Содержание  
A
A
1
2
3
...
71
72
73
...
161

В. Р — в.

Чукотская земля

Чукотская земля или Чукотский полуо-в — сев. вост. оконечность Азиатского материка, населенная чукчами.

Чум

Чум (= шалаш) — конический шалаш из жердей, покрываемый берестой, войлоком или оленьими шкурами; форма жилища, распространенная по всей Сибири от Уральского хребта до берегов Великого океана, у финских, тюркских и монгольских племен. Историки жилища признают эту форму первым опытом искусственно создаваемого жилья, к которому человек обратился от полых, дуплистых деревьев и пещер. Первообразом Ч. могли служить прислоненные наклонно к дереву ветви. В Европейской России Ч. утратил свое былое назначение и обратился в служебную хозяйственную постройку: у черемис, вотяков, чуваш, татар его жердяной остов служит овином (шиш); покрытый соломой; он прикрывает ход в погреб. У западных финнов — в сев. Финляндии и Карелии — он под именем коты служит в летнее время кухней. Посредине Ч., под отверстием в его вершине, помещается здесь обыкновенно очаг, сложенный из мягких камней. Такого же рода кухни из еловых жердей встречались в 1840-х годах у истов; на острове Даго и около Феллина кота с таким назначением была в ходу в конце XIX в., существует, вероятно, и теперь, но феллинская кота (кок) представляется уже усложнением древней: конус из жердей служит уже крышей над круглой каменной стенкой. Такой же шалаш, покрываемый летом парусиной, зимой — толстым войлоком, в первобытной форме встречается, под именем ката у кочующих в Швеции лопарей. У русских лопарей он служит походным жильем (кувакса) и прикрывается до половины парусиной. Ср. И. Харузин, «Очерк истории развития жилища у финнов»(М., 1895); его же, «Очерк истории развития жилища у тюрков» (М., 1896); A. Heikel, «Die Gebaude der Ceremissen, Mordwinen, Esten und Finnen» (Гельсингфорс, 1888).

И. Смирнов.

Чуфут-Кале

Чуфут-Кале (по-русски Жидовский город, у караимов — Кирк-ер) — остатки города и старинной крепости в Таврической губ., Симферопольского у., в 2 вер. от г. Бахчисарая, на высоте 1 835 фт., на вершине отдельной скалы. Время основания неизвестно, но, очевидно, город весьма древнего происхождения. Караимское название Ч. кале означает 40 человек (по преданию, крепость основана 40 братьями); под однородным названием Ч. кале известно у восточных писателей XIV в. и в русских актах XV в.; у средневековых путешественников в описаниях Таврического полуо-ва упоминаются какие-то «40 замков» (Quadraginta castella) и «40 мест»(Quarania luoghi). Скала Ч.-Кале сделалась местом обитания людей, вероятно, еще в доисторические времена, о чем свидетельствуют высеченные в ней под крепостью пещеры крипты (до 50). Караимы полагают, что Ч.-Кале основан за 400 лет. до Р. Хр. и назывался прежде «Села-Юхудим», т. е. Иудейская скала; на местном кладбище — Иосафатовой долине — сохранились надгробные памятники XIII в. по Р. Хр., с еврейскими надписями. Думают, что Ч.-Кале служил последним убежищем хазарским ханам в начале Xl в. Здесь же жили ханы кипчакские и золотоордынские; сохранились развалины мечети и гробницы Ненке-джан-ханым, дочери Тохтамыша, умершей в 1437 г. С образование Крымского ханства Кирк-ер становится известным под нынешним татарским его названием Ч.-Кале, он не раз, во время внутренних беспорядков, служил местом убежища ханов. Укрепления Ч.-Кале некогда были значительны, имели двое железных ворот и дорогу, высеченную в скале. Жившие здесь караимы в 70-х годах XIX в. переселились в Бахчисарай; ныне Ч.-Кале совершенно заброшен, дома его (до 300) быстро разрушаются.

