ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не могу, — ответил наконец Брэндон. Впрочем, другого ответа она и не ожидала.

— Мне жаль.

— Мне тоже.

Алессандра положила трубку. Она была одна. Совершенно одна. В первый раз за всю ее жизнь ей было некому позвонить и не было никого, кто мог бы о ней позаботиться.

«Где деньга? Найди их, и поскорее. А иначе будешь следующей».

В течение нескольких секунд, показавшихся ей бесконечно долгими, Алессандра не могла вздохнуть.

— Миссис Ламонт?

Она подняла голову и встретилась взглядом с полицейским, у которого волосы и одежда были в полном беспорядке. Его темно-карие глаза излучали теплоту. Такие глаза искупали многое: он мог себе позволить ходить в мятом костюме и грязном плаще. Человеку с такими глазами все могло сойти с рук.

Его лицо не было особенно красивым. Впрочем, его вообще нельзя было назвать красивым: нос слишком крупный и толстоват на конце, губы слишком тонкие, а скулы терялись в мясистых щеках. Ему можно было дать лет сорок, а щетина на давно не бритом подбородке была испещрена сединой.

— Вы в порядке? — спросил он.

С полсекунды она чувствовала себя так, будто вся печаль, отчаяние и страх оставили ее и она испытала легкость освобождения. Но вместо того чтобы разрыдаться и броситься на грудь незнакомцу, она напомнила себе, что это коп, а не друг, и деликатно откашлялась. У нее не было друзей, и ей не следовало забывать об этом.

Все эти годы она поддерживала отношения только с деловыми партнерами Гриффина. На этом настоял он. Когда оказалось, что его разыскивает полиция, а потом он был найден мертвым, телефон в доме умолк окончательно.

— Со мной все будет в порядке, — сказала Алессандра темноглазому полицейскому. В этот момент она и сама верила своим словам. Ей не нужна ничья помощь. Она знала, что как-нибудь выпутается, но до смерти боялась за Джейн Доу.

— Я Гарри О'Делл, миссис Ламонт.

Полицейский протянул ей руку, и Алессандра нерешительно приняла ее, опасаясь, что рука окажется такой же теплой, как его глаза. Она ухитрилась едва прикоснуться к ней и одарила его улыбкой, предназначенной для членов дамского клуба.

— Я из ФБР. А это мой напарник, Джордж Фолкнер.

— ФБР?

Она старалась говорить тихо, и ей удалось казаться только слегка заинтересованной, хотя пульс ее участился вдвое, а в кончиках пальцев рук и ног от страха появились ледяные покалывания.

«Где деньги?»

Возможно ли, что полиции известно об этом звонке, сопровождавшемся угрозами? Она крепко обеими руками сжимала телефонный аппарат, моля Бога, чтобы ее снова не начала бить дрожь.

Он не дал объяснений, почему они нанесли ей визит, просто смотрел на нее, запоминая ее глаза, волосы, шелковую блузку, аккуратно заправленную за широкий пояс мягких шерстяных брюк. Как и большинство мужчин, он видел сквозь одежду ее тело, и, она знала, то, что он увидел, ему понравилось. Ее внешность — тонкие черты лица кинозвезды, мягкие синие глаза под тяжелыми веками, густые светлые волосы, ее совершенное, пропорциональное тело, элегантная одежда и неброский благородный макияж — можно было бы оценить баллов в пятнадцать.

Она была ослепительно красива — слишком красива, чтобы иметь друзей.

— Нам бы хотелось задать вам несколько вопросов, миссис Ламонт, — сказал наконец Гарри О'Делл.

В выговоре, как и во внешности, она различила следы его происхождения: вероятно, он вырос в Нью-Йорке, где-нибудь в Бруклине или Бронксе, — уж Алессандра знала в этом толк.

— Примите наше сочувствие в постигшей вас недавно утрате. Я имею в виду гибель вашего мужа, — вмешался второй полицейский.

Он, как и Гриффин, несомненно, был уроженцем Коннектикута.

— Бывшего мужа, — поправила Алессандра, пожалуй, слишком поспешно.

Детективы обменялись удивленными взглядами, а она спокойно продолжала:

— Он съехал отсюда в январе, когда развод еще не был оформлен.

Гарри кивнул:

— Значит, как я понимаю, вас не слишком подкосило известие о том, что его нашли в Ист-Ривер плавающим лицом вниз?

