ЛитМир - Электронная Библиотека

— Черт, никогда не поверю, что у нас нет шанса. Джорджа подстрелили, и он, возможно, сейчас умирает. Неужели у нас ничего нет на этого мерзавца?

Эд покачал головой:

— Никто не видел третьего стрелка, Гарри! Мы проанализируем найденные пули, но почти уверен, что у этого мерзавца револьвер допотопный. Мы ищем серьезные улики. Ты же понимаешь, что с такими свидетелями, как вы, далеко не уедешь. Даже при наличии адвоката, выделенного судом, у присяжных будет соблазн прибегнуть к разумно обоснованному сомнению. А уж если Тротта сам выберет адвоката, то у них возникнет соблазн попытаться переубедить вас.

— Ну, есть еще Джордж, который мог бы нам помочь, — напомнила Кристина.

— Отлично! Он жив. Пока жив! Кто-нибудь позвонил Николь?

— У нее совещание в Вашингтоне, — сообщила Кристина. — Мы не смогли с ней связаться. Но не думаю, что она прыгнет в самолет и примчится сюда по первому зову завтра утром, да и рейса такого нет — я проверяла.

— К тому же она ему больше не жена, — заметил Эд. — Она вообще может не захотеть явиться сюда — В таком случае свяжитесь с этой, как ее, с Ким — танцовщицей из клуба «Фэнтэзи», с которой Джордж встречается.

Кристина кивнула:

— Хорошо, сэр.

Алессандра поднялась.

— Ну что ж! Это весьма поучительно. Не будет ли кто-нибудь так любезен отвезти меня домой? Мне надо принять душ. — Она повернулась к Гарри:

— А вам, по-видимому, надо в больницу.

Протянув руку, Алессандра сопроводила этот жест холодной царственной улыбкой, выглядевшей в настоящих обстоятельствах нелепо и смешно.

— Желаю удачи. Надеюсь, вы сполна насладитесь своей местью, когда наконец она свершится.

— Я никуда не собираюсь. — Гарри, преодолевая боль, тоже поднялся.

— Возможно, зато собираюсь я.

Гарри рассмеялся, но смех его мгновенно замер, как только он понял, что она не шутит.

— И что же вы намерены делать? Просто выйдете отсюда? Айво, вероятно, уже поджидает вас. Нет, я не правильно выразился. Какое там «вероятно»! Он ждет вас. Готов поклясться, что это так.

— Я прекрасно это сознаю, но почему-то мне кажется, что у меня гораздо больше шансов остаться живой без помощи ФБР. Поэтому примите мою благодарность. — Алессандра повернулась к Кристине:

— Будьте добры, отвезите меня домой.

Кристина вопросительно посмотрела на Гарри.

— Вы бледны, сэр. Если у вас сломано ребро, вам нужно сделать рентген…

— Единственная причина моей бледности — это то, что вы называете меня «сэр».

— Я уверена, что миссис Ламонт мы убедим задержаться, по крайней мере до вашего возвращения из больницы.

— Даже не рассчитывайте на это, — пробормотала Алессандра.

— Эл, не вынуждайте меня приказать Крис связать вас и сидеть рядом с вами, пока я не вернусь. Потому что, знаете ли, если бы я это сделал, то она сказала бы «да, сэр», а от этого у меня уже и так аллергическая сыпь.

Алессандра не улыбнулась. Ни один мускул не дрогнул на ее лице, а ведь он выложил козырную карту. Гарри отвел ее в сторону.

— Разве я когда-нибудь лгал вам?

— Да, иногда, по ошибке, это случалось.

Она вырвала у него свою руку.

— Верно. Случалось. Но если вы спрашивали меня о чем-нибудь серьезном, я всегда отвечал прямо и искренне.

Она молчала, просто стояла со скрещенными на груди руками, будто старалась покрепче обнять себя или согреться. На ней все еще была его куртка, только теперь она продела руки в слишком длинные для нее рукава, и они дюйма на три прикрывали кисти.

— Если вы все-таки предпочтете уйти, когда я вернусь из больницы, я позволю вам это сделать, даю слово, и не стану препятствовать. Подождите только моего возвращения.

Алессандра пристально смотрела на него в течение нескольких секунд, которые показались ему бесконечно долгими.

В отчаянии Гарри решил пустить в дело свой последний козырь:

— Элли, сегодня я спас вам жизнь. Сделайте то, что я прошу, и мы будем квиты.

