ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Отлично! — Я старалась думать, что справедливость восторжествовала, но просто сидела и радовалась, что было для меня очень необычно. Но потом вспомнила про свое лицо и с облегчением почувствовала себя как обычно.

— Но у нас никогда не получится навесить на него то, другое дело, да?

— Да. Там не было свидетелей, даже в баре Джози никто из тех, с кем я разговаривал, не смог мне ничего сказать. Но это на некоторое время собьет с него спесь.

— Хорошо. Это даже очень хорошо.

Мы замолчали, и я почувствовала, как сексуальное напряжение просто висит в воздухе. Однако Сэм сказал:

— Гм, Кэсс…

— Что?

— Только что звонили из больницы.

— Ах, да. Как там Джастин? Я сегодня собираюсь в больницу навестить ее. Я хотела вчера к ней сходить, но мне помешали непредвиденные обстоятельства.

— Джастин умерла.

Я задохнулась:

— Как?

— Она умерла. От сердечной недостаточности, вчера поздно ночью.

— Ты же говорил, что ее состояние стабильно. Господи, она умерла в одиночестве. Хоть кто-нибудь приходил к ней?

— Нет, но за ней наблюдали — два дня. Никто этого не ожидал. Просто у нее отказало сердце. Ее уже не вернуть.

Я молчала.

— Кэсс, с тобой все в порядке?

— Нет, — сказала я, — я же собиралась пойти проведать ее, но меня отвлекли, и я не пошла. Все в моей жизни так глупо… Мне очень плохо.

— Это бывает со всеми.

— Да… Послушай, я должна идти, — сказала я, желая прекратить этот разговор. Мне стало как-то нехорошо.

— Я зайду попозже, оставлю для Нила кое-какие вещи.

— Да, конечно.

И мы оба положили трубку. Что со мной было не так? Мне стало совсем плохо. Я задумчиво потерла живот. Что-то там мешало. Наверное, чувство вины.

Должно быть, я просидела так довольно долго, потому что, когда снова зазвонил телефон, я так и подпрыгнула.

— Алло?

— Кэссиди Блэр?

— Да, — ответила я осторожно.

— Это Барри. Барри из «Мира DVD».

— А, Барри. Ты теперь работаешь по утрам? — безучастно ответила я.

Мне нужно было вернуться в действительность, но для этого требовалось время.

— Нет-нет. Я дома. Мне позвонила Элис с работы. Говорит, что ей звонила твоя бывшая коллега — Аманда, кажется. Она была злая как собака. Похоже, она обвиняет тебя в аресте ее бойфренда или что-то в этом роде. За что его арестовали?

Судя по голосу, он говорил это серьезно, и я тут же вернулась в «здесь и сейчас». Мое лицо. Арест Тони. Кирпич, брошенный в окно бара Джози.

— О господи!

— Да уж. Вот я и подумал, не связано ли это с тем, что случилось с тобой, и решил позвонить. Говорят, она ворвалась сегодня утром в магазин, орала как резаная и искала тебя.

Барри все говорил, а я, глянув на дверь, заметила, что она открыта. Было слышно, как Нил мыл подоконник, напевая какую-то песенку. Он стоял спиной к холлу и, казалось, позабыл обо всем на свете, кроме этого чертова подоконника.

— Вот я и решил, что лучше позвоню, чтобы ты знала, — закончил Барри, но я уже выронила телефон. В дверном проеме возникло розовое пятно.

— Как ты сюда?..

Не отвечая, Аманда захлопнула за собой дверь. В три гигантских прыжка она преодолела пространство от двери до дивана. Белки ее глаз были налиты кровью, и она скалила зубы, как бешеная собака. Изо рта у нее несло спиртом.

Она захохотала во все горло. В трубке валявшегося на полу телефона все еще вопил Барри. И мне удалось что-то пронзительно крикнуть ему в ответ, прежде чем она наклонилась и выдернула шнур.

— Нил! — завизжала я и тут же поняла, что он уже стучит в дверь и зовет меня из коридора. Она даже набросила цепочку! Образ Джонни-сдельщика снова всплыл перед моими глазами. Похоже, я ее недооценивала — она будет похлеще Джонни.

— Кэсс, Кэсс! — вопил Нил. — Что происходит? Ты звала меня? Отзовись, черт тебя подери!

