ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Гончие собаки

Гончие собаки, по породам, разделяются на восточных, западных и брудастых. Общие признаки гончих восточных пород заключаются в следующем: нос — плоский, волчий; череп с гребнем на затылке; лоб пологий; уши всегда углом, короткие и высоко поставленные; грудь не широка, но выпукла; ноги толстокостые и с развитою лапою; шпор (прибылых пальцев) не бывает; гон (хвост) короткий, изогнутый кверху, псовина (шерсть) на морде и на ногах короткая, на спине и боках длинные, с густым подшерстком, на шее же часто образует гриву, как у волка; масть — преимущественно волчья; подпалины (пятна) бывают только желтые, различных оттенков, постепенно сливающиеся с главною мастью; конец хвоста всегда белый. К описанной группе принадлежат: костромские Г., ростом до 14 врш., отличающиеся необыкновенно сильным чутьем, красивым голосом и вязкостью, старинные русские Г., ростом до 16 вершков, замечательные выносливостью и неприхотливостью, но также грубостью и отчаянною злостью; русские пешие Г., ростом около 10 — 12 врш., менее резвые, но очень смелые и злобные к зверю; англо-русские Г., наиболее распространенные, происшедшие от скрещивания русских Г. с фоксгоундами, и арлекины, отличающиеся светло-серою мастью с мелкими черными пятнами и синевато-белыми глазами, замечательные голосом, злобностью и азартностью. Западные Г. имеют выпуклый лоб, толстую тупорылую морду, круглые, тонкие и длинные уши, псовину короткую, без подшерстка, в длинный тонкий хвост; встречающиеся подпалины бывают резко очерчены от остальной масти. Древнейшая порода западных Г — французские Г. св. Губерта, сохранившиеся в чистом виде в одной Англии (bloodhound), где они служат комнатными собаками. Масть Г. св. Губерта бывает как черная с рыжими подпалинами, так и белая, с желтыми пежинами (королевские Г., les blancs du roi); рост их достигает 18 врш. От черной разновидности этой породы произошли Г. нормандские артезианские и гасконские, от белой разновидности — Г. сентонжские, пуатевенские и вандейские, от различных помесей тех и других образовались Г. фарфоровые (небольшого роста), арьежские и овернские. К типу Г. св. Губерта очень подходят польские тяжелые Г., отличающиеся большим ростом, массивною головою, с надутыми кровью глазами и веками и короткою лоснящеюся шерстью черной или черно-пегой масти в подпалинах ярко или темно красного цвета. Эти Г. очень красивы, чутьисты, обладают хорошими голосами, но очень пеши (медленны) и мало выносливы: в последних двух отношениях их значительно превосходят польские паратые (резвые) Г., среднего роста, блестяще-черного цвета, в ярко-красных подпалинах. От скрещивания польских Г. с восточными Г. произошли польские огары, огромного роста, и курляндские Г, массивные собаки, небольшого роста. Кроме них, в Литве разводится польская маленькая или заячья Г., складом и отчасти цветом похожая на лисицу. Английские паратые Г., известные также. под названием лисогонов или фоксгоундов (Foxhound), небольшого роста собаки, разделяются на несколько отдельных пород. Все они употребляются только в стаях и особенно годны для быстрого сганивания (ловли) зверя. Из мелких пород лисогонов наиболее известны харрьеры и бигли . Много общего с лисогонами имеют оленьи Г. (Sladbound), ростом до 16 врш. К западным же Г. должны быть причислены немецкие ищейки (Schweisshund), употребляемые для выслеживания раненого зверя. Брудастые Г. произошли от весьма давних скрещиваний овчарок с различными Г. в отличаются круглым черепом с сильно развитым затылочным гребнем, короткой мордою и круглыми ушами; все они более или менее пешие, но злобные, настойчивые в преследовании и обладают жалобными голосами. Во Фрации известны следующие породы брудастых Г. (гриффонов): серые гриффоны св. Людовика, рыжие бретонские, вандейские, бресские и нивернейские, собаки эти среднего роста, имеют жесткую шерсть, торчащие брови и усы и длинные уши. Русские брудастые Г. встречаются ныне очень редко роста крупного (до 17 врш.), масти обыкновенно серой, характера свирепого, упрямого и сварливого; обладают хорошим чутьем, неутомимостью и «мертвою» злобою к зверю. В Англии из брудастых Г. особенною известностью пользуются выдровые собаки (Otterhound), употребляемые специально для охоты на выдру; они большого роста и настолько выносливы, что могут плавать без вреда для здоровья даже при появлении льда.

