ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Русское законодательство впервые встретилось с В. в Крыму, где существуют В. обоих родов: законные и обычные Положение о повинностях татар-поселян 1827 г. впервые упоминает о вакуфах, и то только законных. Более тщательно вакуфное право было разработано в Высочайше утвержденном мнении Государственного совета 22 марта 1829 г., кот. вошло в Свод Законов 1857 г. (т. XI, ч. 1 ст. 1203 и прилож. к ней) и должно быть признано действующим правом. Вакуфы были подразделены на духовные (законные) и частные (обычные). Частные В. определены как имущества, состоящие в ведении магометанского духовенства, но в пользовании тех частных родов, которым они завещаны, впредь до совершенного этих родов пресечения, после чего они обращаются в казну. В сущности вся прикосновенность магометанского духовенства к частным В. исчерпывалась обязанностью иметь сведения о переходе их от одного наследника к другому и уведомлять своевременно гражданское начальство о том, что род, владевший В., пресекся и имущество его подлежит обращению в казну. В лице тавричес. магометанского духовного правления духовенство являлось не учреждением, заинтересованным в управлении частными В., а лишь органом правительственного контроля. Представлялось, поэтому, более естественным сосредоточить этот контроль в ведомстве, призванном охранять казенные интересы, что и было сделано высочайше утвержденным 5 июля 1874 г. положением комитета министров, передавшим наблюдение за частными В. в местное управление государственных имуществ. Учреждение новых частных В. было воспрещено; признаны были только те частные В., которыми владельцы пользовались до издания закона 22 марта 1829 г. Этим законом предписано было произвести точную опись всем частным В., для представления в министерство финансов; все прежние завещательные акты, устанавливавшие существование частных В., подлежали обновлению и объявлению в течение 3 лет, под страхом признания недействительными. Но когда оказалось, что многие владельцы, по неимению завещательных актов, не могли исполнить этого требования, то закон 11 янв. 1837 г. разрешил оставлять В. во владении тех лиц, который бесспорно ими владеют, с тем, чтобы они «сделали от себя завещательные акты, которые при переходе В. от одного наследника к другому должны быть объявляемы в установленный срок» (шестимесячный). Положения нашего законодательства о духовных (законных) В. также во многом отступают от общих начал мусульманского права. По Своду Законов духовные В. составляют неприкосновенную собственность магометанского духовенства: они состоят из недвижимых имуществ (сады, луга, леса, пахатные поля) и денежных капиталов; недвижимые имущества В., которые окажутся ненужными, могут быть проданы, Заведование духовными В. вверено попечению таврического муфтия и состоящего под его председательством магометанского духовного правления, с ответственностью перед министерством внутренних дел. Духовное правление ведет особую книгу, в которую записывает каждый В., обозначая при этом, какой мечети или училищу он принадлежит, какие приносит доходы и на что эти доходы употребляются. Мечети и училища имеют право только на доходы с принадлежащих им В. Новые духовные В. в Крыму могут быть учреждаемы путем завещательных актов, которые должны быть явлены в течение 6 месяцев, под опасением недействительности. Вакуфные владения занимают обширное пространство на Крымском полуострове; по официальным данным в настоящее время их имеется свыше 87000 десятин. По закону 1829 г. магометанское духовенство обязано было в течение 3 лет представить все завещательные акты, которыми были учреждены В.; но по отсутствию таких актов трехлетний срок на явку был законом 31 мая 1836 г. заменен обязанностью составить точную опись духовным В. Но и с составлением особой описи приведение в известность вакуфных владений не было вполне достигнуто. В 1867 г. уездными кадиями составлены были ведомости В., состоящим во владении духовенства. Тот же труд был выполнен в 1871 г. особою правительственною комиссией. В 1875 — 77 г. вновь были составлены ведомости уездными кадиями. Наконец, земство старалось помочь муфтию своими сведениями. Тем не менее из всей этой массы материала духовенство не могло составить верного списка и счета В. Во время эмиграции татар в Турцию в 1860 г. много В. было оставлено эмигрантами-муллами и, по распоряжению духовного правления, сдано первоначально в пользование низшего духовенства. Но затем муфтий нашел более удобным передать В. в заведование уездных кадиев; последние обязаны были, сдав земли в аренду, уплачивать из получаемой наемной платы земские повинности, а остаток отсылать в духовное правление. Управление кадиев водворило совершенную путаницу в вакуфных владениях. Они не только не собирали доходов, но к 1882 г. даже накопили земских недоимок на сумму 18000 руб.; земля сдавалась в аренду по баснословно дешевой цене: арендная плата исчислялась копейками за десятину. Договоры на аренду заключались в форме домашних сделок, а еще чаще словесно. Провладев 10 лет, арендатор заявлял себя собственником по давности, а доказательств противного не имелось. Мечети и училища, обладая обширными имуществами, не получали никаких доходов; низшее духовенство бедствовало, а арендаторы наживались. Такое хаотическое состояние В. вызвало необходимость учреждения, в 1885 г., специальной комиссии по вопросу об упорядочении вакуфных в Крыму имуществ. В ведение этой комиссии передано временно управление вакуфными недвижимыми имуществами Таврической губернии, на тех же основаниях; какие были установлены для таврического магометанского духовного правления. Наконец, Высочайшим повелением 29 сент. 1886 г. на эту же комиссию возложено «разыскание и приведение в известность частных вакуфов в Крыму, подлежащих переходу в ведение казны, с тем, чтобы комиссия, впредь до окончания возложенного на нее поручения, принимала таковые В., по мере отыскания их, в свое заведование, на правах управления государственных имуществ».

