ЛитМир - Электронная Библиотека

– А это постарались услужить мне дамы с Барроу-стрит.

В ней на мгновение вспыхнуло какое-то непонятное, но чрезвычайно неприятное чувство.

– В дальнейшем тебе не потребуется их помощь. Он вопросительно приподнял бровь.

– Теперь, когда ты... занят совсем другим, нельзя допустить, чтобы тебя видели входящим в низкопробный бордель или выходящим оттуда.

– Это не низкопробный бордель, – сказал он, скрывая улыбку.

– Мне безразлично, – заявила она. – Тебя не должны видеть выходящим из любого борделя. Вообще.

– Меня не увидят.

– Не советую рисковать, – прошипела она сквозь стиснутые зубы.

– А ты умеешь завязывать галстуки? Завязывать галстуки ей никогда не приходилось, но она не собиралась признаваться в этом, чтобы не отдать его, чего доброго, в жадные руки какой-нибудь шлюхи.

– Конечно, умею.

Наклонив голову, он скептически взглянул на нее.

– И ты научилась этому?..

Она загадочно улыбнулась. Пусть думает что хочет.

– Понятно, – усмехнулся он. – Пойду-ка я узнаю, что сделал кучер с одеждой Рэма. Мне не хотелось бы появиться нынче вечером в Гайд-парке в чем-либо менее привлекательном, чем шедевр портновского искусства.

– Тебе, кажется, все это доставляет удовольствие, не так ли? – спросила она.

– Пожалуй, – ответил он. – Почему бы и нет?

Глава 9

Монастырь Сент-Брайд,

октябрь 1792 года

– Задержись ненадолго, – сказал брат Туссен одному из парнишек. – Остальные могут идти.

Остальные четверо мальчиков – Рамзи, Дуглас, Джон и Кристиан – положили деревянные учебные шпаги и, оглядываясь на Дэнда Росса, побрели из пустой конюшни, явно размышляя о том, что натворил Дэнд на этот раз. Но Дэнд и виду не показал, что ему не хочется разлучаться со своими друзьями.

Он с привычным терпением ждал, преградив пальцем ноги дорогу муравью, проползавшему мимо. Что-то в выражении простодушной физиономии мальчика насторожило Туссена. Или может быть, его манера двигаться? Это было не похоже на грацию хищника, как у парнишки Манро, и становилось заметно только тогда, когда он уходил: спина прямая, плечи величественно развернуты. Где этот мальчишка научился так ходить, и – что еще интереснее – почему он так старается скрыть это?

А может быть, это была настороженность, всегда присутствовавшая во взгляде озорных глаз? Как бы то ни было, но что-то в этом мальчике напоминало Туссену о казнях, гильотинах и окровавленных горностаевых одеяниях. Но если он прав в своих подозрениях, то одно из самых высокородных семейств Франции подбросило своего отпрыска в монастырь на Северном нагорье. Есть ли шансы, что это так?

В таком случае почему интуиция настойчиво подсказывала Туссену, что Дэнд Росс – не просто шотландский сирота, как утверждают и он сам, и отец Таркин? Может быть, слухи были правдой? Разве не кричал Дэнд Росс по-французски, если иногда по ночам ему снились кошмары?

– Они тебя совсем не знают? Остальные? – задумчиво пробормотал Туссен.

Мальчик простодушно поморгал глазами, что само по себе было уловкой. Мальчишка знал множество таких уловок.

– Нет, брат Туссен, – бойко ответил мальчик. – Они знают меня довольно хорошо. Достаточно, чтобы называть меня дьявольским отродьем.

– А ты не такой?

– Нет, – ответил мальчик с озорной улыбкой. – Отец Таркин не допустил бы демона в свое стадо, не так ли?

– Думаю, что не допустил бы, – ответил бывший капитан королевской гвардии с беспокойством на покрытом глубокими шрамами лице. Противники роялистов были способны пойти на многое, лишь бы уничтожить всех претендентов на французский трон. Интереснб, сколько денег можно получить за информацию о том, что в монастыре Сент-Брайд скрывается член королевской семьи? Наверное, много.

Настоятель особенно просил Туссена понаблюдать за этим мальчиком и по возможности воспитать его, потому что, как сказал ему отец Таркин, у Дэнда Росса, по его мнению, имеются потенциальные возможности. Но интересно бы знать, какого рода потенциальные возможности он имел в виду, подумал Туссен.

