ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Игра началась. И вот этот четырнадцатилетний мальчишка взялся за рули боевого космолёта «КБ-803» спокойно, и даже с улыбкой вызывающего мужества, и даже… с радостью. Да, ему предстояло выполнить задачу, трудность и сложность которой не укладывались в воображении. Ему предстояло выполнить её с помощью машины. Тончайшую, тоньше дыхания, дрожь её автоматов он ощущал под руками. И знал: это великолепная машина! Что из того, что её автоматы искалечены невероятным и страшным врагом? Это ничего. Конечно, автоматы точнее и быстрее человека, но ведь построил их всё-таки человек. И именно человек, вопреки своей медлительности и неуклюжести, умеет, когда нужно, преодолеть больше препятствий, чем смог бы не наихудший автомат. Только нужно для этого быть… человеком.

Итак, первый поворот рулей. Секунду спустя — второй. «КБ-803» плавно, словно просыпающаяся, но уже гибкая рыба, обходит два первых преграждающих ему дорогу препятствия, два метеора; каждый из них много больше Разведчика.

— Совсем неплохо! — говорит Алька.

— Отличная машина! — бормочет Ион.

Потом снова наступает тишина, потому что перед «КБ-803» уже выросли новые скальные махины, а мгновение спустя Ион швыряет космолёт, как мяч, нечаянно включив всю систему боковой тормозной тяги. Но он тут же выравнивает космолёт и незаметно переводит дыхание: какое колоссальное облегчение! Он испытывает глубочайшую благодарность к Альке за то, что она не съязвила на его счёт.

— Извини, — шепчет он.

— Разумеется. Ты и так исключительно добр ко мне. Я на твоём месте давно бы уже врезалась в скалу.

Голос её звучит более чем дружелюбно.

— Не болтай глупости, — нарочито скромно протестует он.

— Это не глупости!

Ион уже не отвечает. Он включает добавочную тягу и, пожалуй, чересчур лихо проносится между двумя глыбами, перепрыгивая по пути через третью.

Что происходило в это время с Альфой и Бетой? Сейчас этого не знал никто на свете. Известно было лишь, что их уносит в пустоту и мрак каменное течение Чёрной Реки. Известно было также, что на большом расстоянии от них продвигается третий космолёт — воин и спаситель «КБ-803». Он ещё не начал своей битвы с Рекой. Но он прибыл сюда, в её поток, именно затем, чтобы начать эту битву.

Битва с Рекой, впрочем, уже началась. Её начал Разведчик. Бой шёл в молчании, в огромном отдалении от «КБ-803», и всё-таки Алька вдруг вздрагивает и говорит тише, чем ей самой казалось:

— Ты тоже видишь?

— Что?

— Вспышки?

Ион вглядывается в экран. Действительно, на самом краю распахнувшихся перед ним глубин Вселенной пульсирует какой-то неимоверно слабый отсвет. Словно из-за далёкого горизонта сверкают отблески сатурнийской огненной бури.

— Это Разведчик? — спрашивает он для верности.

— Наверное, он.

Значит, «КБ-803» идёт правильным курсом и укладывается во время, предписанное планом Главной Базы! Со стороны вообще может показаться, что обычный рейсовый пассажирский космолёт совершает обычный свой маршрут, соблюдая расписание трассы.

Нет! Не могло бы так показаться. И не делайте даже вид, что могло бы. Это разворачивается тяжелейшее для человека испытание, тяжелейшее из всех, какие Система переживала на протяжении многих последних лет.

— Огни видно всё лучше, — говорит Алька.

— Это, наверно, главное орудие.

— Наверное, — соглашается она.

— Что бы с нами было, попади мы под такой «душ»? — замечает Ион.

— Представляю, — откликается Алька.

Она начинает передавать Иону данные контрольной таблицы. Ему некогда — Река все сгущается, ему приходится лавировать, он чуть сходит с курса, ускоряет, тормозит, снова ускоряет.

— Слушай, — вдруг произносит Алька. — Сейчас начинается вторая часть работы.

Он не сразу понял.

— Когда «сейчас»?

— Минуты через три.

— Давай! — Он искоса посмотрел на неё.

