ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ю. Каменский.

Л. вообще не применяется в монетном производстве как самостоятельный монетный металл; только в Бухаре в обращении находились пулы из этого сплава.

Лафайет

Лафайет (Marie-Jean-Paul-Roch-Yves-Gilbert-Motier, маркиз de Lafayette) — знаменитый франц. политический деятель (1757 — 1834). Когда провозглашение независимости Соединенных Штатов вызвало всеобщий энтузиазм во Франции, Л., молодой и богатый дворянин, воспитавшийся на просветительной литературе XVIII в., снарядил на собственные средства корабль и во главе отряда добровольцев отправился в Америку. Конгресс немедленно произвел его в генерал-майоры. Несмотря на несколько неудач, Л., по всеобщему признанию, обнаружил весьма серьезные военные способности. В феврале 1780 г. Л. совершил поездку на родину, для свидания с женой; отбыл 8-дневный арест за самовольную отлучку за границу, но тем не менее встретил очень хороший прием со стороны Людовика XVI, открыто, к этому времени, ставшего на сторону Соединенных Штатов. Вернувшись в Америку, Л., во главе небольшого отряда, сумел отрезать отступление генералу Корнваллису. После заключения мира Л., в 1784 г., совершил третью поездку в Америку; на этот раз она была для него триумфальным шествием. В собрании нотаблей 1787 г. Л. принадлежал к оппозиции против Калонна. Выбранный в 1789 г. представителем от дворянства в собрание генеральных штатов, он был в числе тех немногих дворян, которые стояли за совместные совещания сословий; 25 июня он присоединился к третьему сословию. 12 июля он предложил учред. собранию первый проект «декларации прав человека и гражданина», составленный им по образцу американской декларации 1776 г. После взятия Бастилии, король должен был согласиться на назначение Л. начальником национальной гвардии. 5 октября Л., вопреки своему желанию, должен был вести национальную гвардию в Версаль, чтобы принудить короля к переезду в Париж; когда ночью на 6-е начались беспорядки и убийства, он энергично прекратил их. После переселения короля в Париж, Л., в качестве начальника главной вооруженной силы столицы, был одним из самых влиятельных людей Франции. Либерал, не отказавшийся вполне от дворянских традиций, он мечтал о совмещении монархии и порядка с свободою и торжеством демократических начал; буйства черни, язык якобинских ораторов глубоко возмущали его, но образ действий короля и придворных нравился еще ему менее. Вследствие этого он возбудил против себя крайнюю неприязнь короля и в особенности королевы — и вместе с тем сильные подозрения крайних партий; Марат многократно требовал его повешения. Когда 20 июня 1791 г. король бежал из Парижа, то, несмотря на меры, принятые Л. для его возвращения, на него пало подозрение, совершенно неосновательное, в содействии бегству; Робеспьер, в якобинском клубе, прямо обвинял его в этом. После того, как он принял участие в подавлении восстания 17 июля 1791 г. на Марсовом поле, его влияние идет на убыль. В ноябре 1791 г., когда должность главнокомандующего национальной гвардией была уничтожена, Л. поставил свою кандидатуру в мэры Парижа, но был побежден Петионом. Вслед за этим Л. был послан к сев. границе, начальником одного из трех отрядов северной армии; оттуда он все с большим раздражением следил за событиями в Париже. Он посылал письма в законодательное собрание с протестами против его решений; но письма не действовали. Тогда он покинул лагерь и явился в собрание с адресом офицеров, требовавшим наказания террористических клубов, восстановления