ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Удовлетворив покупательский импульс (пятьдесят баксов коту под хвост), я, с картонной коробкой под мышкой, пыталась открыть дверь, отвлекшись на первую полосу газеты.

В этот момент господин Крабтри с ведром в руке шаркающей походкой подступил к окну лестничной площадки. Ой! Я мысленно взмолилась, чтобы он не обратил на меня внимания, и затаила дыхание.

— Мисс Блэр, — прокаркал он голосом рок-певицы Марианны Фейсфул, — вы опять пропустили свою очередь убирать лестницу.

Я вмиг почувствовала себя нашкодившей девчонкой и чуть было не задала стрекача. Положив коробку перед дверью, я пригладила волосы с прилипшими каплями кетчупа и соуса от канеллони и заканючила:

— Простите, господин Крабтри. У меня так много работы, и я…

— Не продолжайте, я и так знаю. Вы забыли. У вас дырявая голова. Я сделаю это сам, но на следующей неделе, если вы не намоете свой подоконник до блеска, я сообщу управляющему.

Я взглянула на подоконник. По мне, так он был блестящий-преблестящий.

— Да, конечно, господин Крабтри, но вообще-то это не оговаривается в договоре аренды.

Он свирепо зыркнул на меня из-под кустистых бровей, потом отвернулся и начал яростно тереть подоконник.

Я повернула ключ и пинком впихнула коробку в квартиру. «Здравствуйте», — проскрипел Джок. Он погрелся на островке солнечного света на кухне, а потом взлетел на бумажный абажур и повис, внимательно глядя на меня оттуда, как камера наблюдения.

Для утешения я включила рок-группу «Эйр сапплай» и час отмокала в ванне. Из ванных процедур я особенно люблю приводить в порядок волосы. Всю последовательность манипуляций: мытье, ополаскивание, нанесение масок и даже посыпание пудрой по всей их длине. Пудра, эта метель в миниатюре, просто завораживала меня. После нее я выходила из ванной вся белая и чувственная и даже готовая к перевоплощению в стройную красавицу путем липосакции. Мокрые волосы — особенно если они такие длинные и черные, как у меня — для улучшения настроения хорошо также заплести в косички и украсить маленькими красными бантиками.

С этими мыслями я пододвинула к себе вазу с хлопьями и порядком их умяла, пока мысленно пыталась разложить по полочкам все, что наговорила мне по телефону Элен. Итак, что мы имеем по пунктам? Она обнаружила в доме Дэниела две улики — запах, напоминающий духи, и длинный рыжий волос в постели. Второй подплыл к ней в ванне, дней десять назад. Теперь же пунктов наверняка стало больше, ведь события не стояли на месте.

Кроме улик имелся и решающий довод. Элен была уверена, что у Дэниела — роман на стороне. Как-то вечером она приперла его к стенке и потребовала все рассказать, но он… наотрез отказался.

Лучше бы она не начинала этого разговора. Зачем подвергать опасности отношения с мужчиной? Очевидно, Элен сама этого хотела и подсознательно страстно желала всех этих подозрений, выяснений и эмоционального беспорядка. Не означает ли это, что она также хочет, чтобы он свалил? Или все же она держится за него? На мой взгляд, последнее было более вероятно. Особенно если учесть, сколько она готова мне отвалить. Ну что ж, может быть, их отношения и можно сохранить — с помощью подслушивающего устройства.

Когда Элен упомянула о волосе, ее голос задрожал. А когда начала рассказывать о том, какой Дэниел хороший — немного приободрилась. Наверное, она действительно любила этого парня.

Половина одиннадцатого. После работы я намеревалась встретиться с Элен. Так что мой деловой костюм и портфель, в котором в настоящий момент вместо невыполненной работы лежала четырехсотенная мгновенная камера и какой-то дурацкий планшет с зажимом для бумаг, были готовы к работе.

На фоне дела Тони мое новое задание выглядело гораздо более многообещающим. А также более опасным и увлекательным. Для него явно требовалась обувь получше. Почти на всех прежних работах я шиковала в одних и тех же туфлях, пытаясь заставить людей смотреть выше — так сказать, смотри мне в душу сквозь розовую лайкру. И каков результат?

Я взяла лист бумаги, ручку и набросала свои соображения. Во-первых, если возникнут проблемы около дома бойфренда Элен, я засяду в машине (хорошо, что она у меня такая невзрачная). Во-вторых, нужно захватить что-нибудь для маскировки — очки, шляпку, на случай, если кто-нибудь, шатаясь окрест, меня узнает. В остальном я полагалась на то, что соображу на месте.

