ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, надумал? — обратился Виктор к Джамалю.

— Не знаю, мне ведь придется уехать из города почти на все лето… — Однако было видно, что молодой актер уже сдается.

— Я понимаю, что наши расценки для тебя слишком низкие, но ведь и Джерико, и Сюзи уже согласились на среднюю ставку. Твой гонорар будет у нас самым высоким.

— Вот даже как? — Джамаль удовлетворенно улыбнулся.

— Ну, что скажешь? Отхватим «Оскара» на будущий год? По рукам?

— По рукам! — засмеялся Джамаль. — Черт, а почему бы и нет? Ладно, перешли моему агенту все, что нужно для контракта!

Кейт громко кашлянула, и Виктор соизволил наконец обратить на нее внимание.

— Эй, послушай, ты ведь еще не знаком с нашим продюсером? Это Мери Кейт О'Лафлин. Извини, Кейт, что не пригласил тебя на беседу с Джамалем, но я не знал, что ты уже в офисе!

— Хватит валять дурака! — Наградив его очередным убийственным взглядом, Кейт подошла к Джамалю. — Я очень рада познакомиться с вами, Джамаль, но прежде всего вам следовало бы…

— Джамаль очень спешит, — затараторил Виктор, оттесняя юношу к двери. — Завтра днем я пришлю ему все бумаги.

Дверь за Хоксом громко захлопнулась, и Кейт напустилась на Виктора:

— Ты ему наврал! Ты сидел здесь как ни в чем не бывало и врал!

— Кейт, Кейт, Кейт!.. Это вполне может стать правдой! — Игриво сверкая голубыми глазами, Виктор с ослепительной улыбкой двинулся ей навстречу.

Бывший муж по-прежнему был подвижен и молодцеват — несмотря на седину, обильно украсившую густую шевелюру и холеную бородку. Обаятельный, лукавый мальчишка, с детских лет сохранивший этот невинный, бесстыжий эгоизм двухгодовалого малыша.

— Мне требуется сделать только два телефонных звонка, и все, что обещано Джамалю, обернется правдой! — увещевал он.

Это несколько охладило воинственный пыл Кейт.

— Ты что, хочешь сказать, что Сюзи Маккой согласилась?

— При условии, что Джерико сыграет Вирджила Ларами.

У Кейт вдруг заломило виски.

— Виктор, нам нужно серьезно поговорить. По-моему, ты до сих пор не представляешь…

— Прекрасно, — пробурчал Виктор, привлекая ее к себе и целуя в шею. — Давай поговорим о Бомоне. — Он снова поцеловал ее — на этот раз ловко попав прямо в губы.

И Кейт не смогла не поддаться его обаянию. Черт побери, когда в последний раз у нее был любовник? Три года назад? Или уже четыре?

Точно, четыре года. Ровно четыре года назад она порвала с Джоном Биттлером. Их отношения показались Кейт слишком холодными, скованными тысячей условностей. Они не имели ничего общего с дикой страстью, когда-то бросившей их с Виктором в объятия друг друга.

Однако Кейт слишком хорошо знала, что ее бывший супруг при всем своем великолепии в постели не способен дать ничего, кроме секса. Из этого брака она вынесла твердое убеждение в том, что ей необходимо нечто большее, нежели общая постель.

А из Виктора получился чудесный друг, и в таком качестве он ее вполне устраивал.

— Нет, — отрезала Кейт, встряхнувшись и высвобождаясь из его объятий. — Нет, нет и еще раз нет! Тебе не удастся затащить меня в койку! Ни к чему усложнять себе жизнь!

— Честно говоря, мне казалось, что это может все упростить! — с безмятежной улыбкой признался он. — Я надеялся, что ты размякнешь и засюсюкаешь: «Ах, детка, ну конечно, детка!» И мы перестанем спорить из-за Джерико Бомона.

— Ну да, чего же еще ожидать от такой наглой скотины, как ты, — нервно рассмеялась Кейт.

— Эй, не заводись! Я же просто шутил!

— А я — нет!

— Стало быть, так! — Он плюхнулся на диван и положил ноги на свой стол. — Джерико Бомон. Я хочу его снимать. Ты не хочешь. И что нам теперь делать?

— Стреляемся на рассвете? — осведомилась Кейт, присев напротив.

— Пришли мне своих секундантов, крошка!