авторитета законов и конституции и спасения королевского достоинства. Большая часть собрания отнеслась к «новому Кромвелю» крайне враждебно. Во дворце его встретили также сухо; «лучше смерть, чем помощь Л.», сказала королева. При таких условиях он не счел возможным предпринять какие-либо действия. Преследуемый ненавистью якобинцев и подозрениями жирондистов, он вернулся в армию; предложение о предании его суду не прошло. После низвержения короля Л. не только отказался принять комиссаров законодательного собрания, явившихся для приведения солдат к присяге на верность только что провозглашенной республике, но арестовал их; тогда собрание объявило его изменником и потребовало к ответу. Л. бежал, но попал в руки австрийцев и был заключен в Ольмюцскую крепость, где, в ужасающих условиях австрийской тюрьмы, провел 6 лет. В 1797 г. он был освобожден и после 18 брюмера вернулся во Францию, где жил до 1814 г. частным человеком; только в 1802 г., во время плебисцита, он обратился к Наполеону с письмом, в котором протестовал против восстановления единоличной власти. Во время Ста дней Наполеон предложил ему звание пэра, которое Л. отверг. В палате депутатов, в которую он между тем был выбран, Л. стоял в решительной оппозиции к правительству; его желанием уже тогда было призвание на трон Людовика-Филиппа Орлеанского. Во время второй реставрации он принадлежал к крайней левой стороне палаты депутатов и принимать участие в разных обществах, имевших целью борьбу с существующим порядком вещей. Гласно учрежденное «общество друзей свободы печати» (Траси, К. Перье, Лафитт и др.) было закрыто через 2 года после основания (1821), но стоявший за ним «тайный комитет действия», в котором участвовал Л. с Аржансоном и др., существовал дольше. Попытки реакционеров замешать Л. в дело об убийства герц. Беррийского не удались. Удалившись из палаты (1823), вместе со всею либеральною партиею, вследствие изгнания Манюэля, Л. совершил новую триумфальную поездку по Америке. С 1826 г. он вновь заседал в палате депутатов. 29 июля 1830 г. Л., по требованию народа, взял на себя командовало национальной гвардией и во главе этой быстро организованной силы закончил уличную борьбу. Вместе с тем он был членом муниципальной комиссии, исполнявшей обязанности временного правительства. В эту минуту он был самым популярным человеком в Париже и властелином минуты. Он высказался против республики и за. Людовика-Филиппа Орлеанского, так как последний «есть лучшая из республик». Новый король утвердил его в звании главнокомандующего национальной гвардии; но уже в сентябре того же года Л., недовольный общим направлением политики Людовика-Филиппа, вышел в отставку. В 1833 г. он основал оппозиционный «Союз защиты прав человека». Памятник Л. воздвигнут в Пюи (дпт. верхней Луары, место его родины) в 1883 г. См. RegnaultWarin, «Memoires pour servir a la vie du general L.» (Париж, 1824); «Voyage du general L. aux Etats Unis en 1824 — 25» (Париж, 1826); Sarrans, «L. et la revolution ae 1830» (2 изд. П. 1832); «Memoires, coirespondance et manuscripts du general L.» (Париж, 1837 — 38); Budinger, «L., ein Lebensbild» (Лпц. 1870); Budinger, «L. in Oesterreich» (Вена, 1879); Bayard Tuckermann, «Life of general L.» (Нью-Йорк, 1889); Bardoux, «La jeunesse de L.» (Париж, 1892); Bardoux, «Les dernieres annees de L.» (Париж, 1892). Сыновья Л.: Жорж (умер в 1849) и Оскар (умер в 1881) были членами палаты депутатов, а последний — и законод. собраний времен второй и третьей республики, позже — пожизненным сенатором.