Охотничье назначение Г. состоит в том, чтобы, найдя чутьем след четвероногой дичи, гнаться с лаем по этому следу и преследовать дичь или до полного изнеможения ее или же до выставления (нагона) ее на охотника. Свойства хороших Г. заключаются в вязкости (продолжительном преследовании), верности (лае только по преследуемой дичи), полазистости (умение разыскать дичь), нестомчивости (неутомимости во время продолжительного преследования), хороших голосах (сильном, чистом и звонком лае), хорошем чутье, стайности (способности гонять стаею, не отделяясь друг от друга), нозывистости (послушании к вызову) и вежливости (повиновении охотнику, а также равнодушии к домашнему скоту). Приучение Г. к тону (преследованию) называется наездкою, наганиванием или нахаживанием и производится, обыкновенно, весною и, затем, в августе, перед началом охоты; раньше еще Г. приучают к смычку, т. е. к смыканию их попарно короткою цепью за ошейники, к рогу, служащему для вызова их и к виду домашнего скота, чтобы они на него не бросались. Г. употребляются для охоты псовой, парфорсной и ружейной. Ружейная охота заключается в том, что Г. заводят в остров (лесное отъемистое место, где водится дичь), размыкают их (снимают смычки), и они, напав на след дичи, с лаем гонять её; охотники же размещаются на заранее определенных лазах — местах, удобных для прохождения зверя, или же, руководствуясь лаем, «перенимают» его на пути и затем стреляют в него. С Г. охотятся на зайцев, лисиц, волков, оленей, диких коз, кабанов, иногда же на лосей и даже медведей. Ружейная охота с Г. распространилась у вас из Польши и получила особенное развитие после уничтожения крепостного права, повлиявшего на уменьшение псовых охот. Содержание Г. в польских губерниях обложено пошлиною по 6 руб. в год за каждую. Ср. Н. Кишенский "Записки охотника Тверской губ. о ружейной охоте с Г. " («Природа и Охота», 1879 — 80); «Описапие типичных признаков охотничьих собак» (СПб., 1888); А. Дубинский, «Ружейная охота с Г.» («Охотничья Газета», 1890); Е. Артынов, «Собачий хор» (там же, 1891).

Гор

Гор — древнеегипетское божество, сын Изиды, рожденный ею, по большинству сказаний, без участия Озириса, после его смерти, и усыновленный им. Представление об этом боге пережило три фазиса. Сначала он — дитя, воспитанное Изидой и Нефтидой, в потаенном месте болоте Буто. Затем он является «мстителем за отца», когда, не предупредив Изиду, покинул свое убежище и начал жестокую и продолжительную борьбу с Сетом, которого сделал бессильным, сам лишившись при этом глаза. Побежденному Сету была оставлена жизнь и свобода; боги, примирившись, очистились и уврачевались от повреждений. Себя признал Г. наследником Озириса, а Сету тоже дал часть во владычестве . Теперь представление о Г. вступает в третий фазис: ему принадлежит всемирная власть, он "Гор богов-, «великий Гор» (Горур). Царствование его продолжалось 300 л.; ему наследовал Тот, т. е. мудрость, затем Маат — справедливость, наконец «шесу Гор» — служители Г., жрецы. Почитание Г. в различных местностях Египта соответствовало тому, какой фазис его мифа выдвигался на первый план. В Дендерах, Эдфу в др. он носил специальное название «соединителя обеих земель» (сам-тауи); в Панополе и Конте его представляли в фаллическом виде, отождествляя с Хемом. Здесь он являлся, между прочим, защитником Египта от восточных варваров; вообще он был национальным богом-покровителем, в противоположность Сету — покровителю пустыни и азиатов. Особенная форма Гора — Гармахис . На счет значения мифа существует несколько мнений. Большинство ученых (Бругш, Эд. Мейер, Масперо, Ланцоне и др.) считают Г. богом солнца, возродившегося на другой день после заката, и в борьбе с Сетом видят борьбу света с тьмой. Видеманн различает двух одноименных богов: Гора, сына Озириса и Изиды, и Гора, бога солнца, Гора-ура, который еще в доисторическое время был отождествлен с первым. По мнению Strauss и Torney («Entstehung and Geschichte d. altaegypt. Gotterglaubens»), Г. олицетворял собой небесную лазурь, свет, и культ его явился следующим образом: по смерти Озириса, г. е. после победы противников его культа, приверженцы его продолжали тайно служить ему; любовь к гонимому богу была Изидой, в которую он заронил семя — надежду на лучшие времена. Дело шло о борьбе с богом, а ее мог начать только другой бог, который должен был быть возродившимся Озирисом, его сыном. Г. явился богом будущего, предметом надежд, обетования; это был первый период представления о нем, чему соответствуют и его имена: «дитя», «мальчик» и т. д. Учение о нем держалось в тайне; отсюда сказание о его тайном воспитании, Окрепши, его приверженцы, без ведома своих более осторожных вождей, вступили в борьбу с поклонниками Сета и, победив их, не истребили, так как партия противников была еще сильна и, главное, ей удалось завладеть «глазом Гора», т. е. вождями его последователей. После победы произошло примирение; побежденным поручено охранять северные границы; отсюда представление о Сете, получившем в удел Нижний Египет. Сет остался страшным богом силы, Г. — праведным и милостивым. Уже в титулах древних царей оба бога стоят рядом, примиренными, и оба оказывают покойным царям помощь в преисподней. Г. был третьей и конечной формой проявления божественной силы; он истребил в мире все богопротивное и явился богом по преимуществу духовным, чему соответствует и символ его — парящий кобчик. Сказанем о Горе заключается цикл древнейших мифов. В позднейшие времена иероглиф Г. — кобчик — употреблялся, как идеограмма слова «бог». Г. изображался в виде кобчика или с головой кобчика или ястреба, с различными коронами, со скипетром и знаком жизни в руках. Встречаются изображения в форме сфинкса с головой кобчика; есть изображение о 7 головах различных животных (Неаполь, Museo Norion), а также масса изображений различных эпизодов борьбы с Сетом. Греки сопоставляли Г. с Аполлоном, видя в нем бога света; культ его перешел за пределы Египта, но большого распространения не получил. Место Г. в Александрийской триаде занял Гарпократ, культ которого проник в на запад, особенно в Рим; в мистериях он являлся олицетворением воскресения. Б. Тураев.

71
{"b":"4758","o":1}