ЛитМир - Электронная Библиотека

Но это значило… Нет. Нет.

— А если королева откажет? — спросила Летти. — Что, если королева не последует рекомендациям премьер-министра?

Аттикус улыбнулся:

— Почему она должна отказать? Марч — старинное и достойное имя. Прошлое моего сына хорошо известно, его поведение безукоризненно, связи безупречны, и он блестяще справляется со служебными обязанностями. Я не думаю, что у королевы возникнут проблемы с его награждением, — с гордостью закончил Аттикус.

Но Летти из всего сказанного услышала только одно — «его связи безупречны».

Были такими до того, как он связался с актрисой мюзик-холла! Если власти каким-то образом узнают о ней… Летти проглотила застрявший в горле ком.

Будущее, так неудержимо манившее ее, ускользнуло, исчезло, угасло, словно пламя свечи, оставив ее в темноте. Надежда, что у сэра Эллиота возможно будущее с актрисой мюзик-холла, была очень слаба. Но у лорда, барона такого будущего просто не могло быть.

Даже если Эллиот смог бы простить ей прошлое, то королева — никогда.

Летти повернулась к Аттикусу и с отчаянием выпалила:

— Но ведь он не обязан принимать титул, не так ли? Брови Аттикуса сдвинулись.

— Нет. Он мог бы отказаться от этой чести, — мягко произнес он. — Но он трудился долгие годы ради этой возможности. Я не понимаю, как он может не воспользоваться ею.

— Но он и так рыцарь, — возразила Летти. — Это достаточно почетно. Титул барона не сделает его лучше или хуже, чем он есть!

— Конечно, нет. — Тревога появилась в глазах старика, но тон оставался мягким. — Но… вы же знаете Эллиота и должны понимать, что ему нужен не титул, а те перспективы, которые он дает.

Летти смотрела на него, думала… и не могла вымолвить ни слова. Разумеется.

— Как член палаты лордов, он сможет сделать карьеру как судья… но это ясно. Вы должны понять, как это важно для него, и я достаточно тщеславен, чтобы думать, что и для страны. — Аттикус похлопал ее по руке и улыбнулся. — Как я заметил, за последнее время мой сын не очень блистал красноречием. Но следует учесть обстоятельства. — Он подмигнул Летти. — Поверьте моему слову. Эллиот очень талантливый оратор, умеющий убеждать. Особенно хорош он, когда говорит о судебных реформах. Перед тем как вернуться сюда из-за моей болезни, он был очень известен в Олд-Бейли.

— Олд-Бейли? — Летти думала, что после Судана он всю жизнь провел в Литтл-Байдуэлле. — Он бывал в Лондоне?

— Прожил там десять лет, — поправил ее Атгикус. Какой же идиоткой она была, когда дразнила его… Марч-старший смотрел на нее с непроницаемым выражением лица.

— Однажды Эллиот сказал, что смерть английских солдат можно было бы оправдать, если бы ценой их жизней были куплены справедливость и свобода. — Он бросил на нее пронизывающий взгляд. — Понимаете? Не амбиции движут Эллиотом, а преданность делу. Имея титул, он добьется очень многого. — Старик с гордой улыбкой откинулся на спинку дивана. — Вы в этом хоть на минуту сомневались?

— Нет. — Она не сомневалась. Врожденная порядочность Эллиота, честность, решительность, стремление к справед-нивости будут грозными защитниками добра. Летти почувствовала гордость. Лорд Эллиот Марч — человек, которого она любит.

«Любит». Она любила Эллиота. За то, что он был великодушным, благородным и честным — качества, в существовании которых она сомневалась и поэтому высмеивала как свойственные людям слабым и сентиментальным. За то, что был таким деликатным с Элизабет Вэнс и так добр к ее отцу. За то, что он старался ради других, делая вид, что это нужно ему самому. За то, что всегда сохранял достоинство в разговорах и не отмахивался от собеседника. За то, что он проявлял щепетильность, когда дело касалось справедливости, и был терпелив с теми, кто не разделял его взглядов.

Но она полюбила его и за то, что его поцелуи возбуждали в ней страсть, томительное желание и сознание своей власти над ним. За то, что ее тело отзывалось, как камертон, на каждое его прикосновение. Она любила его за то, что он был Эллиотом, не похожим ни на одного мужчину, которого она встречала в своей жизни, или могла бы встретить в будущем.

