1
2
3
...
62
63
64
...
68

И тут Гарри сделал единственное, что только мог в этих обстоятельствах: он въехал на тротуар, загородив Алессандру.

Пуля ударилась о крышу его машины с глухим стуком, и Алессандра в ужасе обернулась, но ее ужас тотчас сменился облегчением, когда за рулем она увидела Гарри. Машина с визгом затормозила, и она, сама не зная как, оказалась внутри. Гарри нажал на педаль еще до того, как она захлопнула за собой дверцу.

— О Господи! — прошептала Алессандра. — Господи! Это Айво!

— Знаю.

Выбор у Гарри был небольшой: направиться к ближайшему полицейскому участку или, выехав на шоссе, гнать в штаб-квартиру ФБР в Фартинге. Местный полицейский участок был крошечным — обычно там дежурило не более двух офицеров, и не было никакой уверенности, что они смогут противостоять Айво и его подручным.

— Ты не заметила, сколько всего там было людей?

— Четверо.

Четверо! Итак, остается шоссе!

Гарри прибавил скорость — он хорошо знал здешние дороги и мог добраться до Фартинга менее чем за три часа.

— Как ты догадался? — спросила Алессандра. Выражение ее лица казалось озадаченным. — Я сказала: «Это Айво», а ты ответил: «Знаю».

— После объясню. — Только сейчас Гарри заметил в зеркало заднего вида приближающийся черный автомобиль — он двигался слишком быстро, чтобы принадлежать какому-нибудь добропорядочному обывателю. — Ты не заметила, на какой машине приехал Айво?

Алессандра повернулась и посмотрела назад.

— На этой, — ответила она.

— Тогда держись крепче.

На этот раз Гарри выжал максимум скорости из своей маленькой машины — благодаря ее размерам он мог маневрировать, проскакивать между машинами, идущими навстречу. Для встречных это едва ли представлялось слишком приятной забавой, но зато они уносились все дальше и дальше от черного крейсера на колесах, принадлежавшего Айво.

И все же не требовалось обладать умом гения, чтобы понять, куда они направляются, — конечно, в Денвер, а не на восток, в Фартинг.

Миновав границу штатов, они выехали на скоростное шоссе.

Алессандра сидела, вцепившись в ручку на дверце машины, бледная как полотно.

Машина Гарри была быстроходной — она пожирала и пожирала мили, опережая Айво и его приспешников. Ее мотор тоже был прожорлив, но в такие моменты, как этот, жаловаться не приходилось — Гарри мог выжать из нее девяносто пять миль не моргнув глазом.

И все же им пришлось остановиться.

— Черт!

Алессандра посмотрела на него и покачала головой:

— Не люблю, когда ты так говоришь — это не предвещает ничего хорошего.

— Сегодня утром я залил полный бак, а сейчас там почти пусто. Похоже, бензин вытекает — должно быть, пуля продырявила бак.

Гарри огляделся. Они находились в середине… неизвестно чего и двигались к отрогам Скалистых гор. Да поможет им Бог! Следующий поворот на восток от Харди должен быть по крайней мере миль через четырнадцать — в их ситуации они не смогут проехать эти мили, а сбавить скорость означало подставить головы под пули Айво.

— И что же нам остается? Попросить у кого-нибудь помощи? — Голос Алессандры зазвучал неуверенно. — Наверное, это единственный выход…

— Хорошо бы, но, боюсь, нам никто не поможет. Мы сами по себе.

— Значит, ты снова подставил меня и даже не позаботился о том, чтобы обеспечить нам прикрытие? — Алессандра была в бешенстве.

— Клянусь, я не имею к этому никакого отношения…

— Думаешь, я тебе поверю? Все это уже было.

Прозвучавший сигнал сообщил им, что бензин на исходе. Звук был мрачным, даже устрашающим. В этой ситуации действовать следовало немедленно.

— Ладно, съезжаем с шоссе, — сказал Гарри. — Держись крепче.

— Ненавижу тебя! Не могу поверить, что доверяла тебе!

Отрог Скалистых гор был достаточно высоким; Гарри подъехал к нему, ища возможности свернуть.

Затормозив, он оставил на шоссе длинный жирный след от колеса, затем миновал обе полосы и направил машину к склону холма, скользнув вниз по траве.