— Я его не убивала, мистер О'Делл, если вы намекаете на это.

— Я ни на что не собирался намекать, но все же рад вашему сообщению.

Он явно потешался над ней, несмотря на то что она адресовала ему ледяной взгляд.

— Вы знаете, кто похозяйничал в вашем доме?

Она ответила так же кратко, как за несколько часов до этого местным полицейским:

— Нет.

Детектив внимательно наблюдал за ней.

— И у вас не имеется никаких соображений на этот счет?

— Конечно, имеются. Но вы ведь не это хотели спросить. Вас интересует, знаю ли я, кто это сделал.

— И кто, как вы полагаете?

Она ответила, тщательно подбирая слова:

— Если бы я попыталась высказать догадку, то сказала бы, что это те самые люди, что убили Гриффина. «Где деньги? Найди их, и поскорее». Алессандра еще крепче вцепилась в радиотелефон.

— Полиция считает, что Гриффин каким-то образом был замешан в распространении наркотиков. А вы об этом ничего не знаете?

— Чем бы он ни занимался, но меня в свои дела не посвящал. Он вообще редко обсуждал со мной что бы то ни было.

Гарри развел руками, как бы охватывая разгромленную комнату.

— Тот, кто учинил этот погром, явно что-то искал. Это ведь не случайность, миссис Ламонт.

— Боюсь, я не в состоянии вам помочь, — ответила Алессандра.

Текли бесконечно долгие секунды, а детектив только смотрел на нее, и постепенно в углах его рта начала зарождаться улыбка. Он не верил ей, а она не верила ему. Она не внушала ему симпатии, но он желал ее. Стоило ей протянуть руку, и он принял бы ее и последовал за ней наверх, в спальню, отнюдь не затем, чтобы задавать вопросы.

— Благодарю за то, что уделили нам время. — Он было повернулся, чтобы уйти, но вдруг задержался. — Вам есть где переночевать сегодня?

— Со мной все будет в порядке, — повторила она как заклинание, надеясь убедить в этом хотя бы себя.

— Она умнее, чем может показаться на первый взгляд. — Прежде чем свернуть налево, на скоростное шоссе, Джордж посмотрел в боковое зеркало.

— Ну, это не такое уж необычное явление среди представителей человечества. Ты ведь тоже умнее, чем кажешься.

Гарри поерзал на сиденье, пытаясь устроиться поудобнее и глядя, как за окном машины мелькают и исчезают кварталы Куинс. У него чертовски болело плечо.

— Конечно, если уж идти в сравнениях и дальше, то от нее пахнет много лучше, чем от тебя, — добавил Джордж.

— Вот как? А я и не заметил.

Джордж ухмыльнулся:

— Зато я заметил!

Алессандра Ламонт и впрямь источала аромат свежести и женственности; она пахла, как пахнет в дорогих и модных парижских магазинах, В Париже он был с Соней, до того как они расстались навсегда. На мгновение Гарри закрыл глаза.

— Почему, если я начинаю разговаривать с блондинкой, мой лексикон сужается до двух десятков слов и большая их часть непригодна для воспроизведения в приличном обществе? — Он покачал головой. — Кстати, к вопросу о приличном обществе. Эта болтовня о высшем свете совершенно вышибла нужные мысли у меня из головы, черт возьми! Она что, вообразила себя герцогиней? Неужели эта фифа серьезно думает, что мы хоть на секунду поверили, будто ей не известно о мафии и о том, что этот вычурный дом куплен на ее деньги?

— Ты закончил? — спросил Джордж.

Гарри шумно выдохнул и потер затекший затылок.

— Нет, — возразил он, — не закончил.

Отчего-то у него было ощущение, что во время расследования ему предстоит видеть Алессандру Ламонт снова и снова. А если так, то ему не удастся покончить с мыслями о ней много-много недель. К тому же все его тело ныло — он сильно ушиб плечо, когда бросился прикрыть собой клерка в супермаркете.

Перестрелка длилась не более пятнадцати секунд, но, вероятно, в течение этих секунд на теле его появлялись все новые ушибы и синяки. И все же он уснул в полицейском участке, уронив голову на стол: возможно, именно это нанесло ему самый серьезный урон. Пожалуй, он становится слишком стар для такой работы.

4
{"b":"4769","o":1}