Аттикус пристально смотрел на Летги. Затем, словно прочитав ее мысли и поняв, как она любит его сына, улыбнулся.

— Теперь, когда вы все знаете, каковы ваши намерения в отношении моего сына, леди Агата?

И здесь она могла бы вести себя умнее, думала Летти, торопливо шагая по коридору.

Ей не следовало, не подумав, заявлять: «У меня нет никаких намерений!» — и выскакивать из комнаты, как испуганный заяц.

Но ее намерения были не из тех, которыми можно поделиться с отцом будущего любовника. Любовник. У Летти было немало возможностей завести любовника, но у нее их никогда не было. Ибо она еще никого не любила и не понимала, что заставляло абсолютно разумную, неглупую женщину превращаться в безвольное и слабоумное существо из-за какого-то мужчины.

До сегодняшнего дня.

Она понимала, что у них с Эллиотом не может быть общего будущего. И это не имело значения.

Она хотела наслаждаться любовью с любимым человеком. Это-то она заслужила?

Больше никогда она не встретит такого человека, как Эллиот. Можно потратить всю жизнь на его поиски… Такая удача не выпадает дважды. Немногим женщинам повезло даже один раз в жизни.

Но ей повезло, лихорадочно думала Летти. И она не собиралась упустить ни одной минуты счастья. А им оставались лишь минуты.

Соблазнить Эллиота было бы трудно, но возможно. Она чувствовала, знала его. Надо было заставить его поверить — и, будучи Эллиотом, он поверит, — что это лишь прелюдия к их браку.

Летти замедлила шаги, затем остановилась, пораженная собственной смелостью.

Она не сможет. Он не захочет. Она не посмеет… Что на нее нашло, что она стала строить такие сумасбродные планы?

Ее мучили сомнения, как далеко она может позволить зайти их отношениям. Эта мысль билась в ее голове, а сердце пронзала боль. Она не хотела причинить ему боль. Она решила прийти к нему и украсть минуты счастья, столько, сколько сумеет. Может быть, мисс Поттс действительно была воровкой.

Летти огляделась, словно просыпаясь после беспокойного сна. Она сделала крюк и вернулась к тому месту, где вошла из сада в дом. Из столовой выходили гости.

Она должна была найти Эллиота. Это все, что она знала.

Кто-то схватил ее за руку. Вздрогнув, Летти обернулась. Перед ней стояла Анжела.

— Он хочет, чтобы я сегодня пришла к «ведьмину дереву»!

— Кип? Да его здесь нет, — сказала Летти, ища взглядом темную голову Эллиота в толпе гостей. — Его родители прислали извинения Бантингам. Я слышала.

Эллиот должен был быть где-то здесь. Он не мог оставить отца, допустить, чтобы профессор добирался до дома один. Он рассердился? Раздражен?

— Кип прислал записку как раз перед нашим отъездом, — сказала Анжела. — Пишет, что, если я не встречусь с ним, он завтра отошлет письма Хью. Я должна быть твердой, как вы сказали, не правда ли?

Летти невидящими глазами смотрела на встревоженное лицо Анжелы. Она должна была знать, что думает Эллиот. Он не должен был думать, что ей не нужна его любовь. Он не мог, не смел так думать!

— Леди Агата?

Вероятно, она не заметила, как он уехал…

— Да, — пробормотала Летти.

— Вы так считаете? — настаивала Анжела.

— Что? Если дело дойдет до этого, да. Но сегодня ничего не будет, — рассеянно сказала она. — Гроза приближается.

— Вы его не знаете, — прошептала Анжела, но Летти не слышала ее. Она заметила Эллиота и уже пробиралась через толпу.

Глава 22

Если в спектакле есть гроза — это хороший театр.

Летти добралась до парадной двери, когда карета Эллиота Марча отъезжала от дома.

Впервые в жизни Летти растерялась. У пьесы не было «следующего акта».

Она брела через комнаты, улыбаясь, бормоча ничего не значившие любезности и безнадежно пытаясь решить, что делать. Наконец от усилий найти выход из неразрешимой ситуации у нее закружилась голова. Она стала искать Эглан-тину, чтобы узнать, не сможет ли Хэм отвезти ее в Холлиз. И нашла ее в обществе Бантингов.

38
{"b":"4770","o":1}