Лафонтен

Лафонтен (Jean de La-Fontaine) — знаменитый французский баснописец, род. в 1621 г. в Шато-Тьери, ум. в 1695 г. Отец его служил по лесному ведомству, и Л. провел детство среди лесов и полей. Двадцати лет он поступил в братство Oratoire для подготовки к духовному званию, но больше занимался философией и поэзией. В 1647 г. отец Л. передал ему свою должность и убедил его жениться на 15-ти летней девушке. Он очень легко отнесся к своим новым обязанностям, как служебным, так и семейным, и вскоре уехал в Париж, где прожил всю жизнь среди друзей, поклонников и поклонниц его таланта; о семье своей он забывал целыми годами и лишь изредка, по настоянию друзей, ездил на короткое время на родину. Сохранилась его переписка с женой, которую он делал поверенной своих многочисленных романтических приключений. На своих детей он так мало обращал внимания, что, встретившись в одном доме с своим взрослым сыном, не узнал его. В Париже Л. имел блестящий успех; Фуке назначил ему крупную пенсию, как плату за одно стихотворение в месяц; вся аристократия покровительствовала ему, а он умел остаться независимым и изящно насмешливым, даже среди льстивых панегириков, которыми он осыпал своих патронов. Впервые стихи, превратившие Л. из салонного стихотворца в первоклассного поэта, написаны были им в 1661 г. и внушены были сочувствием к печальной судьбе его друга Фуке. Это была «Elegie аuх numphes de Vaux», в которой он горячо заступался перед Людовиком ХIV за опального сановника. Жил он Париже сначала у герцогини Бульонской, потом, более 20 лет, в отеле m-me de la Sabliеre; когда последняя умерла, и он вышел из ее дома, он встретил своего знакомого d'Hervart, который предложил ему поселиться у него. «Я как раз туда и направлялся», гласил наивный ответ баснописца. В 1659 — 65 гг. Л. был деятельным членом кружка «пяти друзей» — Мольера, Л., Буало, Расина и Шапелля, и сохранял со всеми дружеские сношения и после разрыва между другими членами кружка. В числе его друзей были также Кондэ, Ларошфуко, m-me де Севиньи и др.; только ко двору он не имел доступа, так как Людовик XIV не любил легкомысленного, не признающего никаких обязанностей поэта. Это замедлило избрание Л. в академию, членом которой он сделался только в 1684 г. Под влиянием m-me de la Sabliere, Л., в последние годы жизни, сделался верующим, оставаясь, однако, легкомысленным и рассеянным поэтом, для которого серьезна была только его поэзия. Значение Л. для истории литературы заключается в том, что он создал новый жанр, заимствуя из древних авторов лишь внешнюю фабулу басен. Создание этого нового жанра полулирических, полуфилософских басен обусловливается индивидуальным характером Л., искавшего свободной поэтической формы для отражения своей артистической натуры. Эти поиски не сразу увенчались успехом. Его первым произведением была «Joconde» (1665), легкомысленное и остроумное подражание Apиocто; за этим последовал целый ряд «сказок», крайне скабрезных. В 1668 г. появились первые шесть книг басен, под скромным заглавием: «Fables d'Esope, mises en vers par M. de LaFontaine»; 2 изд., заключавшее уже 11 книг, вышло в 1678 г., а 3-е, с включением 12-й и последней книги — в 1694 г. Первые две книги носят более дидактический характер; в остальных Л. все более становятся свободным, перемешивает нравоучение с передачей личного чувства и, вместо иллюстрации, напр., той или другой этической истины, передает большею частью какое-нибудь настроение. Л. менее всего моралист и, во всяком случае, мораль его не возвышенная; он учит трезвому взгляду на жизнь, уменью пользоваться обстоятельствами и людьми, и постоянно рисует торжество ловких и хитрых над простоватыми и добрыми; сентиментальности в нем абсолютно нет — его герои те, кто умеет устроить свою судьбу. Но не в этой грубой, утилитарной морали значение басен Л. Они велики своими художественными достоинствами; автор создал в них "комедию в сто актов, перенеся на сцену весь мир и все живые существа в их взаимных отношениях. Он понимал людей и природу; воспроизводя нравы общества, он не громил их как проповедник, а отыскивал в них забавное или трогательное. В противоположность своему веку, он видел в зверях не механические существа, а живой мир, с богатой и разнообразной психологией. В его баснях живет вся природа. Под видом звериного царства он, конечно, рисует человеческое, и рисует тонко и метко; но в то же время его звериные типы в высшей степени выдержанны и художественны сами по себе. Художественному значению басен Л. способствует также красота поэтических вступлений и отступлений Л., его образный язык, свободный стих, особое искусство передавать ритмом движения и чувства и вообще удивительное богатство и разнообразие поэтической формы. См. «Eloges» Л. в сочин. Perranit, d'Olivet, Laharpe, Chamfort; Waickenaer, «Hist. de la vie et des ouvrages de L.» («Oeuvres», 3 изд. 1824); Marthy Laveaux, «Essai sur la langue de L.» (1853); Saunte Beuve, «Portr. litter.» (т. 1), «Cans. du Lundu» (т. VII); Taine, «L. etses fables» (1861); P. Soullie, «L. et ses aevanciers» (1861); Saint-Marc Girardin, «L. et les fabulistes» (1867); Paul de Remusat, «L. naturaliste» («Rev. des Deux. Moudes», дек., 1869); J. Claretie, «L. et ses critiques» («Rev. des Cours litter.», т. 1). Часть басен Л. (иллюстр.) дана в приложении к журналу «Звезда» (1895).

18
{"b":"4761","o":1}