ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

И. Болдаков.

Волюта

Волюта (по гречески kalch) — характеристическая часть капители ионического архитектурного ордена, представляющая собой спиралеобразный завиток, которым оканчивается на всех четырех углах подушка капители. Кружок в средине завитка называется глазом волюты. В коринфском ордене, В. получает несколько иной вид и, вместе с тем, другое греческое название — elox: она имеет подобие ветки растения, поднимающейся из капители и спирально закручивающейся при встрече препятствия в абаке; четыре большие В. (helices majогеs) подпирают абаку на четырех ее углах; по две меньших (helices minores) встречаются одна с другой на каждой стороне капители под розеткой (flos), украшающей собой средину абаки.

А. С — в.

Воля

Воля. — На всякое живое существо известные предметы действуют привлекательным, другие отталкивающим образом: первых оно хочет и стремится к ним, вторых не хочет и удаляется. Но для того, чтобы хотеть или не хотеть именно этого предмета, хотящее существо, очевидно, должно различать его от других, так или иначе воспринимать его. Всякое волевое отношение непременно связано с некоторым познавательным. Ignoti nulla cupido. Поэтому спор о первенстве воли над умом или наоборот, разделявший некогда томистов и скотистов, а ныне возобновленный Шопенгауером, лишен реального основания. Хотение или воля в широком смысле имеет различные степени соответственно степеням развития познавательной сферы. Существа, для которых познание останавливается на смутных ощущениях, — которые воспринимают лишь наличность окружающих чувственных явлений (как это бывает у низших животных, а также, вероятно, и у растений), — имеют и волю лишь в виде непосредственного безотчетного влечения или стремления, возбуждаемого данной реальностью. Там, где познание, кроме ощутительных впечатлений от наличной феномальной действительности содержит в себе воспоминание прошедших, пережитых, состояний и представления предметов отсутствующих, там и волевое отношение возвышается над простым чувственным влечением или стремлением и переходит в более идеальное состояние, называемое желанием. Ближайший, непосредственный предмет желания, как такового, есть не реальное, а идеальное явление, не чувственно-воспринимаемое, а умопредставляемое. Желается то, чего нет в действительности, что мыслится. У птиц и других высших животных самцы и самки тоскуют в разлуке друг с другом; собака тоскует по умершем, или уехавшем хозяине: она его желает, и это желание, относясь к отсутствующему, предполагает у животного определенное умственное представление, которое собственно и есть прямой объект желания и вытекающих из него действий (собака ищет невидимого ею, но умопредставляемого хозяина, отправляется на его могилу и т.п.). Наконец, у человека, мыслящего не только в индивидуальных представлениях, но и в универсальных понятиях, и волевое отношение может определяться этими понятиями, как общими и постоянными правилами и принципами действия. Если уже в мире животном мотивы чувственного влечения подчиняются высшим мотивам желания (так тоскующая собака отказывается от пищи; сюда же относятся более обыкновенные случаи, когда то или другое чувственное влечение побеждается страхом умопредставляемого наказания — мотив высший, если не в этическом, то в психологическом смысле), — то человек может подчинять не только чувственные влечения, но и все свои желания высшей нравственной идее, может из многих предстоящих действий выбирать то, которое соответствует принятому или решенному принципу деятельности. Способность к такому выбору и принципиальному решению есть бесспорный психологический факт, но с этим фактом связан самый трудный и сложный метафизический вопрос о свободе воли. Спрашивается: в каждом данном случае зависит ли выбор одного мотива воли предпочтительно перед другими от того, что именно этот мотив оказывается при данных условиях наиболее сильным или действительным для данного субъекта с его данным, унаследованным и воспитанным характером, или же выбор может зависеть окончательно от особого, простого и внезапного ничем с необходимостью не обусловленного решения самого субъекта? Такова простейшая постановка этого вопроса.

Хотение и познание, воля и ум, отвлеченно противополагаемые друг другу; в действительности неразрывно между собой связаны. Если, как было сказано, воля невозможна без познания, то и это последнее невозможно без воли. Чтобы познать или понять какой-нибудь предмет или отношение, необходимо прежде всего на нем остановить свою мысль, выделить его умственно изо всей совокупности предметов и отношений. Такая остановка и выделение есть волевой акт, называемый произвольным вниманием. Но необходимость волевого элемента в происхождении (генезисе) познания нисколько не сообщает субъективно произвольного характера результатам познавательного процесса. Участие воли в создании истинной науки состоит не в том, что мы познаем только то, чего нам хочется, а в том, что мы хотим познавать те или другие существенные стороны действительных предметов.