Кейт не спускала с Виктора напряженного взгляда. Он с легкостью включился в предложенную игру, однако от нее не укрылась тревога в его глазах. Неужели Виктору так нужен этот Бомон, что он готов ради него отказаться участвовать в съемках? Виктор поерзал на своем месте и сказал:

— Не сочти это попыткой уйти от главной темы, но я все же не могу не напомнить, что ты до сих пор не свела нас с автором сценария. Как бишь его зовут? Ник Чендлер?

— Он все еще за границей, — ответила Кейт, внимательно разглядывая свои ногти.

— Он болтается там слишком долго, — сказал Вик и закинул руки за голову. — А мне нужно обсудить с ним кое-какие изменения — у сценария неверный конец.

— Как ты сказал? — Кейт подняла на него глаза. — Ты собрался изменить концовку?

Невероятная, потрясающая ирония! Свой последний фильм, «Двадцать слезинок», Виктор снимал для одной известной студии, и им не понравилась именно концовка. Совет директоров предпочел нанять другого режиссера, когда Вик отказался внести изменения. Таким образом, грандиозный труд, на который он положил почти два года жизни, был завершен кем-то другим, а Виктор даже не имел права протестовать.

Именно из-за неудачи с «Двадцатью слезинками» Виктор так решительно вернулся в мир независимых продюсеров. И с такой охотой взялся за «Обещание». Потому что, когда заключается контракт на съемки независимого фильма, источник его финансирования находится за пределами Голливуда и студии подключаются к процессу уже под конец, когда пленка отснята и упакована. Если студии нравится тот или иной фильм, она может получить только права на его прокат. Но при этом не может ничего изменить в самой картине. Во всяком случае, без ведома авторов.

— С чего тебе вдруг приспичило менять концовку? — недоумевала Кейт. — Мне она нравится.

— Да с того, что этот мальчиш-плохиш, плантатор Реджинальд Брукс, в конце концов добивается своего. Ларами продает ему свой участок, хотя клялся отцу, что никогда не бросит эту землю. Разве это стоящая концовка для фильма? Ларами сдался. А где же справедливость?

— Ларами не сдался — он выиграл! — возмущенно отчеканила Кейт. — Вспомни, ведь Джейн хотела пожертвовать будущим и выйти за Брукса ради спасения Мозеса! Но вместо этого Ларами спасает обоих — и Джейн, и Мозеса, — продав свою землю Бруксу. Ларами выигрывает, потому что поступает человечно, потому что сам возвращается к жизни, а ты… а ты ничего не понял, верно?

— Джерико Бомон, Сюзи Маккой и Джамаль Хокс! — От нетерпения Виктору не сиделось на месте. — Кейт, да с такими именами нам даже не потребуется реклама! Представляешь, как мы возьмем за горло инвесторов? Это же будет грандиозный фильм!

— Ну да, если он вообще будет!

— Ну что за чушь? — сердито скривился Виктор. — А куда же он денется?

— Ты всех нас подставишь под удар, если примешь Джерико Бомона! — выпалила Кейт, подавшись вперед. — А если посмотреть правде в глаза, то именно мне не сносить головы в ближайшие три месяца съемок!

— На то ты и продюсер! — невозмутимо заметил Виктор.

— Но ты даже не представляешь, что может выкинуть этот тип! — И Кейт принялась перечислять, загибая пальцы:

— Опоздания, невнятная речь, путаница в словах и жестах, хамство и дебоши, прогулы… Да этот твой бесценный Джерико способен на что угодно, вплоть до скоропостижной кончины! Виктор, ведь он в любой момент может сорваться и снова запить! Или взяться за наркотики. Кто даст тебе гарантию, что он выдержит до конца? Что не сочтет себя слишком уставшим, не станет колоться и не загнется от передозировки? Если это случится, когда мы отснимем большой кусок, — пиши пропало, фильм будет загублен!

— Слушай, я поговорил кое с кем из режиссеров, с которыми Джерико работал в последнее время. Вся штука в том, чтобы держать под контролем все, что он употребляет. Между прочим, он никогда не связывался с уличными торговцами — все только по рецептам. Ну, всякие там укрепляющие в течение дня и снотворные на ночь… словом, сама понимаешь. И если бы мы сами обеспечивали ему…

— Замолчи! — Кейт зажмурилась и зажала уши. — Замолчи, замолчи! Ты хоть соображаешь, до чего дошел? Виктор, да разве дело только в том, что это противозаконно?! А что, если на самом деле Джерико не наркоман? Представляешь, как ты влипнешь?

8
{"b":"4768","o":1}