Она была совершенно спокойна, хотя именно для неё начался час испытания. Сейчас её занимала лишь загадка исчезновения радиоволн.

— Что же это всё-таки такое? — риторически вопрошает она. — Что с ними происходит?

— С волнами?

— Да.

— Я ведь тебе говорил! — едва сдерживаясь, отвечает Ион. — Что-то их глотает. Какой-нибудь космический обжора!

— Успокойся, — говорит Алька. — Если это, например, минерал, способный поглощать или погашать радиоволны, это было бы самое сенсационное открытие в минералогии за последние пятьдесят лет.

Ион иронически усмехается.

— Ах, — говорит он, — я и забыл, что ты интересуешься ещё и минералогией!

— И даже очень, — отвечает Алька. — Но…

— Мы укладываемся? — прерывает её Ион.

— Да. Но только теперь, дорогой, тебе уже придётся самому следить за контрольной таблицей, — невозмутимо продолжает Алька. — Через двадцать секунд я начинаю.

Он замолчал. Движением руки перебросил на экран пилота основные цифры с контрольной таблицы — скорость по плану, фактическую скорость, поправки на скорость и запас топлива.

— Ну, — говорит он, — держись, Алька!

— Держись сам, — говорит она. — И…

— Готов! — шепчет он с нескрываемым восторгом. Какая девчонка: первым же выстрелом безошибочно, как в показательном видеофильме или на конкурсных стрельбах, Алька разнесла в прах небольшую глыбу, возникшую прямо перед ними!

Так началась главная часть задания «КБ-803». Та, которая должна была решить всё.

Но прежде чем рассказать о ней, вспомним ещё, что в некотором — не-определённом пока что отдалении от «КБ-803» и с неизвестной пока что скоростью движется ещё один боевой космолёт резерва Разведчика «КБ-804», пилотируемый роботом-хранителем (тип УЧА 11/48, модель А, сатурнийского производства), тот самый, которого Ион Согго сокращённо именует Робиком.

Кроме того, нужно рассказать читателю о том, что в то самое время, когда Алька нанесла свой первый удар по каменным волнам Чёрной Реки, на Разведчике разразилась неожиданная, но кратковременная тревога.

— Командир! — кричит голос. — Помехи в системе обнаружения. Бери огонь на себя!

Алик слышит это и даже не вздрагивает… В сущности, он всё время этого ждал. Он даже не отвечает — не хочет терять времени. Как-то неопределённо и странно улыбаясь, Алик Рой открывает прямой огонь по Чёрной Реке. И хотя орудиями командуют такие неуклюжие, медлительные и примитивные инструменты, как человеческие глаза и руки, орудия бьют без промаха.

Навстречу Разведчику все так же несутся каменные волны и каменные лавины, огромные обломки скал и сыпучий песок, гигантские сполохи и веер искр.

Алик, все так же улыбаясь, накрывает их кружком прицела. Он даже успевает припомнить очень подходящее слово.

— Ненавижу! — шепчет он, разбивая невероятной белой вспышкой огромную ноздреватую глыбу метеора…

— Ненавижу! — повторяет он, разгоняя обезумевшее стадо мелких искр по каменной лавине. — И тут же, пользуясь секундной передышкой, спрашивает: — Рапер? Ты определил источник или причину помех?

Ответ задерживается. Видимо, мозг Рапера хотел основательно выполнить приказ и настойчиво искал ответа. Но ответ звучит не так, как хотелось бы Раперу:

— Говорит Разведчик. Не могу определить, командир.

Но командир уже не слышит. Он ведёт огонь громадными сериями вспышек, от которых, кажется, вспыхивает вся космическая бездна.

Битва людей против чёрной реки, начиная с первых выстрелов Разведчика и космолёта «КБ-803», развивается согласно разработанной в Главной Базе программе.

Подробное описание этой битвы перешло в учебники истории, стало предметом изучения на высших курсах звёздного пилотажа. Да и нельзя во-обще представить себе все подробности без карт 12-го сектора, без документальных записей контрольных показаний, без телерапортов, передававшихся и внешними и внутренними телекамерами Разведчика.

Поэтому здесь мы вынуждены ограничиться лишь общими и схематическими данными.

26
{"b":"4781","o":1}