ЛитМир - Электронная Библиотека

— Помнишь, ты сказала, что доверяешь мне? — тихо спросил он. — Тогда поверь, что я смогу самостоятельно добраться до Болдуинз-Бридж. Там и увидимся. Поверь, я не забуду о нашем ужине сегодня вечером и не променяю его ни на что в мире.

Он снова поцеловал ее — этот поцелуй лишь мгновение. Но и этого мгновения хватило, чтобы ее сердце дрогнуло, а губы обожгло.

После этого, махнув рукой, он вышел через вращающиеся двери на улицу.

Келли смотрела в окно, как Том подходит к остановке автобуса, отвозившего пассажиров к центру города. Хотя там было много народу, Том резко выделялся на фоне толпы.

Том Паолетти.

Сегодня вечером.

О Боже!

— Келли просила отругать тебя, если ты вернешься от железнодорожной станции пешком.

Том, поднимавшийся по лестнице, резко остановился. Только сейчас он заметил, что дверь кухни открыта. Джо стоял в проеме двери, хмуря брови.

— Дорога совсем короткая, — заметил Том негромко, чтобы не побеспокоить Чарлза. — И легкая. Я чувствую себя сегодня просто чудесно.

Джо посмотрел на Чарлза, дремавшего в кресле, и подошел к Тому ближе.

— По словам Келли, сканирование показало, что с тобой все в порядке.

— Да. — Том оглянулся на сверкающий под лучами солнца океан. — Но ничего конкретного о моем состоянии мне не сообщили.

Джо взглянул на Чарлза, который уже начал пробуждаться.

— Мы сегодня снова провели в отеле несколько часов. Даже не знаю, что об этом сказать. Нам то казались подозрительными все, то никто. Я пытался понять, кто был с семьей, а кто — один, но отель большой, и это мне не удалось.

— Мой заместитель приедет завтра утром, — сказал ему Том. — Мы подумаем, как лучше всего проследить за этим местом. Нам надо будет проконтролировать все машины на автостоянке в день открытия. — Он поймал взгляд Джо. — Возможно, впрочем, что никакой угрозы нет, и я просто трачу чужое время.

— Возможно, — согласился Джо. — А возможно, и нет. — Он грустно улыбнулся. — В любом случае, похоже, мне придется тратить время зря. Ты ведь будешь теперь занят Келли.

— Джо, я не хочу обсуждать…

— Извини, что вчера вечером я вам помешал.

— Хорошо. Извинения приняты. — Том повернулся, чтобы покинуть дом.

— Вы с ней ужинаете сегодня?

Том повернул обратно.

— Да. Но я не помню, чтобы я кому-то об этом сообщал.

— Когда Келли звонила, она спрашивала, не купить ли чего-нибудь в «Цветении лотоса». Это китайский ресторан у нас в городке.

Том кивнул:

— Да, я знаю.

— Там хорошая кухня. Никаких нитратов.

— Это хорошо.

— И чудесные хозяева. Они появились совсем недавно. Китайцы, по-английски почти не говорят, но отлично готовят. Немного знают французский, так что у меня нет никаких проблем в общении.

Для такого молчаливого человека, как Джо, такое количество слов было необычным. У Тома возникло подозрение, что Джо хотел бы обсудить вовсе не китайскую пищу.

— О'кей, — кивнул он. — Да, мы с Келли отправимся туда. Ты хочешь сказать, что нам не нужно идти туда лишь вдвоем?

— Совсем нет, — возразил Джо. — Я хочу сказать, что тебе следует надеть свой лучший костюм и воспользоваться возможностью сделать ей предложение.

Том не верил своим ушам.

— Что?

— Ты меня слышал, — ответил Джо. — Ты влюблен в нее половину жизни. Когда еще представится такой случай?

Том сосредоточенно почесал голову, подбирая слова для ответа.

— Я бы не сказал, что «любовь» — самое точное для этого слово. Да, меня всегда к ней тянуло, но… Джо улыбнулся:

— Ты можешь использовать любое слово, которое тебе нравится, Томми. Но если у тебя еще осталась хотя бы половина мозгов, ты должен жениться, пока у тебя есть такой шанс.

— Ум-м-м…

— Я знаю, что у вас была целая история, — продолжал Джо. — У тебя и Келли. Знаю, что между вами что-то произошло. Что-то, что сильно тебя огорчило и заставило уехать на военную подготовку на целый месяц раньше.

