ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кот бесшумно, не оглядываясь, двинулся к краю полянки.

— Я приятно провел с тобой время, мой король, — крикнул он Бену. — Мне доставили удовольствие наши странствия. Но теперь они окончены. Меня ждут другие края и другие встречи. Я буду думать о тебе. И возможно, наступит день, когда я снова тебя увижу.

— Подожди, Дирк, — внезапно встав на ноги и борясь с продолжающимся головокружением, крикнул вслед коту Бен.

— Я никогда не жду, Ваше Величество, — уже почти растворившись в тени, ответил кот. — К тому же я больше ничем не могу помочь вам. Я сделал все возможное. Желаю удачи.

— Дирк!

— Помните, что я вам сказал. И постарайтесь время от времени прислушиваться к котам, ладно?

— Дирк, черт бы тебя побрал!

— До свидания.

С этими словами Дирк с Лесной опушки удалился в лес и пропал.

***

После ухода Дирка Бен Холидей долго смотрел коту вслед, ожидая, что он все-таки вернется. Но Дирк, конечно, не вернулся, и где-то в глубине души Бен знал, что кот не вернется. Когда Бен наконец признал очевидное, он перестал с ожиданием смотреть вдаль и забеспокоился. Впервые после того как его вышибли из замка Чистейшего Серебра, он оказался один-одинешенек и в таком тупике, как никогда. Он утратил свой облик и свой медальон и не имел понятия, как их возвратить. Дирк с Лесной опушки, этот ангел-хранитель, покинул Бена. Ивица исчезла с черным единорогом, приняв Бена за незнакомца. Друзей Бена раскидало в разные стороны.

Микс умчался за волшебными книгами и скоро вернется, чтобы прикончить Бена.

И вот он сидит и ждет, когда это случится.

Бен был ошеломлен. Он как будто утратил способность ясно мыслить. Пытался рассуждать, что теперь делать, но все так запуталось, загадки смешались с насущными потребностями. Бен встал (движения его были машинальны, взгляд потух) и подошел к ручейку. Еще раз глянул вслед Дирку, увидел только пустынный лес и отвернулся, чувствуя покорность судьбе. Потом встал на колени у ручья, плеснул водой в закопченное лицо и протер глаза. Вода была холодная как лед, для состояния Бена это была настоящая встряска. Бен плеснул еще, обдал водой голову и плечи, надеясь, что холод взбодрит его. Потом сел; с лица капала вода, он пристально смотрел в воды ручья.

«Думай! — приказал он себе. — У тебя есть все ответы. Дирк сказал, что у тебя есть все ответы. Ну так где же они, черт возьми?»

Бен подавил почти непреодолимое желание вскочить и броситься в лес. Действие принесло ему немедленное облегчение: делать хоть что-нибудь лучше, чем сидеть вот так. Но положение требовало не бессмысленной беготни, а размышления. Бену нужно было понять, что ему делать, осознать раз и навсегда, что произошло.

Звенья в цепи, сказал Дирк. Все вопросы Бена — звенья в цепи, все они связаны. Разорви одно звено, и цепь распадется. Хорошо. Он это сделает. Он разорвет одно звено. Но какое?

Бен разглядывал в водах ручья свое подернутое рябью отражение. Из воды на него, поблескивая, смотрел искаженный образ Бена Холидея. Но это был он, а не кто-то другой, не чужак, которого видели в нем все. Почему же все видят его по-иному? Потому что на нем маска, сказал Дирк, и она заслоняет лицо. Бен долго пялился на свое отражение, потом снова поднял взгляд и тупо воззрился на случайную кучку диких цветов, растущих в нескольких метрах от ручья.

Чары обмана, сказал Дирк.

Чьи чары? Какого обмана?

Чары самого Бена, сказал Владыка Озерного края. Он предложил помочь, даже попытался помочь, но в итоге ничего не вышло. Бен сам себя заколдовал, сказал Владыка, и только сам Бен может разрушить эти чары.

Какие именно чары?

Бен старался сообразить, но на ум ничего не приходило. Бен. сгорбившись, сидел у ручейка на тенистой полянке, мысли текли свободно. Он возвращался к той ночи в замке Чистейшего Серебра, когда, словно из ничего, перед ним появился Микс. Вот тогда все пошло наперекосяк, и Бен потерял медальон. Что-то теребило память, но Бен тщетно пытался ухватиться за этот пустяк. Он потерял медальон, потерял свой облик, потерял волшебную силу, потерял трон. Вот звенья цепи, которую надо разбить. Бен вспомнил, как был потрясен, обнаружив пропажу медальона. Он вспомнил свой страх.

