ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какую?

– Каково твое мнение о Робине?

Она не поняла и удивилась.

– О Робине?

«Боже милостивый!» – подумал он.

– У тебя хорошее мнение о Робине?

Она удивилась еще больше.

– Ну я же говорила, он очень мил…

– Прекрасно. Очень все понятно. Ну а еще что-нибудь можешь сказать по этому поводу?

– Что именно? Не пойму, что тебя интересует?

«Неужели эта безмозглая телка – моя дочь?» – с раздражением подумал герцог, но вслух сказал:

– Как говорит твое безошибочное женское чутье? Можно ли ему верить? Он искренен?

Глупое выражение на ее лице стало еще более тупым.

– Искренен? В чем?

Он глубоко вздохнул и заговорил очень медленно, делая большие паузы между словами:

– Он рассказал нам очень много чего интересного о своей жизни, о подводной базе, о своих планах… Мой вопрос очень простой: есть ли у тебя тень сомнения хотя бы в небольшой детали? Ты веришь ему абсолютно?

Он посмотрела на него с жалостливым недоумением.

– Ну а как же, папа? Он влюблен в меня как бобик, я же говорила. Для меня он все сделает.

– Это не совсем то, что мне нужно, но, видно, ничего не поделаешь, придется подождать… И пожалуйста, доченька, не упускай лишнего случая убедиться, что он действительно влюблен в тебя как бобик. И ублажай его, прошу тебя, по мере сил, даже когда он тебе надоест.

– Ну что ты, он мне никогда не надоест.

– Но я же тебя отлично знаю, ты вся в мать. И вот еще что: прислушивайся к его словам. Я знаю, это будет нелегко, но я очень тебя прошу. Вдруг ты уловишь какую-нибудь несообразность, какое-то противоречие в его словах, тогда немедленно сообщи мне, договорились?

Она кивнула, но было видно, что она ничего не поняла. «Ну ладно, – подумал герцог, – может, потом сообразит».

– Все, кисонька, можешь идти, мы договорились.

Но она не сдвинулась с места.

– Что такое? – удивился он.

– Отец, ты помнишь, мы договаривались еще кое о чем?

– О чем же, детка? – удивился он еще больше.

– О том, что, если я стану его любовницей, ты исполнишь любое мое желание?

«Боже милостивый и милосердный, – подумал он, – а я и забыл!»

– Ну кисонька, это же я просто так выразился фигурально, понимаешь? К тому же ты, по-моему, уже получила от нашего договора столько удовольствия, что тебе грех требовать большего!

– И тем не менее мы заключили договор, и ты дал слово его выполнить, а если откажешься, то я…

Он поспешно прервал ее.

– Ну ладно, хорошо… Только, мне помнится, что договор вступит в силу, если он поможет нам в борьбе с врагом…

– Не беспокойся, он сделает все, что я скажу, – уверенно заявила она.

– Ну что ж, тогда и приходи, требуй награду. Ты уже придумала, что будешь просить?

Дочь ласково улыбнулась отцу.

– Да, и еще пол твоего царства в придачу, папочка!

Несколько секунд герцог с грустью разглядывал свое дитя.

– Киска, ты с каждым днем становишься все больше похожа на свою мать.

В сопровождении личного телохранителя и барона Спранга Рин шел к Той по огромному покатому корпусу «Властелина Мордреда». Был ясный солнечный день, который нисколько не омрачали небольшие пушистые облака, не спеша проплывающие высоко в небе над гигантским воздушным кораблем. Рин обратил внимание на каких-то людей, работавших в некотором отдалении, ближе к носовому отсеку.

– Кто это и что они там делают? – спросил он барона. – Обшивку полируют?

– Это солнечные батареи, их чистят рабы, – ответил барон. – На них нарастает особый вид летающей плесени. Если их регулярно не очищать, они выходят из строя.

– Все батареи необходимо чистить? – спросил Рин. – Даже те, что на самом боку корабля?

Барон кивнул.

– Обязательно.

– Опасная работенка, должно быть?

– Опасная, – согласился барон. – Каждый год мы недосчитываемся довольно большого числа рабов.

Рин быстро отметил для себя, что положение рабов на «Властелине Мордреде» весьма незавидное.

