1
2
3
...
25
26
27
...
59

Как же далеко зашло дело у Кипа с Анжелой?

— Анжела, — произнесла Летти, — очень важно, чтобы вы ответили на мой вопрос прямо и откровенно. Просто скажите, чем вы занимались с Кипом Химплерампом? Как далеко зашли ваши отношения?

— Я… я позволила ему… поцеловать меня! — Девушка закрыла лицо руками, от стыда не смея взглянуть на Летги. — А потом написала ему об этом! О том, как после этого почувствовала себя… такой взрослой!

Летти тупо смотрела на нее.

— Вы поцеловались?

— Да!

— Один раз?

— Несколько! Не напоминайте мне больше об этом! Я не должна была целовать ни одного мужчину, кроме моего дорогого Хьюги, — Анжела опустила голову, — я приду к моему Хьюги запятнанной женщиной.

Летти чуть не рассмеялась. Она-то предположила, что у девушки есть основательная причина для слез. Но Летти рано поняла, что заботы у благородных и привилегированных совсем другие, чем у людей ее сорта. Хотя, судя по трагическому выражению на лице Анжелы, они так же сложны для них.

— Перестаньте, милочка, — сказала Летти, приподняв ее подбородок. — Признайтесь, вы слегка преувеличили, а? Я уверена, что, даже если бы Хьюги прочитал вашу записочку…

— Этого нельзя! Поверьте, он будет так… так переживать!

— Ах, Анжела. — Летти покачала головой. — Не будет. Уверяю вас. Как светская женщина…

— В том-то и дело. Он не светский щеголь. Он милый, честный и доверчивый. Он совсем не такой, как вы!

Непреднамеренная пощечина мгновенно отрезвила Летти. Бедная девушка была так огорчена, что разочарует своего маркиза, что не отдавала себе отчет в том, что сказала.

Но жестокий приговор больно задел Летти. И не потому, что был несправедлив. Она его заслуживала. Куда больше, чем думала Анжела.

Но, Бог мой, эта наивная овечка сделала Летти больно.

Летти встала, не выпуская рук девушки.

— Возможно, вы правы, милочка, — тихо сказала она. — Но даже добрый, далекий от света, не от мира сего мужчина не осудит девушку за то, что она всего лишь живой человек.

— Вы не понимаете!

Летти отпустила ее руки и отступила. Девушка была права. В этом заключалась вся трудность. Для Анжелы, как и для всех обитателей Литтл-Байдуэлла, в этом заключалась их жизнь. В чувствах, верности, доверии и даже в предательстве.

А для Летти это была лишь очередная пьеса.

И сколько бы она ни притворялась кем-то, она этим кем-то не была и никогда не станет.

— Но я понимаю вас, — тихо возразила она, — именно потому, что я такая женщина. Я встречала людей, подобных Кипу Химплерампу. Не поощряйте его, не бросайтесь выполнять его требования по мановению его руки. Вы только свяжете себя. — Она взялась за дверную ручку, желая поскорее удалиться.

— Так вы не поможете мне? — печально спросила Анжела. Летти остановилась.

— Я думала, что помогаю.

Что еще она могла сказать? Зачем вообще давала совет? Анжела не из тех, кому приходится убегать из дома и от прошлой жизни, потому, что она сама сделала глупый выбор.

И в то же время Летти была недовольна, что не помогла девушке. Она огляделась, давая себе время.

— Ладно, но вы должны обещать мне, что подумаете над тем, что я вам сказала.

Не дожидаясь ответа, она отперла дверь и вышла в коридор, расстроенная и усталая.

Пьеса затянулась; сюжет выходил из-под контроля. Второстепенная роль инженю становилась более важной, чем рассчитывала Летти, а роль Агаты Уайт оказалась совсем не такой, как она предполагала. И чем ближе она узнавала Бигглсуортов, тем опаснее становилась игра. Слишком много ловушек возникало у нее на пути, слишком велика была опасность разоблачить себя как самозванку.

Летти Поттс не знала, что произойдет во втором акте или какие слова она будет произносить, но твердо понимала одно: надо поскорее опустить занавес, иначе последний акт ей придется играть в тюремной камере.

Глава 15

Если вы не уверены, как публика примет ваш спектакль, покиньте сцену за несколько минут до финала.

