ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Коловрат. Знамение
Что скрывают красные маки
Месть белой вдовы
Девушка с глазами цвета неба
Если это судьба
Подземный город Содома
#Попутчик (СИ)
Темное дело
Бородатая банда
A
A

Тогда Бен не стал посвящать Эда в свои намерения и сейчас тоже не собирался этого делать. Но Бен знал, что Эд этого и не потребует.

Звонить Эду было немного рискованно. Микс, очевидно, знал, что Эд — бухгалтер Бена и Бен в конце концов с ним непременно свяжется. Предполагая, что это произойдет, Микс мог прослушивать телефон Эда. Возможно, это предположение звучит как бред, но с Миксом шутки плохи. Бен только надеялся, что если Микс решил прослушивать телефонные разговоры Эда Сэмьюэльсона, то выберет служебный, а не домашний телефон.

Бен набрал номер бухгалтера, он только что закончил ужинать. У Бена ушло десять минут на то, чтобы убедить Эда, что ему действительно звонит Бен Холидей. Когда это наконец удалось, Бен предупредил Эда, что никто, то есть ни один человек, не должен знать об их разговоре. Эд должен был притвориться, что никакого звонка не было. Эд задал свой всегдашний вопрос; он задавал этот вопрос каждый раз, когда Бен обращался к нему со «странной просьбой»: у Бена неприятности? Нет, заверил Бен Эда, никаких неприятностей. Просто сейчас некстати, чтобы кто-то узнал о его возвращении. Он собирается повидаться с Майлзом, сообщил Бен. Но у него, вероятно, не будет времени повидаться с кем-нибудь еще.

Казалось, Эда удовлетворил такой ответ. Бухгалтер терпеливо слушал, пока Бен объяснял, чего он хочет. Бен пообещал около полудня подъехать к конторе и, если Эд успеет, подписать нужные бумаги. Эд стоически вздохнул и сказал, что это было бы замечательно. Бен пожелал ему спокойной ночи и повесил трубку.

Двадцать минут, проведенные под душем, помогли смыть напряжение и нарастающую усталость. Бен вышел из ванной, забрался в постель и положил рядом с собой несколько журналов и газет. Начал читать, но бросил — мысли потеряли четкость, глаза слипались.

Через несколько секунд Бен уже спал.

В эту ночь ему снился Паладин. Сначала Бен стоял один на поросшем соснами обрыве и смотрел вниз на туманную долину. Зелень Заземелья смешивалась с голубизной, земля соединилась с небом, и Бен, казалось, мог протянуть руку и потрогать и то, и другое. Он вдыхал свежий прохладный воздух. Это мгновение предстало перед Беном с удивительной ясностью.

Потом сгустились тени и окутали Бена, будто наступила ночь. Сквозь ветви сосен проникали крики и шепот. Бен в ожидании так сжимал медальон, что ощущал отпечатавшийся на ладони кружок. Бен чувствовал, что должен еще раз прибегнуть к медальону, и был рад этому. Можно было опять выпустить на волю привязанное к медальону существо!

Сбоку послышалось быстрое движение, и вперед бросилось черное чудовище. Это был единорог с горящими глазами и огнедышащей пастью. Но почти вмиг он изменил облик. И стал демоном. Потом снова изменил облик… И стал Миксом.

Колдун взмахнул рукой, у него была высокая, сутулая, грозная фигура, длинное, как у ящерицы, лицо. Он двинулся на Бена, с каждым шагом увеличиваясь в размерах и становясь неузнаваемым. В лицо Бену пахнуло враждой, повеяло смертью.

Но сам Бен стал Паладином, странствующим рыцарем, чья блуждающая душа вселилась в тело Бена, защитником короля, не проигравшим ни одного поединка и не знающим преград. Это второе «я» можно было вызвать к жизни только в состоянии сильного душевного подъема. На Бене звякнули доспехи, дуновение вражды и смерти уступило место едким запахам железа, кожи и смазки. Бен перестал быть Беном Холидеем, он сделался существом из другого времени и другого мира, его память наполнилась воспоминаниями о битвах, о поединках и победах, о борьбе и смертях. Сражения будоражили его ум, перед глазами в кровавом тумане мелькали образы закованных в латы чудищ, которые наступали и отступали, слышались лязг металла, негодующие, разъяренные голоса. Падали разрубленные, изуродованные тела.

Он чувствовал радостное возбуждение! О Господи, он возродился к жизни!

