Содержание  
A
A
1
2
3
...
26
27
28
...
135

Нерпа

Нерпа — название, даваемое русскими промышленниками на С. двум видам тюленей: обыкновенному тюленю (Phoca vitulina) и кольчатому тюленю (Phoca annulata s. foetida). На нашем севере промысел на Н. производится, преимущественно, весной или осенью, причем либо стреляют зверя, когда он выставляет из воды голову, либо ловят в особые сети — прометы. На Байкале, в марте месяце, производится лов волосяными сетями молодой Н., белые нежные шкурки которой ценятся дорого и идут на дохи (шубы); в апреле и мае промышленники стреляют Н. из ружей, причем подкрадываются к полыньям, около которых лежат звери, под прикрытием саночек с белым парусом. Шкурка Н. стоит на Байкале около 25 — 40 коп.; жиру дает каждое животное от пуда и больше (за что выручается рубля по 3 и 4). Ежегодно добывают там не меньше 600 Н., ценностью около 2600 руб. См. Кривошея, «Заметки о Новоземельной фауне» («Природа и Охота», 1884, XI); Трескин, «Северный край Европейской России и его промыслы» (СПб., 1892); Кириллов, «Байкал» («Охотн. Газета», 1892, N 18), Вешняков, «Рыболовство и законодательство» (СПб., 1894). Нестор — преп., монах Киево-Печерского монастыря; был пострижен в иноки, потом посвящен в диаконы. В 1091 г. ему было поручено открыть мощи преп. Феодосия. Умер около 1114 г. Других сведений о нем не сохранилось. Долгое время преп. Н. приписывали составление первой русской летописи — «Повести временных лет», но приблизительно с половины XIX века это мнение поколеблено. Защитники его основывались на приписке имени Н., как составителя, в Хлебниковском своде (XV — XVI вв.) и на словах черноризца Поликарпа в его послании к киево-печерскому архимандриту Акиндину (XIII в.): «якоже блаженный Н. в летописце написа»... П.С. Казанский одним из первых указал («Отеч. Зап.» за 1851 г.) на значительный ряд противоречий летописи с другими произведениями Н., несомненно ему принадлежащими: «Сказание о Борисе и Глебе» и «Житие Феодосия». Другие исследователи доказывали даже, что составителем летописи был не только не Н., но даже и не монах киево-печерского монастыря. «Житие Феодосия» (напис. около 1088 г.) считается по полноте и стройности образцом летописной биографии. Оно богато сведениями о киево-печерской обители и лицах, живших в ней. «Житие» в переводе на русский яз. напечатано преосв. Филаретом в «Ученых Записках II отд. Академии Наук» (1856, II т.).

Несториане

Несториане — христианская секта, ведущая свое происхождение от Нестория. Большая часть его последователей сосредоточилась в восточной части антиохийского патриархата, но поднятое здесь против них эдесским епископом Равулой жестокое гонение заставило их переселиться в Персию, где они были охотно приняты, как потерпевшие от враждебной Византии. В 499 г., на соборе в Селевкии, секта получила правильное устройство и одному из епископов присвоено верховное управление, с титулом патриарха-католикоса всего Востока. Из Персии несторианство распространилось в Среднюю Азию, Индии и Китай. Когда в VII в. персидское царство было покорено исламом, Н. сохранили свое положение покровительствуемой религии; только при Тамерлане они подверглись истребительному гонению, от которого уцелели лишь небольшие остатки секты, скрывшиеся в курдских горах, около которых они и доныне живут, в Персии (Урмия) и Турции, в числе около 200 000 душ. Южнее, в Месопотамии, в окрестностях Мосула и Багдада, живут около 50 000 Н., принявших в XVII в. унию с Римом и образующих особый восточно-католический патриархат халдейского обряда. Большинство Н., не принявшее унии, имеет другого патриарха, живущего около гор. Джуламерга в Курдистане. Небольшое число несторианских семейств в Китае почти совсем ассимилировалось с туземным населением. В Индии (на Малабарском берегу) Н., называемые «христианами св. Фомы», в настоящее время соединились с живущими там же иаковитами, что свидетельствует о полной утрате религиозного сознания, так как эти секты произошли из диаметрально противоположных заблуждений. В первые века своего существования секта имела на сирском и других восточных языках свою литературу, от которой сохранилось очень немногое. Теперь несторианство лишено внутренней жизни и развития, отличаясь только ритуально-бытовыми особенностями, в которых остатки вселенской церковной древности осложнились позднейшими, частью чуждыми христианству наслоениями. Н., не принявшие унии, имеют только три таинства: крещение, евхаристию и священство. Ср. Badger, «The Nestorians and their rituals» (Л., 1852); Rae, «The Syrian Church in India» (Эдинб., 1892).

Нетто

Нетто (netto, итал. «чистый») — то, что остается за вычетом расходов, веса и т.п., в противоположность брутто. Так, доходом Н. назыв. то, что получается с какого-нибудь источника доходов за вычетом издержек производства; ценой Н. — цена, из которой уже вычтена скидка или которая не допускает скидки, а в книжной торговле — цена, которую издатель получает с книготорговцев (сокращенно: n); весом Н. — вес товара без обертки, упаковки и пр.