— Мэри, дорогая, — спросила Эглантина горничную, появившуюся из-за обитой зеленым сукном двери, — ты видела леди Агату сегодня утром? — После вчерашнего крокета Эглантина ни разу не встретила их знатную гостью-служащую.

— Ага, — сказала Мэри, помахивая веничком из перьев. — Час назад, когда я зашла убрать ее комнату, она укладывала вещи в саквояж.

— Укладывала вещи? Странно. Ты не спросила зачем? Мэри посмотрела на хозяйку с таким видом, будто та сказала глупость.

— Да я и не говорила с ней, — сообщила она таким тоном, словно ее спросили, не ругалась ли она в церкви. — Заскочила в комнату, увидела, что она все еще там, ну и выскочила обратно.

— Понятно. — Какое-то движение на верхней площадке лестницы привлекло внимание Эглантины, и она увидела наклонившуюся вниз фигуру в длинном дорожном пальто.

— Леди Агата! — воскликнула она. Фигура медленно выпрямилась. Мэри, увидев, что это действительно леди Агата, бросилась на кухню.

— Да, мисс Бигглсуорт? — отозвалась сверху Летти. — Я вам нужна?

Эглантина покраснела.

— Я только подумала… то есть Энтон сейчас в библиотеке, и мы надеялись… Так сказать, мы подумали, что неплохо бы обсудить приготовления к свадьбе.

— К свадьбе?

Эглантина энергично закивала, но леди Агата явно ее не понимала.

— К свадьбе Анжелы?

Бедная леди Агата, подумала Эглантина, у нее, должно быть, голова идет кругом от всех этих свадеб, которые она должна устраивать. К тому же дама явно куда-то собралась.

— Если, конечно, я не отрываю вас от важных дел в городе.

— В городе? — Летти ступила на лестницу и остановилась.

— Да, — сказала Эглантина. — Мэри говорила, что вы собираете вещи, и на вас пальто.

— О! — Летги взглянула на пальто и удивленно раскрыла глаза, словно забыла, что надела его. — О, это! А… э… нет, ничего… Я .. я как раз собиралась в Литгл-Байдуэлл посмотреть, не… могла… бы я… — она улыбнулась и прокашлялась, — подобрать кружево к… к некоторым тканям, которые привезла с собой! — радостно закончила она. — Но это подождет. — Дама расстегнула пальто и бросила его на перила. — Когда мы закончим нашу беседу, я вернусь и возьму его.

Она с обычной живостью спустилась с лестницы.

— Куда мы идем?

Эглантина махнула рукой в конец коридора.

— В библиотеку.

Там они застали Энтона, сидевшего с деловым видом за столом, и — как мило! — с ним была Анжела. Все, кто был заинтересован в устройстве самой прекрасной свадьбы, собрались здесь. Даже Ягненочек, с удовольствием заметила Эглантина, свернулся калачиком на подоконнике.

— Леди Агата, — сказал Энтон, вставая. — Как приятно, что вы пришли. Прошу вас, садитесь.

Не говоря ни слова, Летги села и расправила юбки своего утреннего платья бисквитно-розового цвета. Ни одна женщина с каштановыми волосами не решилась бы надеть платье с таким сочетанием цветов, но на гостье оно смотрелось шикарно.

Эглантина устроилась у окна, взяв Ягненочка, посадила его себе на колени и стала задумчиво поглаживать его шелковистые уши. Как персона, чей вкус был столь изыскан, могла назвать свою собачку, кстати, необыкновенную и умную, таким безвкусным, неинтересным именем?

Она подняла глаза. Энтон беспомощно смотрел на Эг-лантину. Эглантина смотрела на Анжелу. Анжела смотрела на свои руки.

— Так, — улыбнулся Энтон. — Значит, так. — Он откашлялся. — Может быть, нам лучше всего поговорить начистоту?

При этих словах Летти подняла голову.

— Сэр?

— Да, — сказал Энтон, кивая, и торопливо продолжил:

— Так вот. Мы простые деревенские люди, леди Агата. Мы ничего не знаем об обществе, в которое вступает Анжела. Хотя, — быстро поправился он, заметив, как задрожали губы Анжелы, — хотя мы уверены, что ее новая семья будет гордиться нашей дорогой девочкой.

Теперь задрожали губы Эглантины. Иногда мужчины бывают такими бесчувственными. Как будто ей надо все время напоминать, что она скоро потеряет любимое дитя!

26
{"b":"4770","o":1}