Вокруг стояла тьма, тени тянулись вперед и старались схватить, и он ехал навстречу им, распаленный гневом. Белый боевой конь нес его вперед, будто неуправляемый мотор. Сосны остались позади темным пятном, земля исчезла. Микс обратился в неуязвимое видение, Паладин ринулся вперед с края обрыва и прыгнул в пустоту.

От радостного возбуждения не осталось и следа. Где-то в ночи раздался страшный крик. И, падая, Бен понял, что это кричит он сам.

Под утро сны покинули Бена, но остаток ночи он провел плохо. Он встал, как только рассвело, принял душ, заказал завтрак в номер, поел, облачился в купленную накануне одежду и, едва минуло десять, прямо у дверей гостиницы поймал такси. Рюкзак Бен взял с собой. Он думал, что сюда уже не вернется.

Такси везло Бена на юг по Мичиган-авеню. Была суббота, но улицы уже начали заполнять покупатели, спешащие пораньше купить подарки к Рождеству. Откинувшись на заднем сиденье, Бен пребывал в относительном одиночестве и не обращал внимания на толпу. Он совсем не думал о приближающемся празднике с его развлечениями.

Отголоски ночного сна все еще мрачно звучали в мозгу Бена. Сон и содержащиеся в нем намеки его сильно напугали.

Он так и не мог толком постичь, что представляет собой Паладин. Только однажды Бен превратился в вооруженного рыцаря, и то это произошло скорее случайно, а не по воле Бена. Он вынужден был стать Паладином, чтобы выжить, и стал им. Но превращение было мучительным, Бен как будто сбросил с себя кожу и надел чужую, другого человека или существа. Мысли этого другого существа были суровы и жестоки, это были мысли воина, гладиатора. Мысли о крови и смерти, в памяти Паладина запечатлелась история выживания, которую Бен только начал постигать. И, по правде говоря, все это приводило его в ужас. Бен чувствовал, что не способен управлять этим другим существом. Он мог лишь стать этим существом со всеми вытекающими последствиями.

Бен не был уверен, сможет ли он сделать это еще когда-нибудь. Он и не пытался.

И все же безотчетная попытка была — во сне. И Бен отчетливо понимал, что когда-нибудь ему придется это сделать.

Такси отвезло Бена в контору корпорации «Холидей и Беннетт, лимитед». По субботам контора была закрыта, но Бен знал, что Майлз все равно там. Каждую субботу Майлз работал до полудня, завершая ту писанину и изучение документов, которые он не успел сделать за неделю; он пользовался тем, что, в отличие от рабочего времени, ему никто не мешал.

Бен расплатился с шофером, который высадил его в конце квартала на противоположной стороне улицы, и быстро вошел в ближайшее здание. Пешеходы проходили мимо, не интересуясь намерениями Бена, занятые своими заботами. У тротуара стояло несколько машин, но не видно было, чтобы из них кто-то следил за Беном.

«Осторожность не повредит», — мягко посоветовал себе Бен.

Он вышел из подъезда, пересек улицу на зеленый свет, прошел по противоположной стороне и протиснулся в двойную стеклянную дверь, ведущую в вестибюль нужного дома. Бен не заметил ничего необычного, ничего странного.

Он поспешил к открытому лифту, вскочил в него, нажал кнопку пятнадцатого этажа и внимательно проследил за тем, как закрываются двери. Лифт пошел вверх. «Еще несколько секунд», — подумал Бен. Если Майлза по какой-то причине здесь нет, Бен застанет друга дома.

Но Бен надеялся, что ехать домой к Майлзу не придется. Бен чувствовал, что на это у него, возможно, не хватит времени. То ли сон, то ли просто обстоятельства пребывания в Чикаго внушали Бену ощущение, что все идет не как надо.

Лифт затормозил и остановился. Двери медленно открылись, и Бен вышел в коридор.

У Бена резко перехватило дыхание. Он снова стоял лицом к лицу с Миксом.

***

Советник Тьюс снял слой паутины, покрывающий узкий каменный вход в развалины башни, и протолкнулся внутрь. В ноздри лезла пыль, советник чихнул и заворчал, возмущаясь тьмой и сыростью. Ну надо же — у него не хватило ума взять с собой фонарь…

Рядом вспыхнул огонь, с раскаленной головешки посыпались искры. Сапожок передал источник света Тьюсу.

— Я только собирался поколдовать сам! — раздраженно рявкнул чародей, но кобольд лишь усмехнулся в ответ.

8
{"b":"4798","o":1}