ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно Чарлз закашлялся. Кашель сотрясал все его тело.

— Черт тебя побери, — просипел он в промежутке между приступами кашля. — Черт бы тебя побрал! Убирайся отсюда! Ты уволен, сукин сын!

— Эй, эй, ребята… — Том двинулся к машине и увидел, как Келли подъезжает с другой стороны. В ее машине был виден какой-то баллон. Кислород.

— Прекратите! — резко выкрикнула она. — Немедленно! Вы оба!

Келли выбралась из машины и с силой захлопнула дверцу.

— Ты не можешь меня уволить, ты, самовлюбленный, самодовольный ублюдок, потому что я ухожу сам!

— Ну и ну, — пробормотал Том, преграждая Джо путь к коттеджу. — Всегда полезно набрать побольше воздуха и сосчитать до десяти. Давайте забудем вашу беседу. Вы оба погорячились. А сейчас успокоитесь, о'кей?

Келли протянула отцу какую-то таблетку. Когда он проглотил таблетку, она помогла ему прикрепить на лицо маску, а затем что-то подстроила на баллоне, чтобы Чарлзу было легче дышать. Скоро дыхание его стало спокойнее. Только после этого Келли впервые взглянула на Тома. В ее широко открытых глазах сквозило удивление. Все происходящее здесь было для нее такой же загадкой, как и для него.

— Что это значит? — спросила она, немного отступив, чтобы Джо не смог ретироваться в свой коттедж. Чарлз сорвал маску с лица.

— Семь, восемь, девять, десять, — отрывисто бросил он. — Ты уволен!

— Папа, — укоризненно произнесла Келли, когда он снова разразился кашлем. Затем она опять надела на него маску и скосила глаза на Тома.

Но Чарлз снова сорвал маску.

— Ты хочешь знать, что происходит? Я скажу тебе. Этот Иуда согласился дать интервью одному тупому придурку, который написал книгу о Пятьдесят пятой дивизии. — Он снова закашлялся. Когда Келли поднесла к его лицу маску, он уклонился от ее помощи и надел маску сам.

— Его зовут Курт Кауфман, — бросил Джо. — Он является профессором истории Бостонского колледжа, и слово «тупой» не может относиться ни к нему, ни к его книге.

Чарлз снова снял маску.

— Для меня достаточно того, что он фриц. Это дает мне право…

— Его дед служил с тобой в Пятьдесят пятой, — сказал Джо. — Он погиб в борьбе с нацизмом неподалеку от Нормандии.

Чарлз молча надел маску и отвернулся от Джо, столь невежливым способом заканчивая дискуссию.

Джо направился прочь. Том двинулся за ним, из-за головокружения — медленно, словно ребенок, который только-только учится ходить.

Том никогда не видел Джо столь рассерженным. Те несколько раз, когда Джо выходил из себя, это всегда было очень кратковременно. Такой глубокой, кипящей ярости Том не наблюдал никогда.

— Если он хотел написать о Пятьдесят пятой дивизии, то почему обратился к тебе? — спросил Том, потирая лоб, чтобы избавиться от внезапной резкой боли. — У матери на фотографии ты в форме военно-воздушных сил.

Келли бросила на него тревожный взгляд:

— Том, с тобой все в порядке?

Черт. Похоже, он выглядит так же плохо, как и чувствует себя.

— Я устал, у меня болит голова. — Он поспешил сменить тему:

— Я хочу знать, что произошло. Почему этот писатель хочет поговорить о Пятьдесят пятой с ветераном военно-воздушных сил?

Джо перевел взгляд с Тома на Чарлза и покачал головой.

— Извини, — сдавленно произнес он. — Это секрет.

— Черта с два, — выпалил Чарлз. — Ты хочешь разболтать его Кауфману. Какой же это секрет? — Он бросил взгляд на Тома. — Кауфман хочет поговорить с ним потому, что Том является «Героем Пятьдесят пятой». «Героем Болдуинз-Бридж». Ты помнишь памятник у гавани? Ту статую, под которой перечислены фамилии жителей города, погибших во время войны?

Том хорошо знал эту статую. Он перечитывал длинный список имен под ней много раз и никогда не мог понять — почему вместо «Герои Болдуинз-Бридж» на монументе выбито «герой».