Той была прикреплена к поверхности «Властелина Мордреда» паутиной канатов. Рин приближался к ней со смешанным чувством. Наступал решительный момент. Или он заставит программу подчиняться, или Той превратится в двадцать тонн бесполезного металла.

– Ну так сколько все-таки вам нужно времени? – не в первый раз задал барон Спранг вопрос.

– Ну я же говорю, что не знаю. Но вообще-то довольно много. Не ждите, не тратьте зря время.

– Не о нашем времени речь… – недовольно сказал барон.

Рин чувствовал, как нервничает барон, точно так же, как и герцог изменился в лице, когда услышал, что нужно проинспектировать Той. Герцогу очень не хотелось, но Рин настаивал, и пришлось хозяевам пойти навстречу гостю, хотя видно было, что дается им это с превеликим трудом, поскольку Рин еще не пользовался их полным доверием.

Рин открыл люк и оглядел внутренность своего корабля. Все стояло на своих местах. Его блеф полностью удался, как он и предполагал. Он повернулся к барону и телохранителю.

– Я бы, конечно, обязательно пригласил вас войти, но не могу, потому что это одноместный корабль, на всех места не хватит.

Барону это не понравилось, но спорить он не стал. Он посмотрел на воина, потом на толстые канаты, опутавшие Той.

«Ну, он-то, наверное, понимает, что меня ничто не удержит, если я захочу улететь», – подумал Рин.

В конце концов барон сказал:

– Значит, мы будем ждать снаружи.

– Я постараюсь побыстрей, – сказал Рин и забрался внутрь.

Там он открыл ящик с инструментом, одолженный у главтеха. Он был удивлен, когда узнал, насколько много систем Небесного Властелина еще находятся в рабочем состоянии, несмотря на явно недостаточные знания обслуживавшего персонала. Но если система полностью выходила из строя, средств и умения ее оживить на корабле недоставало. Инструменты, тем не менее, годные как для простого, доступного техникам ремонта, так и для более сложного, содержались в полном порядке.

Окинув пульт управления одним быстрым взглядом, он сразу принялся за дело. Во-первых, вскрыл крышку. Потом отсоединил все провода, идущие от компьютера к пульту. Теперь компьютер мог считывать информацию с датчиков и анализировать ее, но возможности отдавать приказы он лишился. Как следует еще раз все проверив, он включил блок питания.

Той тут же заговорила.

– Зачем ты отключал питание?

– Я хотел остаться здесь. Там, где приземлился.

Той сделала паузу, разбираясь в ситуации.

– Я отключена от управления, – сказала она. – Кто это сделал? И почему ты так нелепо одет?

Последний вопрос Рин пропустил мимо ушей.

– Это я отключил тебя от пульта, потому что прежде хотел поговорить с тобой.

– Для того чтобы поговорить со мной, меня не надо отключать от пульта, – не поняла программа человеческую логику. – Или я ошибаюсь?

– Ошибаешься. Ты знаешь, где мы находимся?

Той помолчала. Рин знал, что сейчас она вычисляет координаты по звездам, свет от которых был виден ей даже днем.

– Мы находимся за пределами разрешенной территории, – ответила программа Той после небольшой паузы.

– Ну? – сказал Рин.

– Что «ну»?

– Что скажешь? Как тебе это нравится?

– Мне это не нравится. Почему ты не вернулся на базу?

– А ты вернешься на базу, если я подключу тебя к управлению?

Впервые за всю историю их отношений Той не ответила на прямой вопрос.

– Ну? Я требую ответа! Какое действие заложено в твоей программе?

Искусственный голос заговорил даже как будто с сожалением:

– Создавшаяся ситуация не описана в моей программе, Рин.

– Ну и как ты выйдешь из затруднения? Будешь меня слушаться или нет?

– Рин, вернись, пожалуйста, на базу. Это в твоих же интересах.

– Отвечай на вопрос! Ты будешь слушать мои приказы или сразу полетишь на базу?

– Рин, я буду выполнять приказы. Но ты вернись, прошу тебя.

– Я могу тебе верить?

– Я не умею лгать.

20
{"b":"4784","o":1}