С вакуфами русское законодательство встретилось еще в Закавказье; но здесь оно ограничилось лишь определением, что «все принадлежащее закавказским шиитским (или суннитским) мечетям, мечетским школам, медресе, кладбищам и иным духовным установлениям движимые и недвижимые имущества, под названием вакуфов, законно к ним дошедшие, состоят в ведении закавказского шиитского (или суннитского) духовенства и установленных над ним властей» (ст. 104 Положений 5 апр. 1872 г. об управлении закавказского мусульманского духовенства шиитского и суннитского учений; приложены к ст. 1142 т. XI ч. 1 Св. Зак. по прод. 1890 г.). При этом «непосредственное заведование всем имуществом, принадлежащим какой-либо мечети, училищу или иному установлению, вверено комиссии из наличных приходских (мечетских) духовных лиц и из местного сельского старшины, или одного из депутатов-мусульман городового общественного управления, или иного избранного приходским (мечетским) обществом доверенного лица, под председательством старшего приходского (мечетского) духовного» (ст. 113). Но и здесь законодательство наше склонно рассматривать В. не как неотчуждаемую собственность данного именно установления, а как общий фонд всего магометанского духовенства в Закавказье.

В Туркестане существуют В. законные, обычные и еще смешанные; при последних часть вакуфных доходов поступает на дела благотворительности, а часть идет в пользу потомков вакифа. При бухарских эмирах В. были освобождены от всяких государственных налогов, но при воцарении каждого нового эмира заинтересованные лица (управители В. ) должны были заручиться подтвердительной на этот счет грамотой. Благодаря этому, число вакуфных документов (вакф-наме) чрезвычайно велико; к тому же они писались не по установленной форме и довольно разнообразны по своему содержанию. Для приведения в известность вакуфных владений законом 17 ноября 1886 г. было предписано представить, не позже 1 июля 1887 г., в местные областные правления всякого рода и наименования документы, устанавливающие вакуфные права на земли; документы, не представленные до истечения означенного срока, признаются недействительными. Областное правление оставляет явно подложные или утратившие силу записи без последствий, а остальные передает на рассмотрение поземельно — податной комиссии. Учреждение новых В. в крае допускается не иначе, как с разрешения генерал-губернатора, который дозволяет это единственно в случаях, заслуживающих особого уважения. Вакуфные ненаселенные земли, весь доход которых назначен вакуфным документом в пользу мечетей или школ или же для надобностей общественного призрения, освобождаются от государственного поземельного налога. Льгота эта не распространяется на В. вновь учреждаемые.

8
{"b":"4766","o":1}