Он склонил голову, вглядываясь в невинную физиономию. Ничего особенного, вполне располагающий к себе юный пройдоха. Разве только... глаза. Взгляд их был такой обезоруживающий, словно он забавлялся, понимая значительно больше, чем положено в его возрасте.

– Давно ли ты живешь здесь, Эндрю?

– Меня зовут Дэнд, сэр.

– Так давно ли?

Мальчик пожал плечами, чувствуя себя неуютно, как и положено мальчишке, пытающемуся найти ответ, который положил бы конец нежелательным расспросам взрослого.

– Не знаю. Наверное, около трех лет. У отца Таркина это, должно быть, записано в какой-нибудь книжке. А почему вы спрашиваете?

Туссен улыбнулся, пристально глядя на него. Ребенок не должен задавать вопросы старшим. Особенно если это представители духовенства.

– Тебе хочется сменить тему разговора, Дэнд Росс?

– Нет, сэр. – В его голосе чувствовалось легкое презрение. Вот как? Значит, мальчик не любит, когда им командуют? Это его не удивляет. Из всей этой четверки он чаще других находил приключения на свою голову и делал то, что его настоятельно просили не делать.

– В таком случае не задавай лишних вопросов.

– Ладно.

– Ты пробыл здесь дольше, чем любой из мальчиков, которых меня попросили обучить?

Прежде чем ответить, Дэнд помедлил несколько секунд, хотя Туссен догадывался, что ему известны и день, и обстоятельства прибытия сюда каждого из мальчиков.

– Кроме Дуги Стюарта. Он жил здесь еще до меня. Истории Кристиана Макнилла и Рамзи Манро было нетрудно проверить. Дуглас Стюарт прибыл как единственный выживший после эпидемии, от которой умерла вся семья. Джон Гласе был прислан из дома своего дядюшки, после смерти которого его вдова решила, что ее обязанность обеспечить крышу над головой и кормить родню мужа не распространяется на племянников.

Только Дэнд Росс, казалось, прибыл ниоткуда и просто был найден на дороге отцом Таркином. Мальчишка, похоже, был тот еще шельмец, но был неизменно приветлив, хотя и держался несколько в стороне. В спальне, естественно, иногда вспыхивали потасовки, но Дэнд Росс никогда не бывал их инициатором. Он держался обособленно, был этаким милым аутсайдером, сущим дьяволенком, которому все сходит с рук.

Так было, пока не появился Кристиан Макнилл. После этого, как ни странно, все части, необходимые, чтобы составить единое целое, словно бы нашли друг друга. Дуглас, Дэнд, Рамзи и Кит – эта четверка ребят объединилась, образовав братство.

– Это все, брат Туссен? – спросил Дэнд, с тоской поглядывая на дверь.

– Почти все. Откуда ты пришел сюда? Где ты жил до того, как пришел в Сент-Брайд?

Мальчик поморщился:

– Не знаю. Я бывал в разных местах. А вот названий городов не помню. Но все они были очень далеко.

– А твои родители?

– У меня нет родителей. Я всегда был сам по себе, – сказал он.

– Понятно. И последний вопрос. Остальные мальчики. Вы, кажется, очень близки между собой?

– Да. Они мне как родные братья, – решительно заявил Дэнд.

– Братья могут иногда подбить друг друга на всякие проделки, на демонстрацию храбрости, что может быть опасно или просто глупо.

Дэнд ждал продолжения.

– Если я попрошу тебя ради их собственного блага сообщать мне об их разговорах и проделках, то ты это сделаешь?

– Нет, брат Туссен, я не стану этого делать, – не задумываясь, сказал он.

– Даже если я пригрожу тебе наказанием?

Дэнд вдруг улыбнулся. Улыбка была как у взрослого человека. Очень неожиданная на худенькой озорной физиономии.

– Если вы это сделаете, то я, возможно, соглашусь.

– Приятно. – Значит, преданность мальчика не так уж глубока. Наверное, и его потенциальные возможности не так уж блестящи...

– Но в таком случае, – добавил Дэнд, блеснув карими глазами, – я буду говорить вам то, что вы, по-моему, захотите услышать.

26
{"b":"4771","o":1}