Дома, пока моя стиральная машина, периодически перезагружаясь (а именно — четыре раза), гудела на всю катушку, я с пристрастием вылизала квартиру (а именно — протерла пол и вышвырнула хлам из-под дивана). Потом позвонила Заре. Она сидела дома и травилась полуфабрикатами из супермаркета. Так что мы надолго засели в чате и натрепались до одурения. Зара отличалась бойкостью. Не уличной, на которую, похоже, претендую я, а ученой, в самом хорошем смысле этого слова. Она работала на одну поистине непотопляемую Интернет-компанию. Они застолбили какой-то левый порносайт, занимались поддержкой самых крутых сайтов для всемирной паутины и, похоже, стригли немалые деньги.

Зара была немножко полнее, чем я, но ей это шло. Она была привлекательная, прямо как наливное яблочко. А я скорее походила на яблочный пирожок, к тому же непропеченный. Но от этого всего мне было сейчас ни жарко, ни холодно. Сейчас все сводилось к тому, что, как я надеялась, Зарина подкованность поможет мне проникнуть в чужую квартиру.

На самом деле я ужасно трусила и, чтобы преодолеть страх, решила на манер обольстительного секретного агента Эммы Пил (в фильме «Мстители» она щеголяет в кожаных комбинезонах и высоких сапогах) перевоплотиться в невозмутимую и обворожительную сыщицу. Для контраста к моим черным волосам я накрасила губы любимой красной помадой и надела стильное белье — тоже красного цвета. Отправляясь на неизвестную территорию, я хотела выглядеть хорошо.

Через два часа я уселась в Зарино компьютерное кресло и погрузилась в море информации о всяких способах слежения. Тут были камеры, похожие на окуляры микроскопа, микрофоны, которые можно засунуть куда угодно, и шариковые ручки с крошечными встроенными камерами. Поскольку у Зары был выходной и времени у нас было много, я сполна использовала все ее познания.

— Так ты думаешь, эти штучки помогут тебе что-то выяснить? — спросила она.

Один карандаш был у нее в волосах, другой за ухом, глаза приклеились к экрану, а футболка с эмблемой популярного мультсериала «Южный парк» плотно обтягивала грудь. Ни дать ни взять — вылитая ведьма из «аськи».

— Да, я думаю, среди этих крутых штучек что-нибудь да найдется, — сказала я, зажмурилась и снова выпучилась на экран компьютера. Глаза у меня уже болели. — Только под термином «крутые штучки» я подразумеваю идиотские придумки психов-компьютерщиков.

Зарины пальчики продолжали выстукивать бодрый ритм по клавиатуре, но ее лицо слегка порозовело.

— Идиотские? — повторила она. — Наверное, как те, за которые мне платят деньги на работе? На них и куплен этот самый компьютер, которым ты сейчас пользуешься.

Я покраснела и стиснула ее за плечи:

— Прости!

Иногда я думала: «У меня есть верные друзья. И что бы ни случилось, они меня не бросят».

Но сейчас я в этом усомнилась. Потому что из-за меня у Зары были самые веские основания стать завсегдатаем сайта Patienceandlove.com, созданного специально для тех, кто проповедует терпение и любовь.

— Знаешь, Кэсс, иногда тебе приходят в голову совершенно завиральные идеи, как и с этой работой.

— Я знаю, — сказала я соответствующе смиренным тоном, потому что это была правда. Из-за своих завиральных идей я не раз попадала в самые дурацкие приключения. Страшно вспомнить.

А телепередача «Колесо фортуны»? Допустим, мне не надо было перед выступлением так надираться шампанским в гримерке. Но ведь по телику все прошло хорошо, хоть я и боялась до смерти. Да и кто бы, черт возьми, смог отгадать то слово?

Я прибыла на работу к Элен после полудня. Передо мной возвышалось величественное каменное здание с множеством карнизов на фасаде. Я пожалела, что съела пачку чипсов, но Зарины распечатки придавали мне уверенности, и я вошла с авторитетным видом крутого специалиста. Ерунда, конечно, но ведь я знала, что вступаю в самое логово Верховной Жрицы Контроля над Всем Сущим (за исключением ее собственного грязного белья, в котором мне и предстояло копаться).

7
{"b":"4796","o":1}