ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Бегущий без сна. Откровения ультрамарафонца
Руки оторву!
Assassin's Creed. Ересь
Блокчейн для бизнеса
Кто прислал мне письмо?
Пропаданец
Украйна. А была ли Украина?
Книга Балтиморов
Фея с островов

Разумеется, она была права. И я почувствовала страшное облегчение, а Гейл, не откладывая дела в долгий ящик, пошла звонить своему племяннику.

Следующие несколько дней напоминали отсчет времени перед запуском космической ракеты. Торговля в магазине шла своим чередом, как и прежде, но в соседнем помещении наблюдался подъем деловой активности. Рик приволок новенький компьютер «Макинтош», извиняясь за то, что он обошелся ему в полцены. По его словам, он понимал, что тем самым подвел нас, но суть в том, что его, в свою очередь, подвел какой-то другой источник, такое порой случается. Вся проблема в том, что мы дали ему слишком мало времени. Но подобное никогда не повторится, клятвенно заверил он нас.

А на следующее утро Гейл представила нам племянника. Высоченный молодой человек, еще более типичный ирландец, чем Гейл. И с такими же, как у нее, огненно-рыжими волосами, только более длинными – они спадали на плечи буйной гривой, и, о Господи, до чего же он был красив! В голосе Гейл звучала сдержанная гордость:

– Вот, знакомьтесь, это Имонн. Славный парень, хоть и выглядит как бродяжка.

И вовсе он не выглядел как бродяжка. Он выглядел сногсшибательно.

Имонн пожал руку каждой из нас с плохо скрываемым высокомерием молодого человека, знающего, что рука, которую он пожимает, будет дрожать. У меня, во всяком случае, дрожала. Я почувствовала себя старой. А глаза его, казалось, вобрали и оценили все – мой возраст, фигуру, мои мысли.

Кэролайн в его присутствии сперва совершенно поглупела, затем начала хамить:

– Нет, Анжела, ты еще слишком молода, чтоб баловаться с такими хорошенькими мальчиками. Вот я – совсем другое дело… Скажи, Гейл, а он девственник?

– Девственников в моей семье не бывает! – усмехнулась Гейл.

Но в это время в магазин начали входить покупатели, и Кэролайн пришлось отложить заигрывания до более удобного момента. Но я заметила, как она, пользуясь любым перерывом в работе, шныряет в соседнее помещение, демонстрируя самый неподдельный интерес к новому компьютеру, и носит туда одну чашку кофе за другой.

– А где живет Имонн? – небрежно осведомилась она уже перед закрытием.

Гейл ответила, что племянник снимает комнату где-то в Бэлхеме. Кэролайн брезгливо поморщилась.

– Не очень-то удобно, – заметила она. – Передай ему, У нас в доме полно свободных комнат, если его, конечно, интересует…

– Интересует – что? – с улыбкой спросила я.

Но Кэролайн притворилась, что не слышит.

Гейл не соврала: мастерское владение компьютером у Имонна оказалось столь же впечатляющим, как и вид его самого, восседающего перед этой умной машиной. В течение нескольких первых дней мы работали посменно – две занимались магазином, третья же сидела с Имонном, помогая разбирать записи по клиентуре. Затем мы оставили его в покое, если не считать бесконечных визитов Кэролайн с чашкой кофе.

– Знаете, а я пригласила его на уик-энд, – как-то объявила она после очередного визита. – Бедняжка, как ему, должно быть, скучно все время торчать одному в этом Бэлхеме.

Гейл подмигнула мне.

– Не думаю, что Имонн так уж часто торчит в одиночестве, – заметила она.

Словно в подтверждение ее слов Имонн вскоре вошел в магазин. Как раз в этот момент Гейл занималась с какой-то моделью, та принесла на продажу платье от Ланвен. Девушка смотрела угрюмо. Но внезапно глаза ее оживились, губки увлажнились, и, подняв хорошенькую ручку, она кокетливо взбила темные волосы. Она дергалась точно муха, попавшая на липучку. Кэролайн грозно сверкнула глазами. Но Имонн умудрился усугубить положение. Окинул девушку небрежным взглядом, точно хотел сказать: «О'кей, куколка, только сперва тебе придется занять очередь!»

Затем он обернулся к нам. И сообщил, что свою работу закончил. Он даже не заметил, как вышла из двери девица. Все записи включены в компьютер. Что дальше?

