ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Четырнадцатая золотая рыбка
Приоритетная миссия
Третье пришествие. Ангелы ада
Код да Винчи 10+
Помаши мне на прощанье
Сфинкс. Тайна девяти
Наследство Пенмаров
Просто гениально! Что великие компании делают не как все
Сердце Зверя. Том 3. Синий взгляд смерти. Рассвет. Часть третья

– Сир… – начал техник и запнулся. Он оглядел сидящих за столом и продолжил: – Сир, боюсь, что я неточно выразился, когда сказал, что ситуация ухудшается. Она приближается к критической точке, за которой потребует решений, выходящих за пределы их компетенции.

Рин почувствовал, как принцесса Андреа снова схватила его за плечо. Баронесса перекрестилась, и леди Твила в точности воспроизвела ее движение. Герцог заметно побледнел. Рин тоже испугался. Первое, что пришло ему в голову, – бежать наверх и забраться в Той. Но он тут же оставил эту мысль. Во-первых, в одиночку ему туда не добраться, а во-вторых, даже если он и попадет наружу, его тут же сдует штормовым ветром. Нет, придется разделить общую участь.

Герцог поднялся из-за стола.

– Видимо, придется все-таки пойти, – мрачно сказал он.

Барон Спранг торопливо поднялся вслед за повелителем.

– Можно, я тоже пойду? – встрял Рин. – Я еще не бывал на капитанском мостике.

Андреа потянула его за рукав, но он не обратил на это внимания. Герцог, явно думая о другом, механически кивнул. Рин встал, но Андреа вцепилась в него и не захотела отпускать.

– Ты меня бросаешь? Пожалуйста, не уходи, Робин!

– Я ненадолго, – стал он ее утешать. – Может быть, я сумею чем-нибудь помочь.

Принц усмехнулся.

– Конечно, сумеете. Вы же знаете тайны Старой Науки. Вам ничего не стоит быстренько починить наш двигатель, и мы будем спасены. А вот мне, бедному-несчастному невежде, придется остаться в обществе милых дам и весело провести время, не зная, сколько его еще нам осталось.

И он потянулся к бутылке. Его поведение показалось Рину достойным, а самообладание – похвальным, но потом несколько испортили впечатление дрожащие руки, со стуком наливавшие вино из бутылки в бокал.

В редкие минуты отдыха от любовных занятий Рин успел совершить несколько экскурсий по кораблю. Андреа с удовольствием показала ему аристократический район, но дальше идти не захотела. Пришлось прибегнуть к услугам барона Спранга, который приставил к нему гида и вооруженного стража (каковы были функции последнего, Рин так и не понял, но все это показалось ему весьма подозрительным).

Рин знал, что большую часть объема Небесного Властелина занимают огромные газовые накопители, но оставшегося пространства с лихвой хватало для жизни многочисленной команды. В основном люди жили внизу, на нижней палубе; там жило большинство свободных и рабов. Там были их каюты, маленькие фабрики, магазины, оружейные мастерские, гидропонические сады и луга для домашних животных: кур, свиней и коз (с которыми рабы зачастую жили под одной крышей). Все это находилось в центральных отсеках нижней палубы, а от центра отходили многочисленные запутанные коридоры, ведущие к орудийным установкам, к караульным помещениям и казармам. У Рина в мозгу сложилась пестрая картина человеческого улья, разделенного на соты газовыми накопителями. Если сложить длину всех коридоров, всех лестниц, лифтов, то получится, наверное, больше тысячи миль. Такое вот впечатление у него осталось от кратких прогулок по кораблю.

Путешествие к капитанскому мостику было одним из самых коротких. Он находился прямо под апартаментами герцога. Короткий путь до лифта, недолгий спуск – и вот они уже у цели.

Худой мужчина, одетый, как и все остальные, в серое, но в высокой шапке с золотым шнуром, шагнул вперед и поприветствовал герцога, едва тот вышел из лифта.

– Сир, к сожалению, наше положение оставляет желать лучшего. Мы теряем высоту, несмотря на форсированный режим работы двигателей и максимальную температуру газа.

– На какой мы высоте? – спросил герцог, входя в помещение.

Рин последовал за ним, с любопытством оглядываясь. Помещение имело около сорока футов в длину, максимальная ширина его составляла не более пятнадцати футов. Его изогнутые стены были прозрачными, но смотреть через них было не на что: за бортом царила абсолютная темнота. Комната была полна снующими туда-сюда людьми в серых мундирах, на лицах которых отражалось сильнейшее беспокойство. Рин отметил про себя, что большая часть электронного оборудования простаивает без пользы, но несколько панелей все же светились сигнальными огоньками.

