ЛитМир - Электронная Библиотека

В тот день, когда Томас отвозил мисс Лейтон и Пипа из Сент-Джеймсского парка домой, Сара произвела на него огромное впечатление своей внешностью и искренней тревогой за брата. На следующий день он заехал к ним, чтобы вернуть шаль, которую она оставила в коляске. Сара пригласила его зайти и поблагодарила за помощь, оказанную брату. Они стали довольно часто видеться, и вдруг он понял, что проводит с ней уже все время.

– Бартон! – услышал он и повернулся, пытаясь разглядеть, кто окликнул его.

– Сюда, сюда! – донеслось снова.

На улице образовалась самая настоящая пробка, движение остановилось совсем. Из окошечка одной из карет показался серебряный набалдашник прогулочной трости и постучал по дверце. Внутри кареты Джеймс разглядел две фигуры: одна была болезненно худой, а другая в огромном напудренном парике. Это был лорд Карр.

– Да не стойте вы там с открытым ртом, сэр. Идите сюда! – приказал голос.

Это было именно то, что задумали Фиа и Джеймс. Они хотели, чтобы Карр нашел Джеймса и потребовал, чтобы тот сделал его компаньоном в своей страховой сделке. Джеймс должен был согласиться и уступить Карру только в обмен на бумаги, по которым Брамбл-Хаус переходил бы в управление к Джеймсу. А Джеймс в свою очередь передал бы его Фиа. Но сейчас, когда долгожданный момент настал, Джеймса охватил страх.

Он испугался Карра. Джеймс Бартон всегда смотрел опасности прямо в лицо, но никогда раньше не испытывал ощущения, что идет прямо в пасть дьяволу. Сейчас он испытывал именно такое ощущение, поэтому с большой неохотой отворил дверцу кареты.

– Садитесь, садитесь к нам, Бартон.

«Ради Фиа», – подумал Джеймс и влез в карету.

Лорд Карр сидел напротив лорда Танбриджа, о котором по Лондону давно ходили слухи, что он пособник Карра во всех его темных делах. Карр сделал знак Джеймсу, чтобы тот сел напротив, рядом с Танбриджем. Джеймс подчинился. Танбридж даже не взглянул в сторону Джеймса. Он сидел не двигаясь, устремив взгляд в одну точку где-то за спиной Карра. Губы Карра дернулись.

– Сдается, вы поджидали меня, чтобы закончить махинации, которые задумали с Фиа.

Джеймс, как Карр и ожидал, крайне удивился. Карр заметил это и усмехнулся.

– Боюсь, Фиа утратила навыки, пока прозябала на своей ферме. Конечно, я сразу понял, что она замышляет. Она же, в конце концов, моя кровь. Не так ли?

Джеймс судорожно сглотнул. Дьявол, который жил в этом человеке, выглянул сейчас наружу. Он чувствовался в его голосе, в его злобном взгляде победителя. Но вдруг улыбка исчезла с лица Карра. Он посмотрел поверх головы Джеймса куда-то в окошко кареты.

– Вот так, Дженет, правильно! – воскликнул он. – Как только Фиа сказала мне о привязанности Бартона к сельской жизни, я догадался, что ей надо. Так же как я догадываюсь, что сейчас нужно тебе.

Джеймс вздрогнул и обернулся. По тротуару медленно брели грузчики и рабочие доков. Джеймсу показалось, что где-то в толпе мелькнули шелковые юбки дамы в модной шляпке.

– Куда вы смотрите, сэр? Я разговариваю с вами. – Джеймс опять удивился и повернулся к Карру. Танбридж по-прежнему оставался неподвижным и словно ничего не замечал вокруг, однако ноздри его расширились, выражая полное презрение. Синие, как сапфиры, глаза Карра дьявольски искрились. Джеймс с отвращением подумал, что Карр играет с ним в какую-то непонятную игру.

Джеймс был простым и прямым человеком, но за тот небольшой период, который провел в компании Карра, он понял, что отец Фиа страдает душевной болезнью. В своей болезни он готов пойти на все, чтобы добиться желаемого. Однако понять это следовало раньше.

Как они с Фиа могли надеяться, что им удастся обмануть такого человека, как Карр? Разве он не убил мать Фиа и еще двух своих жен? А может быть, и не только их?

От этой мысли Джеймсу сделалось не по себе. Карр заметил его реакцию, он получал явное наслаждение.

