ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мастер дверей
Вигнолийский замок
Кофейня на берегу океана
Шпионы тоже лохи
Наследники стали
Кто прислал мне письмо?
Думаю, как все закончить
Не дыши!
Чтец

– Да, детство получилось спокойнее некуда, – выдавила Кори из себя, надеясь, что Ник не заметит ее волнения.

– А домашние животные у тебя были?

Она об этом родителям и заикнуться не могла!

– Нет… не было, – тихо ответила Кори. – Теперь твоя очередь! У тебя есть семья?

– Мать. Она живет в Барнстепле. Там я и вырос. А отец мой умер пять лет назад.

Какая-то нотка в его голосе заставила Кори сказать.

– Сочувствую! Вы были близки?

– Очень. Он был отличным человеком. Моя мама до сих пор горюет. Обе мои сестры обзавелись семьями. И мама им помогает. Из-за работы я редко бываю дома. Пришлось даже квартиру в Лондоне купить.

– Значит, у тебя было счастливое детство? – с любопытством спросила Кори. Ее поразило, сколько любви прозвучало в голосе Ника, когда он говорил о своей семье.

– Лучше не бывает. А следовательно… – они в этот момент остановились на светофоре, и Ник обернулся к ней, – перед тобой очень милый и дружелюбный человек.

Зажегся красный свет, и машина снова тронулась. Кори задумалась над словами Ника. Что он имел в виду? Может быть, намекал, что она не такая?

Когда они подъехали к пабу, Кори испугалась, что они туда не попадут, так много было в нем посетителей. Однако Ник решительно провел ее на веранду и указал на свободный столик для двоих возле решетки, обвитой розами.

– Это наш.

– Откуда ты знаешь?

Ник убрал табличку с надписью, что место забронировано, и усадил Кори.

– Доверься мне, – сказал он, улыбнувшись. – Я хорошо знаю владельца. Если владелец «Темплгейта» мой университетский друг, то Джон – друг детства. Я позвонил ему сегодня утром и заказал столик. У них тут великолепное «Брунелло». Ты любишь красное вино?

– Обожаю.

– Я возьму тогда бутылочку. Гарантирую, когда ты его попробуешь, то не сможешь остановиться.

Я, к сожалению, за рулем, поэтому могу рассчитывать только на один бокал. И два ростбифа, согласна?

Кори кивнула. Ей было приятно, что он так ухаживает за ней.

Когда она сделала первый глоток, то закрыла глаза от удовольствия. Вино действительно было божественным.

– Оно изумительно! – воскликнула Кори и сделала еще один глоток.

– Не смей теперь говорить, что я не нашел путь к твоему сердцу… – Ник сидел прямо напротив нее, полуприкрыв глаза и вытянув свои длинные ноги.

Кори насмешливо изогнула брови:

– Ты полагаешь, что я могу влюбиться в тебя из-за одного бокала вина? Хорошего ты обо мне мнения!

– Почему же «одного бокала»? Прямо перед тобой целая бутылка.

Она улыбнулась:

– Я считаю, что во всем надо знать меру.

– Во всем, во всем? – переспросил Ник.

– Да, – твердо настояла Кори, решив не допытываться, к чему он клонит.

– Так я и думал, – самодовольно заявил ее визави. – Абсолютно ясно, что в твоем воспитании зияют огромные дыры, и я как благородный человек считаю своим долгом открыть тебе глаза на некоторые вещи. С этого момента, Кори, ты должна смотреть на меня как на своего учителя. Договорились?

Она рассмеялась. Как можно воспринимать такие заявления всерьез? Ясное дело, что Ник шутит.

– И мы начнем прямо сейчас, – решительно продолжил он.

Поставив бокал на столик, Ник взял ее руку и перевернул ее ладонью вверх, потом медленно провел по запястью пальцем, а затем, поднеся к своим губам, языком.

– Нет! Не делай так! – вспыхнула Кори, отдергивая руку и едва не сбив при этом свой бокал.

– Почему? – Лениво улыбнувшись, он откинулся на стуле и посмотрел ей прямо в глаза. – В этом нет ничего особенного. А уж кричать на весь паб и вовсе излишне!

Конечно, может быть, облизывать языком руку и пустяк, но могло последовать продолжение.

Кори прекрасно понимала, к чему стремится Ник, и была решительно настроена не поддаваться его очарованию.

– Я не играю в подобные игры, – четко произнесла она.

В его глазах не было и намека на смех, когда он спросил:

– А кто здесь играет?