Вл. Соловьев.

Вондель

Вондель (Иост Vondel) — замечательный нидерландский поэт, род. в Кельне 1587 г., еще ребенком прибыл с родителями, принадлежавшими к секте анабаптистов, в Амстердам, где занялся затем чулочной торговлей, которую впоследствии оставил, поступив (в 1658 г.) на службу в местный ломбард. В 1639 г. перешел в католичество. Умер в 1679 г. Его сочинения блещут выдающимся талантом, богатством художественных образов и широким полетом фантазии. В свое время знаменитые немецкие поэты Опитц и, в особенности, А. Грифиус находились под сильным влиянием его произведений, состоящих, частью, из стихотворных переводов псалмов, Виргилия и Овидия, частью из сатир и трагедий. Полное собрание их появилось в 1683 году (9 т.) Из трагедий В. пользовалась большой известностью «Gijsbrecht von Aemstel», поставленная на сцене впервые 3 янв. 1638 г. и имевшая блестящий успех; с тех пор она исполнялась ежегодно в день своей первой постановки, как образцовая и лучшая трагедия. Что касается ее достоинства, как поэтического произведения, то она далеко уступает другому произведению его «Lucifer» (перев. на нем. яз. Гриммельтом, Мюнст., 1868). Сверх того обращают на себя внимание «Palamedes», «Joseph in Dothan» и «Leeuwendalers». Полнее всего издал сочинения В. — Ян ван Леннеп. Его «Gedichte» переведены на нем. яз. Гриммельтом и Янсеном (Мюнст. 1873). В 1867 г. В. поставлен памятник в Амстердаме. Биографии его писали Кампер (Лейпц., 1818), Цееман (Амстердам, 1831), Баумгартнер (Фрейбург, 1882) и многие др.

Воображение

Воображение. — Всякое воспринятое впечатление оставляет известный след, который может возобновиться и тогда у нас является воспоминание. То, что является в нашем воспоминании, называется образом. Термин образ в психологии употребляется не только для воспоминания зрительных впечатлений, но и для слуховых и др., можно сказать образ мелодии, осязательный образ известного осязательного впечатления. Образ есть копия впечатления, более или менее живая. Иногда он отличается крайней слабостью, бледностью в сравнении с действительным впечатлением, а иногда по живости приближается к реальному впечатлению. Способность воспроизведения впечатлений и есть то, что иные называют воображением воспроизводительным, в отличие от В. построительного. По исследованиям английского ученого Гальтона, способность воображения различна, смотря по расе. Возраст и пол также имеют значение: оно более развито у детей, чем у взрослых, у женщин более, чем у мужчин. Каждое чувство имеет соответствующие образы; есть, след., зрительные, слуховые, осязательные, двигательные и пр. образы. В наших мыслительных процессах мы можем пользоваться или всеми видами образов, или прибегнуть к одному только виду. Существуют различные типы индивидуумов по отношению к их способности воображения. К индифферентному типу относятся лица, у которых ни один вид образов не развит более других. Когда они стараются припомнить какое-нибудь лицо, в их уме возникают форма и цвет фигуры так же ясно, как и звуки его голоса; воспроизведение зрительных образов у них одинаково с воспроизведением слуховых образов; к зрительному типу относятся лица, которые в своих размышлениях употребляют по преимуществу зрительные образы. У других типов преобладают слуховые и двигательные образы. Один образ вызывается в нашем сознании другим на основании accoциации. Основных законов ассоциации три. Во 1-х, закон ассоциации по смежности, который так формулируется: образы, которые постоянно возникали вместе, связываются так тесно, что, когда впоследствии один из них возникает, то другие также стремятся возникнуть вместе с ним. Во 2-х, ассоциация по сходству: один образ стремится вызвать другой, с ним сходный (напр., портрет вызывает образ оригинала). В 3-х, ассоциация по контрасту. Один образ стремится вызвать другой, противоположный (богатство — бедность).

103
{"b":"4766","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Все наши ложные «сегодня»
Снег над барханами
Очаруй меня
Уникальный экземпляр: Истории о том о сём
Девочки
М*даки под контролем
Нам здесь жить