В тот вечер все мы засиделись в магазине допоздна. Настал момент, когда к делу можно было подступить уже всерьез. Настал также момент, когда я всерьез захотела выйти из него. Слишком уж далеко мы зашли. У меня есть своя жизнь в конце концов! Двойная жизнь. К чему мне влезать в жизни других людей? Покупать и продавать платья – это одно. Это забавно, выгодно, а люди, которые приходили к нам со своими несчастьями и проблемами, служили не более чем фоном. Но заняться бизнесом, связанным с поиском подходящей пары, с разводами, с подробным выяснением причин, по которым несчастные жены хотят освободиться от своих мужей, – это совсем, совсем другое. И я начала жалеть, что мы влезли во все это.

Набравшись мужества, я как можно спокойнее постаралась изложить эти свои соображения Гейл. Она взглянула на меня, взяла за руку, крепко сжала и понимающе улыбнулась.

– Не стоит воображать себя суфражисткой, дорогая, – заметила она. – Мы же не боремся с причиной. Оказываем услуги, вот, черт побери, и все. Сработает – хорошо, не сработает – тоже не смертельно. А пока что надо просто завести эту машину.

В тот вечер мы разрабатывали план действий для второго этапа. Прямо с понедельника следует начать прием клиенток и постараться выведать все что можно об их мужьях. Каждой следует принести фотографию плюс, возможно, что-то еще, что помогло бы составить более полный портрет мужчины, о котором идет речь. Но самое главное, они должны быть с нами предельно искренни. Вначале поможет Торквемада, как это бывало уже не раз. В преодолении наиболее трудных моментов должно помочь спиртное. Рик уже позаботился об этом и раздобыл огромный бар со стеклянными дверцами, в уголке одной из которых было выгравировано: «Отель „Ройял-Гарден“». Содержимое, как я подозревала, поступило из того же источника.

Имонн должен заменять одну из нас в торговом зале, пока мы будем заниматься с клиентками в офисе. После чего ему предстояло ввести выуженные из женщин данные в свой любимый компьютер. Похоже, он страшно обрадовался, услышав это, и тут же высказал несколько ценных предложений, проявив себя настоящим знатоком предмета.

– Профиль программы, вот что вам нужно, – заявил он. – Последнее слово техники. Используется в Скотленд-Ярде.

Звучало все это заумно и страшно профессионально. Сомнения мои понемногу отступали. Похоже, наш компьютер способен творить настоящие чудеса в том, что касается психологического анализа. Я просто дождаться не могла, когда мы увидим его в действии.

– Надо бы дать ему какое-нибудь имя, – предложила я. – Нельзя же называть такую умную машину просто компьютером. Да и «Макинтош» тоже как-то не солидно, ведь это же плащ-дождевик.

– Давайте назовем его Прупс 44! – предложила Кэролайн.

– Насмешка, а не название, – возразила я.

Гейл поцокала языком.

– Нет, нет! Где, черт возьми, романтика? – Она нежно похлопала компьютер по боку. – Разве непонятно, что это маленькое создание способно сделать тысячи людей счастливыми и влюбленными?

Мы с Кэролайн недоуменно воззрились на нее.

– Ну так что ты тогда предлагаешь? – спросила я.

– Но это же и ослу понятно, милые мои! Назовем его Купидоном!

Глава 9

ДНИ РОЖДЕНИЯ

Что же, черт побери, надеть на премьеру в Брайтоне? Что движет женщинами, когда они, буквально сходя с ума, судорожно роются в гардеробе, не в силах решить? Тщеславие, полная порабощенность условностями? В то время как мужчина преспокойно вынимает из шкафа один и тот же выходной костюм.

Более того, мне предстояло проехать пятьдесят с лишним миль, и я уже опаздывала.

– Это традиционный спектакль, – сказал по телефону Ральф. – Без всяких там джинсов на чеховских персонажах. Это настоящий «Дядя Ваня», каким ему и полагается быть, – многозначительно добавил он.

Но какая там будет публика? Традиционная, как спектакль, или же напротив? Блеск и красота молодости или старички со слуховыми аппаратами? Ральф не просветил меня на сей счет. Единственное, что из него удалось выжать, так это то, что Лоренс Оливье жил последнее время в Хоуве, неподалеку от Брайтона. В течение недели мой муж был поглощен мыслью о том, какой вызов предстоит ему бросить великому актеру и человеку. Я при этом молчала, но считала довольно безрассудным с его стороны проводить какие-либо параллели, особенно с учетом того, что до сих пор все достижения Ральфа сводились к исполнению роли в романтическом телесериале десятилетней давности. После чего ему довелось сыграть с полдюжины мелких ролей и еще одну – в театре «Ройял корт», причем спектакль там продержался всего четыре дня. Нет, я молилась за успех Ральфа, но опасалась, что его и на сей раз постигнет разочарование.

вернуться

44

Марджори Прупс – английская журналистка, прославившаяся ответами на сентиментальные письма читательниц.

49
{"b":"4785","o":1}