Чарлз на минуту замолчал, вдыхая кислород через маску, затем продолжил:

— Подойди к памятнику и посмотри на лицо. У этого памятника лицо Джо. Джо не разрешил писать свое имя, но памятник посвящен ему. Во Франции, через несколько недель после высадки в Нормандии, он доставил информацию о немецком контрнаступлении. Эти данные спасли тысячи солдат Пятьдесят пятой дивизии. И потому ему поставили памятник.

Герой Болдуинз-Бридж. Тихий, незаметный Джо, любящий разводить цветы, был «Героем Боддуинз-Бридж».

— Ну и ну, — протянул Том, поворачиваясь, чтобы взглянуть на своего дядю. — Почему ты никогда мне об этом не рассказывал? Это могло мне пригодиться, когда меня в пятнадцатый раз вызывали к директору школы.

Он вдруг понял, что в его шутке есть и доля правды. Один Бог знает, как бы сложилась его судьба, если бы он считал себя не отпрыском «этих чертовых Паолетти», а знал, что живет в доме героя — «того самого героя, с памятника».

Джо только насмешливо фыркнул. Но в глаза Тома он избегал смотреть.

— Немцы хорошо знали местность и планировали отрезать часть Пятьдесят пятой, — продолжал Чарлз. — Изолировать ее от остальных союзных сил. Бой был очень яростным — пленных не брали ни мы, ни они. — Он перевел взгляд на Келли. — Благодаря Джо тысячи солдат из Пятьдесят пятой смогли получить шанс выжить.

— «Благодаря Джо», — насмешливо фыркнул Джо. — Не благодаря Джо, и ты отлично это знаешь! Я был ранен — я не мог даже ходить. Без тебя я…

— Я просто тебя дотащил, — энергично возразил Чарлз, после чего снова закашлялся.

— Дыши кислородом, — строго приказала ему Келли, — или я заберу тебя в больницу.

Джо возразил:

— Ты не просто ехал мимо. Ты хочешь, чтобы люди думали, что…

Чарлз снова хотел снять маску, чтобы ответить, но Том решил прервать спор.

— О'кей. — Он задержал руку Чарлза. Похоже, он уже превращается в рефери. Хорошо, что головокружение прошло и остается лишь справиться с головной болью. — Подождите минутку. Я все еще не понял. — Том пронзил Джо проницательным командирским взглядом:

— Несколько часов назад я узнал от Келли, что ты был сбит над Францией в 1942 году. Но союзные войска высадились во Франции летом 1944 года. Что ты делал во вражеском тылу в 1942 году? Тебя сбивали дважды? Или эта дата неверна?

— Нет. — Это было все, что произнес Джо. Похоже, он снова вернулся к своей обычной манере давать односложные ответы.

— Ага, — произнес Чарлз, — видишь, ты готов рассказывать обо мне, но когда дело касается тебя… — Он перевел горящий взгляд на Тома. — Он был сбит в 1942 году и сильно пострадал. Это часто случается, когда самолет падает камнем. К счастью для него, его нашли не немцы, а люди из французского Сопротивления. Благодаря этому он попал в безопасное место, а не в концентрационный лагерь — немцы американских военнопленных отправляли в лагеря вроде Освенцима. Женевскую конвенцию немцы не соблюдали.

Джо тряхнул головой:

— Они не хотят это слушать. И я не хочу это слушать, — О чем, как ты думаешь, этот Кауфман хочет спросить тебя? — бросил ему Чарлз. — Не про то ведь, как защитить розы от ранних заморозков!

— Папа! — воскликнула Келли. — Вы оба совсем вышли из себя. Может, нам следует…

— Французы нашли его и спрятали, а потом вылечили, — перебил ее Чарлз. — Когда он был среди них, то немного научился французскому. Это позволило ему ходить по французской территории и определять военные объекты для бомбардировки их воздушными силами. Это оказалось намного эффективнее разведки с воздуха. Поскольку эта работа у него получалась хорошо, ему предложили остаться в оккупированной Франции, чтобы помочь подготовить высадку союзников. — Чарлз глубоко вдохнул из баллона с кислородом. — Джо начинал войну в военно-воздушных силах, а закончил ее в Управлении стратегических служб.

Том растерянно посмотрел на своего дядю. Управление стратегических служб. Он всегда восхищался этим человеком, был благодарен ему за доброту, за то, с каким уважением тот к нему относился, — ничего подобного Том не видел даже от родной матери. Но в его глазах дядя был лишь садовником, и Том полагал, что войну тот прошел каким-нибудь мелким чиновником, поваром или… Иисус, что угодно, но только не Управление стратегических служб.

9
{"b":"4767","o":1}