Я хотела крикнуть что-нибудь в ответ, но она ударила меня наотмашь, прямо в мой почти сошедший синяк. Из глаз у меня так и посыпались звезды. Она толкнула меня, и стул, на который я опиралась, покачнулся. Я ударилась об пол спиной, и на голову мне упал стул.

Должно быть, я отключилась всего на две секунды, потому что, когда я пришла в себя, Аманда все еще бушевала на кухне. Я тихонько поблагодарила господа за долги, которые не позволили мне купить магнитную доску для ножей. Черт! Я снова видела мир только одним глазом. Как раз вовремя — к моему следующему свиданию! А потом я вспомнила Сэма, и что-то вспыхнуло у меня в груди. Я попыталась встать. Аманда все бушевала.

— Ты, тупая корова, — орала она. — Я знаю — это твоя работа! Ничего не было, пока я не наняла тебя. Я собираюсь замуж, и ты не сможешь остановить меня! Ты — угроза обществу! У тебя нет моральных устоев. Ты испортила все дело. Ты не остановишься, пока не засадишь его в тюрьму. Я знаю — это все ты!

Она все рычала и рычала, а из моих глаз сыпались и сыпались искры.

Я перевернулась на четвереньки и поползла к двери. Голова клонилась вниз, как тяжелый налившийся арбуз. Я ползла и ничего не видела. Потом я поняла, что она наклонилась надо мной сзади — и липкий красный сок потек по моим пальцам, как будто кто-то расколол арбуз пополам.

Она схватила меня за волосы, пытаясь поднять меня с пола. В ушах стоял шум, и я старалась вырваться и встать сама. Она снова меня ударила. Я толкнула ее со всей силы, и боль внезапно стихла. В голове происходило что-то странное. Я это чувствовала.

Я пошатнулась, стараясь не упасть. Нужно бежать! Она двигалась быстро, но я уже была у двери. Что-то теплое сочилось у меня по лицу, но я, вытерев это, быстро открыла все замки и выпала в дверь. Напоследок я услышала крик.

Это Нил бросился мне на помощь.

Я приподнялась, вытирая что-то липкое со своей головы, пошатнулась и ударилась о стену. Наверное, я просто разбила голову. Боль была ужасная, и повсюду кровь. Как мне удержать мой череп, чтобы он не развалился?

Когда я посмотрела вверх, то увидела, что Нил держит меня за запястья и внимательно смотрит мне в глаза. Я слышала какое-то тихое мяуканье и надеялась, что это мяукаю не я.

— Все хорошо. Я позвонил в полицию. Сэм на пути к нам. Фактически к нам едет весь участок.

— Где эта… — застонала я.

— Девушка в розовом? Я сломал ей нос.

Задыхаясь от крови во рту, я села, уставившись на него единственным здоровым глазом:

— Но… Но этот нос стоил ей восемь тысяч долларов!

— Думаешь, она собирается предъявить мне иск? — пошутил он.

Но тут позади Нила упал на колени Сэм, и люди в форме заполнили мою квартиру. И я поняла, что это мяукала Аманда. Как же она будет беситься из-за своего носа!

Сэм помог мне встать, и я захромала внутрь. Тут только я осознала, что все еще была в своем миленьком розовом белье и трико сверху — как героиня дешевого ужастика, которую сразу подстерегает смерть. Йогу, наверное, на некоторое время придется отложить.

Когда парамедики ушли, перебинтовав мне ухо, я надела очки для сна и прилегла на диване, приняв значительную дозу обезболивающего. Мне наложили шесть швов на голову и сказали, что придется снова ходить с синяком под глазом. Но я была так ошеломлена, что не сказала на это ни слова. А тут еще приехали Джози с Зарой и стояли в дверях, глядя на меня во все глаза. Джози вдруг расхохоталась, что показалось мне несколько неуместным.

— Видишь, что получается, когда вмешиваешься в правосудие.

Я рассказала им все о поцелуе с мороженым, пока Сэм был на улице, разговаривая с другим офицером.

— Слава богу, теперь тебе не придется идти на третье свидание, с Чарли, — прошептала Зара. — Он начинающий актер. У него слабый желудок, и я думаю, что твое лицо могло бы снова превратить его в больного булимией.

Итак, Аманда, Тони и Сьюзен наконец-то сидели в одиночках. И вдруг я поняла, что хочу только одного — уснуть. Навсегда. Вошел Сэм, сел на диван и взял меня за руку. Может, так действовало обезболивающее, но груди сразу стало тепло.

58
{"b":"4796","o":1}