Если им по-настоящему повезет, Айво и его головорезы двинутся в Денвер и не остановятся, пока не окажутся там.

Но Гарри приходилось рассчитывать и на худший расклад: Айво увидит следы их шин, уводящие в лес, а там уж найти машину будет для него парой пустяков. Им с Алессандрой надо двигаться в горы, и как можно скорее.

Выйдя из машины, Гарри открыл багажник и, рассовав по карманам куртки патроны, взял бинокль и пакет, до отказа набитый препаратами, способными поддерживать энергию.

— В отделении для перчаток есть карта. Возьми ее, — сказал он Алессандре. Гарри знал, что она ненавидит его, и не осуждал ее за это. Сейчас он и сам себя ненавидел. Ему следовало все это предвидеть. Как только он нашел письмо от поверенного и прочел слова «повестка с требованием явиться в суд», ему следовало сообразить, что кто угодно, включая и Майкла Тротта, теперь мог найти его детей и Алессандру.

В багажнике оказалось два запасных свитера — один из них для Алессандры, другой для него. Ночь обещала быть холодной, и эта одежда могла им очень пригодиться.

Алессандра молча надела свитер. С мрачным видом она протянула Гарри карту, и он спрятал ее в карман.

— Я не устраивал ловушки.

Выражение ее лица не изменилось, а это означало, что в дальнейшем ему предстояла нелегкая работа убедить Алеесандру в своей невиновности. Впрочем, сейчас гораздо важнее было уцелеть, остаться живыми. Гарри проверил свой револьвер.

— Пошли.

Они двинулись в гору; Гарри протягивал Алессандре руку там, где, как ему казалось, ей не под силу преодолеть очередное препятствие; но она так ни разу и не приняла его помощи.

Глава 21

Ветки хлестали Алессандру по лицу, но она упорно взбиралась на гору вслед за Гарри, боясь отстать от него. Он же без особых усилий поднимался по крутому склону, будто каждый день совершал подобное восхождение.

Алессандра не могла поверить, что вернулась к тому, с чего начала свой путь, — теперь она снова лишена жизни, которая начала было у нее складываться, и снова в бегах. Как она оказалась настолько глупой, чтобы совершить ту же самую ошибку?

Гарри остановился на вершине и в ожидании, пока его спутница поравняется с ним, оглядел в бинокль шоссе.

— Мне кажется, они свернули на Денвер, — сказал он, когда Алессандра подошла ближе, — а когда проедут миль пятнадцать, повернут назад. Айво не знает особенностей моей машины и какие следы она оставляет, не знает, что мотор пострадал.

Он говорил так, будто они — двое приятелей, отправившихся на прогулку по лесу. Алессандра с трудом удерживалась от того, чтобы не дать ему хорошую затрещину, не столкнуть его с вершины, не разразиться слезами, наконец.

— Он сочтет, что наша машина — просто дерьмо, — продолжал Гарри, — и что нам не вытянуть больше шестидесяти миль в час, да и то с опасностью развалиться на части. Поэтому Айво повернет на Фартинг. Я хочу видеть, как он это сделает; потом мы отправимся пешком обратно в Харди.

— И что дальше? — спросила Алессандра, стараясь держать свой голос под контролем, чтобы он не дрожал. Гарри опустил бинокль и посмотрел на нее.

— Знаю, что тебе это не понравится, но, думаю, нам опять придется тебя посадить под замок и хорошенько караулить — профилактическое заключение, так сказать.

— Ну уж нет, лучше я возьму деньги — те, которые ты хотел мне дать. Я возьму их и просто исчезну.

Теперь она знала, как поступить.

Гарри с плохо скрываемым раздражением посмотрел на нее.

— Если уж они нашли тебя здесь…

— Они нашли тебя, Гарри, и я уверена, что им в этом была оказана помощь.

— Только не мной. Постой! Вот они!

Гарри снова поднес бинокль к глазам, но Алессандра и без бинокля разглядела приближающуюся черную машину, единственную на всем шоссе. Машина быстро двигалась по правой полосе и вскоре миновала их. Значит, они с Гарри были в безопасности, хотя и ненадолго.

Алессандра опустилась в изнеможении на ближайший лежащий на земле гниющий ствол дерева.

63
{"b":"4769","o":1}