— Не уверена, что это можно назвать спасением моей жизни, если вы сами поставили ее под угрозу.

Ну что тут возразить, особенно теперь, когда она мерила его своим царственным и не слишком дружелюбным взглядом!

— Если бы эти пули угодили мне в голову, я был бы уже мертв. Если бы я позволил вам отправиться к Майклу Тротга, вы тоже были бы мертвы. Возможно, наш сценарий и не самый лучший, может быть, нам следовало сказать вам, но факт заключается в том, что нам повезло, мы остались живы и наши сердца бьются. Воспользуйтесь же своим сердцем и проявите ко мне хоть чуточку снисхождения. Пожалуйста!

Она неохотно кивнула.

— Слава Богу!

— Не слишком радуйтесь, я подожду, но вам не удастся убедить меня остаться!

— Вас просят к телефону, миссис Фенстер. Линия три.

Николь спешила в дамскую комнату и даже не остановилась. У нее было всего пятнадцать минут на то, чтобы облегчиться, перехватить какой-нибудь сандвич и стакан коки до возвращения в конференц-зал.

— Примите, пожалуйста, сообщение, Бонни.

— Говорят, это важно, мадам.

Черт возьми! В последнее время только такие сообщения и поступали.

— Сделайте это для меня.

— Один из членов вашей группы, мадам, серьезно ранен. На проводе Кристина Макфолл — она настаивает на том, чтобы поговорить лично с вами.

Николь резко остановилась, чувствуя, что все в ней будто заледенело, потом вернулась и взяла трубку.

— Крис? Кого ранили?

— Ники, это Джордж. Джордж! О Господи!

— У нас вышла осечка: нескольких местных агентов почему-то не оказалось там, где они должны были быть, и во время перестрелки…

— Он мертв?

О Господи! Нет, только не Джордж! Николь отвернулась от девушки за конторкой, понимая, что не сможет скрыть своей боли.

— Нет. Сейчас ему делают операцию и он…

— Он умрет?

Молчание Крис затянулось, потом она все-таки ответила:

— Нет.

— Черт возьми! Не лгите мне, Макфолл!

Николь отчаянным усилием воли овладела собой и постаралась сделать так, чтобы ее голос звучал ровно.

— Его ранили в ногу. Не думаю, что повреждена кость, но пуля перебила крупную артерию и Джордж потерял много крови. Боюсь, он может и не выжить. — Крис помолчала. — Я звоню вам как друг, а не как коллега. Вам лучше быть здесь.

Николь почувствовала, что слезы готовы брызнуть из ее глаз, и яростно заморгала, пытаясь их смахнуть.

— В этом-то все несчастье, Крис. Мы уже все сказали друг другу.

Она с трудом перевела дух, ненавидя себя за свой практицизм и в то же время прекрасно сознавая, что, если бы сейчас она бросила все и примчалась к нему, ничто не изменилось бы в их отношениях. Ее присутствие не отменило бы смерть, если ему суждено умереть, зато репутация надежной и неэмоциональной, как машина, служащей серьезно пострадала бы, если бы она помчалась, только чтобы посидеть возле кровати человека, который ее оставил.

— Я приеду через пару дней. Если удастся, то раньше.

— Ники, ты нужна ему.

— Он со мной развелся. Полагаю, это свидетельствует о том, что я ему не нужна. Пожалуйста, дай мне знать, если в его состоянии что-нибудь изменится.

— Ладно. — Голос Крис прозвучал непривычно резко — видимо, она почувствовала свое бессилие. — Я позвоню, если он умрет.

Связь прервалась, и Николь передала трубку девушке за конторкой, ухитрившись каким-то образом скрыть, что руки ее дрожат.

— Вы дали мне слово! — Голос Алессандры дрожал от гнева. — Вы сказали, что отпустите меня!

— Я и отпускаю вас. Просто так уж получается, что я буду вас сопровождать.

Гарри открыл переднюю дверцу машины и чуть ли не силой втолкнул ее внутрь, но Алессандра снова открыла ее.

— Мне не нужна ваша помощь!

Луна была только народившейся — тонкий серп, не более, и потому большая часть его лица тонула в тени.

— Может быть, обсудим это, когда я сяду за руль и мы тронемся? Я исхожу из соображения, что Айво клюнет на оставленную мной для него приманку, но на всякий случай хотел бы удалиться отсюда, и желательно без дырки в голове. Как и вы, надеюсь.

30
{"b":"4769","o":1}