– Я остановил вас, сэр, вот по какой причине, – заговорил Карр. – У меня есть послание для моей дорогой Фиа. Пожалуйста, передайте ей, что ее замысел не удался, совсем не удался. Он потерпел неудачу точно такую же, как «Звезда Альба».

Джеймс с удивлением уставился на Карра:

– Сэр, я не понимаю, о чем вы говорите.

– Я вижу, что вы действительно не понимаете, – довольно рассмеялся Карр. – Позвольте объясниться, Бар-тон, чтобы вы потом все подробно передали Фиа. Я бы рассказал ей обо всем сам, но именно сейчас я хочу предпринять вояж на континент и потому вынужден отказать себе в этом удовольствии. – Карр наклонился вперед, его руки, скрытые широкими кружевными манжетами, лежали поверх набалдашника трости. – Начну с того, что мне нравится этот ваш небольшой страховой обман, и я хвалю вас за достигнутые успехи. – Карр одобряюще кивнул.

«Что ж, для начала неплохо, – отметил про себя Джеймс. – Карр купился на слухи, которые мы с Фиа так усердно распространяли. Возможно, еще не все потеряно».

– Но Фиа должна была понять, что я никогда не согласился бы стать частью вашего замысла. – Надежда покинула Джеймса. – Любой человек, с которым я вступаю в подобные авантюры, должен полностью принадлежать мне. – Он откинулся на спинку сиденья и вздохнул. – А вы ведь, сэр, мне не принадлежите. Пока. В таком случае необходимо исправить это положение. – Прежде чем Джеймс успел что-либо ответить, Карр предупредительно помахал тростью в воздухе. – Но вот ваш компаньон Томас... Донн, кажется, так он называет себя, так вот он уже полностью у меня в руках. Его я уже сделал своим компаньоном.

В воздухе повисло тяжелое молчание. Джеймс похолодел. Его страх за Томаса возрос в той же пропорции, в какой рушились их с Фиа надежды и планы. Карр в сговоре с Томасом? Какая чушь! Почему тогда Томас ничего не сказал ему? Что имеет в виду Карр, когда говорит, что Томас у него в руках?

Похоже, что планам Фиа уже не суждено осуществиться, но можно еще попробовать защитить Томаса. И Джеймс решился.

– Чем вы собираетесь шантажировать Томаса? – резко спросил Джеймс.

– Неужели вы хотите сказать, что не знаете?.. А меня уверяли, что вы такие близкие друзья, – невозмутимо отозвался Карр.

– Мне все равно, что сделал Томас, или, точнее сказать, по вашим утверждениям, не сделал, – сердито возразил Джеймс.

– Да ну? – с притворным удивлением произнес Карр. – Это очень хорошо, потому что если Томас не счел нужным сообщить вам о своем прошлом, стало быть, не мне это делать. Как вы полагаете?

– Вы настоящий ублюдок! – вырвалось у Джеймса.

– Осторожнее, – предупредил Карр, глаза его потухли.

Джеймс ничего не мог поделать. Даже если бы он предложил себя или свой корабль, чтобы спасти Томаса, это бы ничего не изменило. Карр не тот человек, который держит слово.

– Можете делать, что хотите, Карр, – продолжил Джеймс, голос его звучал грозно. – Вас окружают жалкие фигуры вроде вот этой, – он указал в сторону Танбриджа, – они готовы для вас на все, какой бы грязной ни была работа. Конечно, вы вдвоем можете уничтожить мой бизнес, – на этот раз Джеймс сам наклонился вперед, его лицо налилось кровью, – попробуйте, но через два дня я уплываю к мысу Доброй Надежды. Возможно, вы попытаетесь что-то сделать за этот короткий срок, но предупреждаю вас, когда я уйду в плавание, буду очень счастлив, что не дышу одним с вами воздухом.

Не добавив ни слова, Джеймс рывком открыл дверцу, спрыгнул на землю и поспешил прочь сквозь толпу.

Танбридж провожал Джеймса глазами сквозь окно.

– Вызвать его на дуэль?

– Дуэль? – Карр часто заморгал. – Не-ет! – подумав, протянул он. – Дуэль не нужна, я с ним разберусь позже. Сейчас меня гораздо больше интересует то, что он сказал, меня это очень волнует.

– А что он сказал? – переспросил Танбридж, хотя в голосе его не отразилось никакого интереса. Последнее время голос Танбриджа звучал невыразительно и монотонно.

– Бартон сказал, что уплывает в сторону мыса Доброй Надежды. Да?

– Да, готов поклясться, что это тот самый маршрут, каким должен был плыть Томас Донн.

46
{"b":"4773","o":1}