Шадов

Шадов (Schadow) — фамилия трех немецк. художников. 1) Иоганн-Готтфрид Ш. (1764 — 1850), скульптор, сын бедного берлинского портного, учился ваянию сперва у одного неважного художника, а потом у работавшего тогда в Берлине талантливого нидерландского мастера Тассарта, который в своих статуях Зейдлица и Кейта, стоящих ныне на Вильгельмовской площади в Берлине, один из первых решился представить исторические лица в современных им костюмах, что впоследствии принял себе за правило и Ш. Ранняя женитьба на девушке, обеспеченной некоторыми денежными средствами, дала ему возможность отправиться в 1785 г. в Рим. Здесь он сблизился со скульпторами Триппелем и Зергелем, совершенствовался изучением антиков и вылепил группу «Персей и Андромеда», за которую была присуждена премия на конкурсе ди-Балестра. В 1788 г. он возвратился в Берлин, получил титул придворного скульптора и был назначен секретарем королевской академии художеств на место умершего Тассарта. В 1790 г. явилось его первое монументальное произведение — надгробный памятник мальчика-сына гр. фон-дер-Марка, сочиненный еще с значительною примесью языческой аллегории (наход. в берлинск. црк. св. Доротеи). Вскоре после этого была изваяна им мраморная статуя Фридриха Вел. для Штетина, в которой он выказал себя уже более свободным от париковско-античного стиля, господствовавшего тогда в немецкой скульптуре. Еще более реалистичный характер получили мраморные статуи ген. Цитена и принца Леопольда Дессауского, исполненные Ш. для постановки на Вильгельмовской площади в Берлине и впоследствии замененные на ней бронзовыми конями работы Кисса. В 1795 г. Ш. вылепил квадригу, украшающую собою (в воспроизведении из гнутой листовой меди) Бранденбургские ворота в Берлине, и их метопы. Следовавшие затем работы Ш. были преимущественно портретного рода, и в них еще сильнее, чем прежде, отражалось его стремление к реалистичности, приводившее, однако, художника не всегда к вполне удовлетворительным результатам. Важнейшие из этих работ — мраморная группа королевы Луизы и королевы Ганноверской, памятники Тауенцина, в Бреславле, гр. Арнима, в Боиценбурге, принца Александра Прусского и гр.. Гольма, в Силезии, бюсты Гуфеланда, Грауна, Себ. Баха и Лессинга. Всего ярче талант и направление Ш. выразились в монументе Лютера, воздвигнутом в Виттенберге, в 1821 г. В памятнике Блюхеру, исполненном для Ростока (в 1819 г.), Ш. вернулся почему-то к своей первоначальной античной манере. Сверх вышеупомянутых, из работ этого мастера заслуживают внимания прелестная «Спящая нимфа» и бюсты Карла Великого, Генриха Птицелова, Генриха Льва, Рудольфа Габсбургского, Канта, Клопштока и Гадлера, находящиеся в Регенсбургской Вальгалле. В 1805 г. Ш. был сделан ректором и с 1816 г. директором берлинск. академии. Им написаны и изданы: «Учение о костях, мускулах, пропорциях и ракурсах» (1830); «Поликлет, или об измерениях человеческого тела»(1833); «Народные физиономии» (1834 — 35); «Художественные памятники и художественные воззрения» (1849) и некоторые другие весьма полезные в свое время труды. 2) Рудольф Ш. (1786 — 1822), сын предыдущего, также скульптор, получив художественное образование под руководством своего отца, в 1810 г. был отправлен за счет прусского правительства для дальнейшего усовершенствования в Рим, где пользовался советами Торвальдсена и Кановы. Исполненная под их влиянием статуя «Парис, задумавшийся над тем, которой из трех богинь отдать золотое яблоко», своею красотою, грациозностью и мягкостью лепки обратила на молодого скульптора внимание любителей искусства. Еще больший успех имели следовавшие за этим первым самостоятельным произведением Ш. его «Нимфа, надевающая себе на ноги сандалии», и парная с этою статуей «Пряха»; обе они так понравились римской публике и приезжим в Италию знатным туристам, что художнику пришлось повторить их несколько раз. То же самое было и с изваянною им после того группою «Девушка с голубями, увенчиваемая Амуром». По окончании срока своего пенсионерства, Ш. остался навсегда в Риме; будучи завален множеством заказов и занимая одно из самых видных мест среди художников, поселившихся в вечном городе. Из его мастерской, кроме указанных выше скульптур, вышли прекрасный статуи св. Иоанна Крестителя, «Мадонны с Младенцем на руках», Дианы, Бахуса, «Танцовщица», «Дискобол», барельефы, украшающие надгробные памятники маркиза Лендсдоуна и герц. Девоншайрского, колоссальная группа «Ахиллес с трупом Пенфезилеи», оконченная после смерти Ш. Эмилем Вольфом, и пр. 3) Фридрих-Вильгельм фон Ш. (1789 — 1862), брат