтобы ориентироваться в этом материале для восстановления правильного текста. В этом отношении особенно замечательны издания англичанина Кенникотта и пармского профессора, итальянца де Росси; первый сличил около 600 еврейских рукописей и извлек из них варианты в своем издании 1776-1780, а второй для своего издания 1784-1788 имел около 700 рукописей. Этими громадными трудами пользовались в своих изданиях Дедерлейн и Мейснер (1793) и Ян (1806).

Все новозаветные книги написаны на греческом языке, за исключением, может быть, Евангелия Матфея, которое, по мнению некоторых, первоначально было написано по-арамейски и потом уже переведено на греческий язык. Относительно характера языка новозаветных книг на Западе тянулся долгий спор в XVII и даже в XVIII в. между, так называемыми пуристами, с одной стороны, и гебраистами или эллинистами, с другой. Пуристы утверждали, что язык новозав. писаний есть чистый греческий язык, не уступающий по чистоте языку классиков, свободный от всяких солецизмов и барбаризмов, и в частности от гебраизмов. Гебраисты в новозав. языке находили очень много гебраизмов и вообще не признавали языка чистым. Победа в споре осталась за гебраистами. Если тогдашний греческий язык, так называемый александрийский диалект, во многом отличается от языка древних классиков, то язык новозаветный по своему гебраистическому характеру в свою очередь отличается и от александрийского диалекта (С. Смирнов, «Филологические замечания о языках новозав. в сличении с классическим при чтении Послания ап. Павла к Ефесеям», Москва, 1873). До книгопечатания новозаветные книги, как в ветхозав., распространялись чрез переписывание и подвергались, как всякие другие писания, искажениям и изменениям. Теперь считают в Новом Завете около 80000 вариантов. Впрочем, надо заметить, большинство этих вариантов касается самых незначительных мелочей, и при сличении с более исправными списками они прямо объясняются и оказываются простыми ошибками и описками. Новозаветный текст очень рано был подвергнут ученым наблюдениям и исправлениям, и очень рано составлялись правильные, критически проверенные списки. Между такими трудами в древности особенно замечательны были труды знаменитого александрийского ученого Оригена (умер в 254 г.), антиохийского пресвитера Лукиана (умер в 311 г.) и египетского епископа Исихия.

