ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Волосяной покров других частей тела, кроме головы, бывает также развит в самой различной степени. Реже всего он исчезает в области половых органов. Скудость или полное отсутствие волос на теле принадлежат к числу наиболее типичных признаков у североазиатских монголов, у племен американских и малайских, у готтентотов и бушменов. Борода также отсутствует или существует в зачаточном состоянии у всех народов с прямыми, грубыми волосами: у американцев, североазиатцев и малайцев. Обильный волосяной покров тела принадлежит к признакам семитов и индо-германских народов; сильнее всего он развивается у европейцев, особенно у португальцев и южных испанцев. Самыми волосатыми людьми на земле считают айносов, живущих на островах Гезо, Сахалине и Курильских.

В. Ф.

Болезни волос могут выразиться в изменении цвета и формы их. Кроме того, на ряду с этим, следует указать на страдания волосистых частей тела, сопровождающихся или полным отсутствием волос, или преждевременным выпадением их. Изменения цвета могут выражаться: 1) во внезапном поседении их, возможность чего в настоящее время вполне допускается, хотя большинство исторических анекдотов об английском канцлере Томасе Муре или французской королеве Марии Антуанетте, поседевших за одну ночь, давно уже отнесено к области басен. Как известно, старческое поседение (canities senilis) обусловливается исчезанием пигмента. Но преждевременное поседение может зависеть также и от большого против нормы количества вступающего в В. воздуха, что придает им серый оттенок. Чтобы такое состояние могло зависеть от нервных влияний, теперь высказываются сильные сомнения. Гораздо существеннее болезненные изменения формы волос, как, напр., расщепление их, при чем свободный конец В. разделен на 2, 3 и более частей, что всего чаще наблюдается на длинных волосах у женщин и объясняется недостатком питательного материала и распадением связывающего их вещества. Из числа других изменений заслуживают некоторого внимания узловатые утолщения волосного стержня (Trichorrhexis nodosa), в которых прочность волос уменьшается, так что они здесь загибаются и отламываются. Особенный интерес представляют изменения формы волос, обусловленные отложением чуждых им веществ, из которых всего чаще приходится наблюдать яйца вшей. Последние прикрепляют яйца сбоку к волосу при посредстве светлой, прозрачной клейкой массы. Другого рода паразиты (микрофиты) развиваются на волосах в подмышках, образуя своими наслоениями целые узлы, явственные на ощупь.

Г.Г.

Волотово поле

Волотово поле — в 3 вер. на восток от Новгорода. По преданию, здесь стоял идол Велес или Волос и было поле (слудка), где новгородцы погребали своих богатырей. Саженях в 20 к юго-восток от церкви Успения Богородицы (остатки фресок XIV в.) находится «холм Гостомысла» или его могила, насыпанная, по преданию, пригоршнями новгородцев.

Д. P.