У Бена мелькнула внезапная мысль, и память отозвалась. Феи что-то говорили ему о страхе. Они говорили с Беном лишь раз, уже давно, когда Бен пошел в туманы просить волшебный порошок, когда Бен только приехал в Заземелье и вынужден был сражаться, чтобы подтвердить свое право на трон, так же, как вынужден сражаться теперь. Что феи тогда сказали? «У страха множество личин. В следующий раз ты должен суметь их распознать».

Бен нахмурился. Личины? Маски? Это почти одно и то же, рассуждал он. Интересно, что значили слова фей. Тогда он думал, что эти слова намекают на предстоящую встречу с Железным Марком. Но что, если слова относились к тому, что произошло с ним сейчас, к страху после потери медальона?

Могли феи так давно предвидеть эту потерю? Или это было просто общее предупреждение, просто…

О волшебной силе этой земли?!

Бен смущенно полез за ворот рубашки и вытащил нынешний медальон, медальон, который дал ему Микс, с грубо выгравированным темным профилем колдуна. Все началось с этого — все вопросы, все тайны, все непонятные события, которые лишили Бена разума и увлекли его в трясину страха и сомнения. Как это могло произойти? — уже в сотый раз удивлялся Бен. Как он мог потерять медальон и не знать об этом? Как Микс мог взять у Бена медальон, который мог снять только сам Бен? Это вздор! Даже если медальон снял сам Бен, почему он этого не помнит?

А что, если он не снимал медальона? У Бена вдруг засосало под ложечкой. О Боже! А что, если он до сих пор его носит? Что-то подгоняло Бена к дальнейшим размышлениям. Он будто видел, как какой-то инструмент пилит его цепь. Самообман, сказал Дирк. Собственные чары, сказал Владыка Озерного края. Черт возьми! Бен чувствовал, как от волнения учащается дыхание, слышал, как колотится сердце. Он мыслит логично. Он нашел единственный логичный ответ. Микс мог взять у Бена медальон, только если Бен сам его снял, но Бен не помнит, чтобы он снимал медальон. Ну конечно же, Бен медальона не снимал!

Микс просто заставил Бена так думать. Но каким образом?

Бен попытался обдумать все по порядку. Руки Бена дрожали от волнения, медальон вертелся на цепочке. Это был по-прежнему медальон королей Заземелья, просто Бен не сознавал этого. Могло ли так быть? Ум Бена бросился просчитывать варианты, которые быстро, настойчиво шептал ему внутренний голос. Бен все еще носил тот самый медальон! Микс только как-то скрыл, что медальон настоящий, что это не подделка; Вот почему Микс не прикончил Бена сразу же в спальне. Микс боялся, что появится Паладин, что маска слишком новая, слишком непрочная. Поэтому колдун отпустил Бена, сделав ему странное предупреждение не снимать поддельный медальон. Но Микс ждал, что Бен рано или поздно нарушит это предупреждение.

Микс надеялся, что Бен, желая обрести свободу, снимет медальон и выбросит его. И тогда Микс завладеет медальоном навсегда!

Мысли Бена неслись дальше. «Язык», — вдруг подумал Бен. Как он может говорить по-заземельски, если на нем нет медальона? Давным-давно Тьюс сказал Бену, что он сможет писать и говорить по-заземельски, только пока на нем медальон! Как Бен не подумал об этом раньше? И волшебник… волшебник всегда удивлялся, как Миксу удавалось отбирать медальон у неудачливых претендентов на престол, которые отказывались отдать медальон добровольно. Вот так и удавалось! Микс внушал, что они уже потеряли медальон, и хитростью заставлял их его снять.

Боже мой! Неужели все это возможно?

Чтобы успокоиться, Бен сделал глубокий вдох. А что еще может быть? И тут же ответил — ничего. Это единственный разумный ответ. Крылатый демон прекратил нападать на нимф в Вечной Зелени Владыки Озерного края не из-за того, что увидел Дирка; демон бежал потому, что увидел в руках Бена медальон и испугался. Демон понял правду, а Бен нет. Чары скрывали от Бена правду; колдовской рецепт, примененный Миксом той ночью в спальне, очень стар, внезапно подумал Бен. Ночная Мгла так и сказала Страбону. Поэтому ведьма и дракон могли распознать правду!

54
{"b":"4798","o":1}