предыдущего, знаменитый живописец, ученик сперва своего отца и Фр. Г. Вейтша, а потом Ширмера. Прослужив два года (1806 — 1807) в солдатах, он в 1810 г. отправился в Рим, примкнул там к группе «назареев» (см.), пристрастился к религиозной живописи и в 1814 г. перешел из лютеранства в католичество. Будучи менее способен к большим и многосложным композициям, чем к изяществу рисунка и тщательности исполнения, он писал преимущественно станковые картины масляными красками, и его фрески в вилле-Бартольди, «Дети Иакова приносят ему окровавленную одежду Иосифа» и «Иосиф, толкующий сны виночерпию и хлебодарю», вышли уступающими исполненным другими художниками, трудившимися в той же вилле. Кроме этих фресок, из-под кисти Ш. вышло в Риме несколько прекрасных портретов и картин, в том числе «Царица небес», написанная для г-жи Гумбольдт, и «Св. Семейство», для баварск. кор. Людвига 1. В 1819 г. Ш. был приглашен в Берлин на должность профессора тамошней академии художеств. Здесь вскоре он прославился как первоклассный живописец и отличный преподаватель, успевший собрать вокруг себя толпу талантливых учеников. Некоторые из них (Ю. Гюбнер, Т. Гильдебрандт, К. Зон и К. Ф. Лессинг) последовали за ним в Дюссельдорф, когда он, в 1826 г., получил должность директора тамошней академии, сделавшуюся вакантною по смерти Корнелиуса. Труды Ш. по улучшению преподавания в этой академии и вообще по ее преобразованию увенчались успехом, но с течением времени взгляды молодого поколения художников на задачи искусства изменились; направление, которого он держался и проводил в своей школе, перестало удовлетворять большинство критиков, и на заслуженного живописца посыпались с разных сторон нападки, причинившие ему много огорчений. Несмотря на это, он не покидал поста директора дюссельдорфской академии и только в 1859 г., после того, как нервный удар расстроил его здоровье, вышел в отставку. Картины Ш. очень многочисленны. Он является в них искусным рисовальщиком, идеализирующим натуру, приятным колористом, отличающимся не столько естественностью и силою тонов, сколько их гармоничностью, старательным техником, отделывающим работу до конца во всех ее подробностях; но в его композициях больше обдуманности, чем одушевления, больше ума, чем теплого чувства, и они нередко отзываются старинными рутинно-условными приемами. Наиболее известные произведения этого художника — «Поклонение волхвов» (в гарнизонной црк. в Потсдаме), «Вакханалия» (в берлинск. драматическом театре), «Четыре евангелиста» (в Вердеровской црк., в Берлине), «Христос на Елеонской горе» (в црк. св. Марка, в Ганновере, «Mater dolorosa» (в црк Дюльмена, в Вестфалии), «Разумные и неразумные девы» (в Штеделевском институте во Франкфурте-на-Майне), «Гетевская Миньона», «Небесная и земная любовь», «Благочестие и Тщеславие» (у гр. Фюрстенберга) и «Рай, Чистилище и Ад» (последняя работа художника, оканчивая которую он ослеп от темной воды). Ш. прекрасно писал также портреты. Шакал (Canis aureus) — один из видов р. Canis. Впрочем другой вид (С. mеsomelos) тоже носит название Ш. чапрачного. Длина тела обыкновенного Ш. — без хвоста достигает 80 стм., а высота в плечах 50, хвост — 30 стм. Тело стройное, на высоких ногах, морда острее, чем у волка, но тупее, чем у лисицы, хвост пушистый; уши короткие; зрачок круглый; шерсть жесткая, недлинная; цвет серовато-желтый, на спине и на боках переходящий в черный, а на брюхе и горле в светло-желтый. Распространен в южной Азии, начиная с Индии к западу, южн. Европе (Турция, Греция, Далмация) и сев. Африке. На Гималаях поднимается на высоту до 1000 метров над уровнем моря. На охоту выходит, как и волк, ночью, и подобно волку, оглашает окрестности воем. Нападает на мелких млекопитающих, птиц, и будто бы в Индии опустошает плантации кофейные, кукурузные и сахарного тростника. Говорят, что Ш. устраивают облавы и на более крупных млекопитающих. Охотно едят падаль. Течка весной, когда вой их особенно силен; самка носит 9 недель и приносит 5 — 8 детенышей. Легко приручаются и скрещиваются с домашней собакой. Мех их дешев. Чапрачный Ш. рыжевато-серого цвета, но на спине как бы черный чапрак. Длиннее обыкновенного, но ниже ростом. Водится в южной Африки и на вост. берегу от Нубии до мыса Доброй Надежды. Легко приручается. Мех его гуще и мягче, и в южной Африке его шкуры употребляются сшитыми в виде меховых ковров (каросс). Костяные наросты, встречаемые иногда на черепе обыкновенного Ш. и несущие пучок длинных волос, считаются индусами лучшим талисманом и носят название шакаловых рогов.

72
{"b":"4759","o":1}