– … Всего две тысячи футов, – докладывал тем временем главтех. – И мы продолжаем терять два фута в минуту. Этот чертов дождь утяжеляет нас, что сейчас совершенно некстати.

Резкая вспышка молнии заставила Рина вздрогнуть от неожиданности. Тут же последовал ужасающий удар грома. Рину показалось, что он увидел совсем рядом поверхность моря с белыми барашками волн. Во время шторма волны достигают большой высоты. Если «Властелин Мордред» упадет в воду, не спасется никто.

Герцог стоял за спиной рулевого, главтех стоял за спиной герцога. Рин, вытянув шею, глянул в смотровое окно и не сразу понял, чего здесь не хватает.

– А где же радар?! – удивленно воскликнул он.

Главтех обернулся и недоверчиво посмотрел на него.

– У «Властелина Мордреда» последние несколько веков нет исправного радара, сэр… – деликатно ответил он.

– Ах да, – спохватился герцог, – совсем забыл. Ламо, это наш друг, Робин. Это он хозяин летательного аппарата, того, что стоит у нас наверху.

Главтех с интересом рассматривал Рина.

– А-а-а… Видел ваш аппарат, сэр. Весьма впечатляет.

– Да… – протянул Рин, надеясь, что вежливый специалист не нарушил законов гостеприимства и не стал без разрешения хозяина методом тыкв обследовать чудо Старой Науки.

– Тяжелый аппарат, не правда ли? Судя по вмятинам на палубе, я оценил его вес в двадцать тонн. – Голос Ламо звучал озабоченно.

Рин пожал плечами.

– Да, что-то около того…

– Эти двадцать тонн усугубляют сложность нынешней ситуации, сэр. Нам нужно срочно сбавить вес. Вы бы не могли поднять свой аппарат в воздух и подождать, пока минует этот кризис?

– Поднять в воздух? Но как я туда доберусь в такой шторм?

– О, не беспокойтесь. Я пошлю с вами группу опытных инженеров, знающих корабль, как свои пять пальцев. Между внешней и внутренней оболочкой есть множество ходов, они выберут наикратчайший. Совсем недалеко от вашего аппарата расположен аварийный люк, вам его откроют и подстрахуют по пути.

Рин не зная, что сказать. Если он согласится и включит Той, вполне возможно, что она мигом возьмет курс на базу и домчит его туда в считанные минуты. Да, он останется жив, но зачем ему такая жизнь? Ведь после побега ему, конечно, запретят покидать подводную станцию…

Но, пока он растерянно молчал, в беседу вступил герцог.

– Совсем не обязательно утруждать нашего дорогого гостя, Ламо. Что такое двадцать тонн для нашего корабля?

Рин подумал, что герцог, наверное, опасается того же, что и он, но по другой причине.

– Сир, сейчас у нас каждый грамм на счету. Мы должны сбросить какой-нибудь балласт, и немедленно.

Герцог потеребил бороду.

– Ну что ж, настало, видимо, время, отдать приказ на сброс балласта?

– Да, сир, – ответил главтех. – Это наш последний шанс. Вот почему я хотел, чтобы вы почтили нас своим присутствием.

Герцог повернулся к барону Спрангу.

– Да, бедная моя популярность! Как она выросла после поворота на север и как она упадет после такого приказа!

– Оно, конечно, сир, но пусть лучше упадет ваша популярность, чем «Властелин Мордред»!

– Вы молодец, барон, – сухо отметил герцог, – хорошее и очень своевременное замечание… Ламо! Несите микрофон и подключите его куда надо…

Герцогу поднесли какой-то шарик с ручкой на длинном шнуре.

– Все каналы подключены, сир… – доложил главтех. Герцог прочистил горло и заговорил проникновенным голосом:

– Народ «Властелина Мордреда»! Это говорит ваш любимый повелитель, герцог дю Люка! Должен с прискорбием сообщить, что мы с вами попали в критическое положение. Повторяю, в критическое положение. Обстоятельства настоятельно требуют срочно облегчить «Властелин Мордред». Поэтому я объявляю Критическую Программу Сброса. Попытки саботажа будут пресекаться по Законам критического положения. Но я уверен, мои верные подданные, что вы проявите высокую сознательность и активность ради общего блага. Благодарю вас.

18
{"b":"4784","o":1}