Видя плохо скрываемое изумление на лице Тома, старик улыбнулся:

— Ты не думал, что я знаю? Это было в ту ночь, когда ты привез ее домой очень поздно. — Джо мягко рассмеялся. — У тебя тогда, Томми, был мрачный вид. Я обо всем догадался. Ты понял, что она еще слишком молода. Я горжусь, что ты об этом подумал. Но после я жалел, что, когда она подросла, ты служил далеко от дома, — Джо глянул Тому прямо в глаза и продолжил:

— А она так и не поняла, почему ты уехал из города. Для нее это было ударом. Сегодня ты можешь с ней поговорить и все прояснить. И предложить свою руку и сердце.

— Чтобы для нее был новый удар?

«Боже, к чему весь этот разговор?» Том направился к двери. Он не хотел говорить обо всем этом, не хотел думать о чувствах, которые он прочитал в глазах Келли шестнадцать лет назад, когда он тряхнул ее руку и сказал «прощай».

— Ты прекрасно понимаешь, что люди моей профессии должны избегать каких-либо серьезных отношений. Для тех, кто служит в спецподразделении ВМС, женитьба — дело непростое. Это…

— Человек твоей профессии не может не иметь серьезных отношений. Моя профессия была такой же, как у тебя. Не точно такой, но довольно близкой. Жизнь очень коротка и бесценна. И ты, и я знаем это лучше, чем большинство людей на земле. Когда жизнь посылает тебе один из своих даров — как ты можешь не принять этот дар?

Том не знал, что ответить. Он оперся о стол и задал вопрос:

— Но ты-то никогда не был женат?

— Не был, — согласился Джо. — Но не потому, что не пытался этого сделать.

— Сибела, — понял Том.

Джо бросил взгляд на Чарлза, который опять крепко спал. Затем горестно покачал головой.

— Расскажи мне о Франции, — попросил Том. — О Си-беле, о мистере Эштоне и о Пятьдесят пятой. Я только несколько дней назад узнал, что ты работал в Управлении стратегических служб. Я… — он запнулся, — я только теперь понял, почему вы оба ничего не говорили о том, что было с вами во время войны. Я тоже о многом не имею права рассказывать. Я не собираюсь тебя ни о чем расспрашивать, но если ты когда-нибудь захочешь…

— Спасибо, — сказал Джо. — Но я хочу рассказать всю эту историю тому писателю, в среду, после церемонии открытия. Такое очень трудно сделать дважды.

— Ты можешь не делать этого вообще, — возразил Том.

— Знаешь, — сказал Джо, — тебе сейчас следует отправиться в город к ювелиру и купить Келли кольцо. И не забудь дать ей это кольцо до того, как проведешь с ней ночь.

О Боже!

— Мне нужно завершить свою работу на компьютере, — буркнул Том, поспешно направляясь прочь.

«Ты можешь не делать этого вообще», — сказал Том о предстоящей Джо беседе с писателем Куртом Кауфманом.

Но Джо должен был это сделать. Поскольку всю эту историю надо рассказать до того, как Чарлз умрет.

Перед гостиницей «Боддуинз-Бридж» стоит статуя, у которой лицо Джо. А город должен знать, что у этой статуи должно быть лицо Чарлза Эштона.

Чарлз Эштон — один из самых состоятельных людей этого весьма небедного городка. Этот человек мог позволить себе купить почти все на свете. Получив в наследство немалое состояние, он его значительно увеличил, пускаясь в самые рискованные предприятия. Его деловых партнеров неизменно удивляли хладнокровие и выдержка Эштона, но мало кто догадывался, что для Чарлза все его дела вообще не были риском — после того, что он пережил во время войны, после того, как столько раз видел гибель людей, отдававших жизнь в борьбе с фашизмом.

В городе знали его скверный характер; ходили слухи, что во время войны он за взятку обеспечил себе тепленькое место в тылу. Чтобы пересилить всеобщее отчуждение, Чарлз перечислил большую сумму городской больнице — но это только усилило слухи.

А между тем слухи не имели под собой никакого основания. Именно Чарлз был настоящим героем Болдуинз-Бридж. И Джо хотел наконец это доказать.

Но он не собирался рассказывать все. Кое-что он не откроет никому. К примеру, как к нему в комнату пришла Сибела.

30
{"b":"4767","o":1}