Печатные издания Нового Завета появились позднее изданий Ветхого Завета. В первый раз весь Новый Завет появился в Комплутенской полиглотте, в 1514 г. Новый Завет здесь составляет пятый том (первые четыре тома обнимают Ветхий Завет на еврейском, халдейском, греческом и латинском языках, в шестом томе помещен словарь с грамматикой. Новый Завет здесь издан не критически, по новым и несовершенным рукописям и не везде правильно). В 1516 г. в Базеле под редакцией Эразма Роттердамского Новый Завет был издан с латинским переводом и с критическими примечаниями. У Эразма под руками было менее списков, чем у комплутенских ученых — только пять и самый древний Х в. Это издание немного отличается от комплутанского. Дальнейшие издания представляют подражание или комплутенскому или эразмовскому, или смешивают то и другое. Таково например, издание Роб. Стефана (Париж, 1546 и 1549 г.), но особенною известностью пользовалось его третье издание — edilio regia — 1550 года. Но Роберт Стефан в первый раз разделял Новый Завет на стихи. Более удовлетворительно издание Т. Безы, первое греко-латинское издание (Париж, 1565). Пользуясь главным образом изданием Т. Безы, но не упоминая о нем в своем хвалебном предисловии, лейденские типографщики бр. Эльзевиры выпустили в 1624 г. свое издание. Оно повторялось много раз и получило название texlus receptus (общепринятый текст). Правда, он был очень распространен, но самым исправным его назвать нельзя. С эльзевирского издания 1678 г. сделано было наше московское издание 1821 года. В лондонской полиглотте Бриана Вальтона, еп. честерского, 1657 г., у Фелля, еп. оксфордского, 1675 г. и Джона Милля, 1707 г. вместе с текстом собраны различные варианты и замечания из многочисленных рукописей для критических работ над историей текста. Этим богатым материалом воспользовались для исправлены текста англичанин Эдв. Гарвуд (Лондон, 1776 г.) и немцы Иог. Иаков Ветштейн (Амстерд., 1751-1752 г.) и И. Альб. Бенгель (Тюб., 1734 г.). Весь до тех пор собранный материал Бенгель разделил на две группы — африканскую и азиатскую: первой он отдавал преимущество перед последнею и особенную важность в деле критики текста придавал согласию александрийского манускрипта с древним латинским переводом, двух главных памятников африканской группы. Весь новозавет. текст Бенгель пересмотрел при помощи уже довольно богатого материала, но в исправлении текста был очень осторожен, допуская только такие чтения, которые встречались в каком-нибудь прежнем печатном издании; только Апокалипсис был исправлен на основании рукописи. Дальнейшие работы над новозаветным текстом было совершены в широких размерах, с большею смелостью и значительными результатами: И. Иаковом Гризбахом, галльским и иенским профессором (умер в 1612 г.). Кар. Лахманом (умер в l85l г.) и наконец лейпцигским профес. Константином Тишендорфом (умер в 1874 г.). Гризбах в основу своего издания положил текст эльзевиров, но изменил его в весьма многих местах; на основании своего критического метода Гризбах, подобно Бенгелю. весь богатый материал делит на три редакции: александрийскую или восточную, западную и константинопольскую. Александрийская редакция была распространена в древности в Египте и на Востоке, отличается правильностью языка, начало свое получила в первой половине III в. Западная получила начало около времени Тертулиана, была распространена в Африке, Италии, Галлии и друг. западных провинциях; отличительный характер ее экзегетический, т.е. она стремится темные места уяснить посредством глосс и описаний, удерживая при этом шероховатости в неправильности языка с гебраизмами и арамеизмами. Константинопольская редакция, от конца IV века, распространена по Греции, Малой Азии и соседним провинциям и составляет смесь двух первых. Важнейшею в деле исправления текста он считает александрийскую редакцию, а потом западную. Противником Гризбаха был Хр. Фр. Маттей. Он, на основами просмотренных им более сотни манускриптов Московской синодальной библиотеки в своем издании (1782-1788 года, 12 томов), отдает предпочтение константинопольской редакции. С ним соглашается и Авг. Шольц (1830 г., второе издание в двух томах 1836 г.). Кар. Лахман во многом не соглашается с Гризбахом. Он находит в настоящее время, при теперешней подготовке, невозможным восстановить первоначальный текст, и своею задачею поставляет восстановление только древнейшего текста, т.е. восстановление текста в том виде, как он был в древних, дошедших до нас памятниках, в прежде всего восточных, а когда свидетельство их оказывается несогласным между собою, тогда уже и западных. Задача Лахмана и план его важны, но выполнены неудачно. Желая восстановить древнейший текст, он берет в основу текст конца IV в., не самый древний из дошедших до нас, и притом не самый исправный; произвольно ограничивается немногими рукописями, преимущественно восточными; при выбору правильного чтения руководится лишь систематическим методом: какое чтение больше раз встречается в его рукописях, то он и считает более правильным (стереотипное издание 1831 г., большое в двух томах 1842-50 г. в Берлине). Ни один из предыдущих издателей не располагал такою громадною массою критического материала, какою располагал Кон. Тишендорф. Воспользовавшись всем, что найдено было до него, он открыл много нового и во многих случаях проверил и снова сличил старое, уже известное другим. Имея в виду, что при критических изданиях имеет значение не только критически аппарат, но и метод, посредством которого он прилагается к восстановлению и исправлению текста, Тишендорф точно определил начала своей критики и подробно изложил их в предисловиях к своим изданиям. Высшею задачею и целью критики Тишендорф ставит не восстановление лишь относительно древнего текста, как Лахман, и не частичное и отрывочное исправление погрешностей общепринятого текста, но восстановление во всей полноте первоначального подлинного текста апостольского или по крайней мере возможно близкого к нему. По мнению Тишендорфа, при настоящем состоянии науки можно восстановить текст в том виде, как он был во II веке. Задача Тишендорфо весьма почтенна, критические приемы целесообразны и многое достигнутое им вполне признано наукою. Тишендорф выше своих предшественников, но тем не менее и его работы встретили важные и справедливые возражения. Нужно заметить, что у него в различных изданиях существуют серьезные разногласия: в первом издании (два тома, Лейпциг, 1841 г.) он примыкает к Лахману, а в следующих (именно во втором, Лейпдиг, 1849 г. и в так наз. editio septima, Лейпц. 1859, и в восьмом — последнем, Лейпц., 1869-72) оставляет Лахмана и приближается к Гризбаху. Почти в каждом новом издании Тишендорф изменяет свои мнения о правильности чтения многих мест. Таким образом определенного Тишендорфовского текста и нет вовсе. Всех Тишенд. изд. 22, но только 8 признаются самим Тишендорфом критическими; важнейшими считаются следующие четыре: первое — 1841 г., третье — 1849 года, восемнадцатое или editio septima critica major — 1859 и двадцатое или editio VIII critica major — 1869-72. Новейшее замечательное издание, с ученым введением, цитатами и орфографическими примечаниями, принадлежит Весткотту и Хорту (Westcott u. Hort, «The New Testament in the original Greek», 2 т. Лондон и Кембр., 1881).

75
{"b":"4756","o":1}