Неустойка

Неустойка — невыгода, которая, в силу договора, постигает неисправного контрагента в случае ненадлежащего исполнения или совершенного исполнения договора; эта невыгода может заключаться как в денежном штрафе, так и в другом каком-либо обязательстве. Условие о Н. является дополнительным договором по отношению к первоначальному главному обязательству и разделяет участь последнего. Так, недействительность главного обязательства влечет за собой недействительность и условия о Н. (но не наоборот); но если главное обязательство не может служить для обоснования иска (вследствие отсутствия, напр., имущественного интереса), то все же связанное с ним условие о Н. сохраняет свою силу (реш. гражд. касс. дпт. 1875 N 483). В подобных именно случаях римляне и практиковали в широких размерах условия о Н., придавая, с помощью их, силу всякого рода договорам, которые сами по себе не давали основания для иска; так, взаимными Н. обеспечивалось соблюдение договора о передаче спора на решение третейского суда. Главное обязательство может быть действительно, а условие о Н. недействительно, если последнее противоречит законам и добрым нравам. Остзейские законы оговаривают, что содержанием Н. не могут быть телесные наказания и такие взыскания, которыми ограничивается личная свобода или наносится бесчестие. Наш Х том, как и др. законодательства (напр., германское гражд. уложение), признает ничтожными условия о Н. в рядных записях на случай, если брак не состоится. Условие о Н. является одним из средств обеспечения договора. Действие его двояко: оно составляет побуждение к исполнению договора, в виду страха взыскания Н., и облегчает отыскание прав, вытекающих из главного обязательства, так как под видом Н. кредитор заранее определяет размер своего интереса, связанного с надлежащим исполнением договора. По римскому праву (как и по остзейским законам при Н., условленной на случай просрочки), кредитор, при условии о Н., избавляется от обязанности напоминания должнику о своем требовании; наоборот, по кодексу Наполеона (действующему и в губерниях Царства Польского), взыскание Н. обусловлено предварением должника, безразлично, означен ли в договоре срок исполнения главного обязательства или нет. Существенно отличается от неустоичной записи условие об отступном, которое, заранее предоставляя стороне, уклоняющейся от исполнения договора, средство избавиться от своих обязательств, служит не к усилению, а к ослаблению договора. Стороны могут, однако, придать Н. характер отступного, оговорив, напр., что платежом Н. договор прекращается (ст. 1585 т. X, ч. 1). Условие о Н. связано не с лицом контрагента, а с договором, и потому обязательно и для наследников. Кредитор не может требовать вместе и исполнения главного обязательства, и платежа Н. разве последняя установлена договором за простое промедление (кодекс Наполеона, остзейские законы) или вообще за ненадлежащее исполнение (герм. гражд. уложение). По остзейским законам, стороны могут особо обусловить право требовать как исполнения договора, так вместе с тем, и платежа Н.; герм. гражд. уложение предоставляет кредитору допустить ненадлежащее исполнение договора и при этом оговорить, что он сохраняет право требования Н. Кодекс Наполеона отличает от Н. (clause penale, ст. 1226) ycловие о платеже определенной суммы за убыток от неисполнения договора (forfait, ст. 1152): при наличности такого условия кредитор должен довольствоваться условленной суммой вместо исполнения по договору. По остзейским законам и герм. гражд. уложению, уплата Н. не освобождает неисправного контрагента от вознаграждения за убытки, насколько последние превышают размеры Н.; но по герм. гражд. уложению такая дополнительная ответственность не имеет места, если содержанием Н. является не денежный штраф, а другое какое-либо обязательство. Другие законодательства (австр., швейцар., герм. торговое уложение, русские гражданские законы) придают Н. не значение вознаграждения за убытки, а характер пени за неисправность, и потому допускают соединение требований платежа Н., исполнения по договору и вознаграждения за вред и убытки (кассац. реш. 1869 г. № 310, 1871 г. № 175, 1878 г. № 183 и др.). Полную свободу сторон при заключении условий о Н., допускаемую римским правом (а за ним и остзейскими законами), современные законодательства пытаются ограничить. Австрийское и германское уложения предоставляют суду уменьшать Н., если она чрезмерно высока. Кодекс Наполеона предоставляет суду уменьшать размер неустойки, если главное обязательство уже отчасти исполнено (в остзейских законах прямо выражено противоположное правило). Франц. практика допускает против иска о Н. возражения, указывающие на размеры убытков, действительно понесенных от неисполнения договора; наша судебная практика, при применении кодекса Наполеона, установила, что в обязательствах, предмет которых ограничивается платежом определенной суммы, условленная Н. ни в каком случае не может превышать установленных законом процентов (касс. реш. 1880 г. № 74). Русское законодательство ограничивается установлением высшего размера Н. при цертепартии (ст. 329 — 332 Уст. торгового); кроме того, в губ. Черниговской и Полтавской Н. не может превышать суммы самого обязательства (ст. 1584 т. Х ч. 1). Условие о Н. может быть или включено в договор, к которому оно относится, или составить предмет особого акта. В последнем случае оно при самом написании оплачивается простым гербовым сбором; при исполнении же условия о Н., составленного в какой бы то ни было форме, вносится пропорциональный актовый сбор, сообразно сумме действительно уплачиваемой Н., за вычетом суммы гербового сбора, уплаченной при написании условия (ст. 35 уст. о герб. сборе, Св. Зак. т. V, изд. 1892 г.). Акты и документы по условиям о Н. на суммы менее 50 руб. оплачиваются лишь простым гербовым сбором в 5 коп. за каждый лист. Русские закона различают Н. договорную и законную. Последняя установлена самим законом по заемным обязательствам между частными лицами, писанным на срок или до востребования, без заклада и с закладом движимости, за неплатеж в срок, в размере 3% единовременно со всей суммы капитала; займы, обеспеченные залогом недвижимого имущества, от этой Н. изъемлются (т. X, ч. 1 ст. 1575). Особые постановления существуют о законной Н. по векселям и по договорам с казной. В договор, для которого Н. установлена законом, не может быть включено условие о договорной Н.; но он может быть обеспечен условием о Н., составленным в виде самостоятельного акта (касс. реш. 1875 г. № 735).

27
{"b":"4763","o":1}