Волхвы

Волхвы — особый класс людей, пользовавшийся большим влиянием в древности. Это были «мудрецы» или так называемые маги, мудрость и сила которых заключалась в знании ими тайн, недоступных обыкновенным людям. Смотря по степени культурного развития народа, его В. или мудрецы могли представлять собою разные степени «мудрости» — от простого невежественного знахарства до действительно научного знания. Родина В. — древний Восток, В. или маги являются в качестве особого класса у мидян и персов. По свидетельству Геродота, они составляли одно из шести племен древних мидян, быть может, сосредоточивавшее в своих руках все религиозные функции, как это было, например, с племенем левитов у древних евреев. Но мидийское или персидское происхождение магов не может быть признано уже потому, что оно не захватывает существования волхвов в более отдаленные времена, у более древних народов, как, напр., ассиро-вавилонян. Maгия или волхвование было одной из важнейших отраслей знания в древней Ассиро-Вавилонии. Тамошние маги существенно отличались от жрецов; жертву богам, напр., приносят жрецы, а изъясняют сны, предсказывают будущее В., маги, мудрецы. У них был свой глава или начальник, так называемый раб-маг который, как и другие высшие чины, носившие соответствующие же титулы (раб-сарис, раб-сак), был одним из ближайших соперников вавилонского царя (Иерем. XXXIX, 3 и 13). Сами В. разделялись на несколько разрядов, из которых каждый имел свою особую специальность и носил соответствующее название. К одному разряду относилось составление писаных заговоров или талисманов, прикладывавшихся к телу больных людей или к дверям домов, пораженных каким-нибудь большим несчастием. Волхвы, занимавшиеся этим, назывались хертуммимами, в собственном смысле магами. Другой класс мудрецов (ашшафимы или мекашафимы) имел своей специальностью чтение заклинаний; третий класс (газеримы) вел запись различных физических и астрономических явлений, которые служили для них основой предсказания будущих событий. Особенно важное значение имели газеримы или звездочеты. Ассиро-вавилонские В. были самыми знаменитыми в древности, так что их общее название халдеи сделалось впоследствии у других народов синонимом магов. У египтян также были мудрецы или В.; их волхвование весьма близко напоминает собою подобную же мудрость халдеев. Они также отличались знанием тайн природы, которыми пользовались для произведения необычайных явлений, как это можно видеть из их состязания с Моисеем в присутствии Фараона (Исход VII, 8 — 12 и др.), истолковывали сны и делали предсказания на основании астрономических наблюдений. Но у египтян, сообразно с их более серьезным характером, и самые В. отличались большей серьезностью и преданы были главным образом научной разработке представлявшихся их наблюдению явлений. От ассиро-вавилонян В. перешли и к персам, где они сначала встретили себе сильный отпор со стороны туземных жрецов. Но затем магизм привился и у персов, слившись с местным жречеством, так что и самое слово маг или волхв у персов получило значение жреца или священника. Зороастр во многих древних памятниках выставляется как глава и преобразователь класса магов или волхвов. Из Персидской монархии понятия волхвов перешли к грекам, сначала азиатским, а затем и европейским. Под именем волхвов или магов (magoi) греки стали вообще разуметь разных чародеев или колдунов, заклинателей, искусство которых имело иногда весьма сомнительное значение. Самое слово маги сделалось, особенно впоследствии, синонимом всякого обмана и шарлатанства. У греческих писателей, впрочем, можно заметить значительные колебания в этом отношении. У Эсхила, напр., оно просто означает племя, как и в свидетельстве Геродота, а у Софокла уже имеет укорительный смысл, встречаясь среди поносительных эпитетов, которые царь Эдип прилагает к фиванскому мудрецу Тиресию (Oed. Туг. 387). Платон с уважением говорит о магии Зороастра, как составляющей такую основу воспитания, которая лучше афинской (Alcib. 1, р. 122а). Ксенофонт также одобрительно отзывается о магах в своей Киропедии. По определению позднейшего лексикографа Свиды, магами назывались «у персов философы и богословы». В греческом переводе Библии под магами разумеются вавилонские и египетские мудрецы, снотолкователи, толкователи священных книг, врачеватели, волшебники, вызыватели мертвых и пр.

От греков, а потом и непосредственно от восточных народов, В. перешли к римлянам, которые весьма скоро стали смотреть на восточных В., как на низких обманщиков, бессовестно эксплуатировавших народное cyeвеpиe. Тацит называет мудрость восточных волхвов суеверием (mаgicae superstitiones), а Плиний видит в ней «пустоту» и «обман» (vanitates magicae, mendacia magica). Римские сатирики времен Империи бичуют как самих магов, так и их многочисленных клиентов. Несмотря на это, В. получали все большее и большее влияние в римском обществе. Во многих домах римской знати В. состояли на жаловании, а при дворе кесарей по временам жили целыми полками, играя важную роль во всех придворных интригах. Уже во II в. до Р. X. была попытка изгнать халдеев из Рима. Закон Суллы, относившийся к разным сикариям и тайным злодеям, на практике применялся и к В. В последующее время иные правители преследовали В., а другие, напротив, покровительствовали им. Так, император Август, старавшийся восстановить старый римский культ, запрещал азиатским В. и астрологам заниматься своими предсказаниями и даже сжигал их книги. Тиверий и Клавдий также издавали различные постановления касательно изгнания «математиков и магов», хотя известно, что лично Тиверий был далеко не равнодушен к ним и тайно окружал себя целыми «стадами халдеев» (по саркастическому выражению Тацита). Нерон относился к ним настолько благосклонно, что не прочь был принять участие в пиршествах магов. Веспасиан, Адриан и Марк Аврелий относились к ним с терпимостью. Некоторые из восточных В., как, напр., Аполлоний Тианский, приобретали громкую известность. Самое понятие о магах все более расплывалось, и под ними разумелись вообще приверженцы всего таинственного и непостижимого. Знаменитый языческий полемист против христианства Цельсий почти не различал магов от христиан и приписывал самому Христу знание магии. Со своей стороны, христиане объясняли магией чудеса, совершавшиеся, будто бы, известными в то время еретиками. В царствование Каракаллы В. были сжигаемы живыми, а пользовавшиеся их чарами ко вреду другим были распинаемы или отдаваемы на растерзание зверям. Александр Север относился к В. так благосклонно, что давал им государственное содержание. Диоклетиан возобновил прежние против них указы, но вполне отрицательное отношение к ним установилось лишь при христианских императорах. Константин Великий издал ограничительные постановления касательно всякого волшебства, а его сын Констанций и последующие императоры запрещали магию под страхом смертной казни. Это отношение к В. нашло себе ясное юридическое определение в законах Юстиниана, по служивших основой последующего законодательства христианских народов.

98
{"b":"4766","o":1}