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Кори готова была расцеловать официантку, которая принесла их заказ. Как вовремя! Ей теперь можно было оставить без внимания последний риторический вопрос Ника, и она с преувеличенной радостью принялась за еду.

Ростбиф со сложным гарниром был восхитительным, как и последовавший за ним вишневый пирог.

Все это она запила еще одним бокалом вина, который Ник с готовностью ей налил. Сам он при этом довольствовался минеральной водой.

После обеда Ник и Кори, взявшись за руки, отправились гулять по скверу, расположенному недалеко от паба. На Кори снизошло какое-то умиротворение.

– Давай полежим немного, – вдруг сказал Ник и потащил ее в тень ближайшего дерева. Он усадил ее на траву, сам улегся рядом, скрестив руки под головой, и закрыл глаза. – Поели, погуляли, теперь пора устроить тихий час.

– Ты говоришь так, как будто мы малыши из детского сада, – проворчала Кори и добавила уже серьезным голосом: – Я днем не сплю.

– А ты попробуй! – Он протянул руку и уложил Кори рядом с собой, положив ее голову себе на грудь. – Вот тебе и подушка. Закрой глаза. Будь хорошей девочкой.

Первые пять минут она была вся на нервах, но, так как Ник не пытался целовать ее, а только нежно гладил по волосам, она расслабилась. Жаркий день, недосып и вкусный обед с красным вином в итоге сморили Кори, и она заснула.

Когда она проснулась, ее голова лежала на животе Ника, а сам он полусидел, опершись на локоть, и наблюдал за ней.

– Привет, – игриво сказал он.

– И тебе тоже… – сонно проговорила Кори.

Ник нагнулся и поцеловал ее. Самым естественным действием в таком случае оказалось обнять его за шею. Она еще не до конца проснулась, чтобы осознать: именно этого ей хотелось с того момента, как Ник позвонил по домофону.

Чтобы Ник Морган снова поцеловал ее!

Поцелуй был долгим и страстным, однако неожиданно Ник сам отстранился от нее. Голос его сделался глухим:

– Еще немного, и я могу забыть, где нахожусь. Не стоит пугать детей и смущать их родителей.

Кори улыбнулась. Ей показалось, что Ник был чем-то удивлен. И уже через секунду он подтвердил ее предположение:

– Не понимаю, каким образом тебе это удается, Кори Джеймс, но ты определенно действуешь на меня как наркотик.

– Это хорошо или плохо? – Боже! Она с ним флиртует!

– Зависит от тебя. – Он провел пальцем по линии ее губ.

– Как это?

– Как часто я смогу получать новую порцию наркотика.

Достаточно! Кори резко села, смахнула волосы с глаз и воскликнула:

– Да что же это такое?! Я же тебе говорила, что не…

– …собираешься ни с кем встречаться, – перебил ее Ник. – Видишь, я запомнил. И когда ты планируешь начать?

– Начать что?

– Рано или поздно тебе обязательно захочется иметь семью, детей. Где тогда будешь искать свою вторую половинку, если вычеркиваешь представителей сильного пола из своей жизни? – мягко спросил Ник.

Кори опустила глаза в поисках подходящего ответа.

– Почему я должна обязательно захотеть строить семью? Только потому, что я женщина?

Она смотрела ему прямо в глаза, но не могла прочитать в них то, о чем Ник думал.

– Мне кажется, женщины склонны к моногамии, детям и так далее.

– Многие, но не я, – твердо ответила Кори.

– Ты не хочешь детей?

– Нет… Да… Я имею в виду… – Хорошо бы знать самой, что она имеет в виду. – Дети не входят в мои ближайшие планы.

– Не слишком ли резкое утверждение? – поинтересовался Ник.

– Нет. У меня сейчас на первом месте работа, а я не хочу, чтобы дети чувствовали себя одинокими и брошенными.

– Одинокими и брошенными? Такой ты себя чувствовала в детстве?

Кори поморщилась. Она даже с близкими друзьями не говорила на такие темы!

– Давай поговорим о чем-нибудь другом, – предложила она.

– Нет, мне хочется понять тебя. – Ник встал, потянув Кори за собой. Крепко ее обняв, он продолжил:

– Кори, большинство детей растут с осознанием того, что для родителей нет ничего дороже их. Я сожалею, всем сердцем сожалею, что у тебя это было не так. Но ошибки других людей не должны влиять на твою жизнь, не должны мешать жить так, как тебе этого хочется.

11
{"b":"4793","o":1}