ЛитМир - Электронная Библиотека

Морган обдумывал слова Уолкера, прислушиваясь к безмолвию ночи, пытаясь разглядеть сквозь ветки старой ели хрупкую фигурку Оживляющей, которую в одно мгновение способна поглотить ночь.

Уолкер напрягся:

— У меня было видение. Я видел, как она умирает, и предупредил ее об этом. Перед тем как мы покинули Каменный Очаг. И сказал ей, что мне, наверное, не следует идти. Но она настояла, и вот я здесь. — Уолкер оглянулся. — И так с каждым из нас. Мы пошли, потому что знали: так нужно. Не пытайся понять, почему так случилось, Морган. Просто смирись.

Морган вздохнул и снова оказался во власти своих постоянных мыслей об утраченном прошлом и неопределенном будущем. Юноша думал о том, сколько всего произошло с тех пор, как Омсворды явились к нему в Ли, и как все изменилось с той поры.

Уолкер Бо поднялся, легкий шорох потревожил тишину.

— Помни, что я сказал, горец. Держись подальше от Пи Элла.

Он отодвинул ветки и ушел не оглядываясь. Морган Ли смотрел ему вслед.

Прошло много времени. Наконец Пи Элл вернулся. Он подошел к Хорнеру Дизу и сказал:

— Теперь путь свободен, старик, веди.

Не говоря ни слова, беглецы встали и последовали за Карисманом, который провел их назад к зубчатой гряде. Никто не встретился им на пути. Морган знал, что так и будет: Пи Элл обо всем позаботился.

Еще не рассвело, путники поднялись и пошли на север вдоль гряды. Диз шагал впереди. Горы, залитые лунным светом, напоминали огромных спящих великанов. Беглецы вышли из долины и повернули к холмам. Занимался рассвет, небо на востоке посветлело. Диз ускорил шаг.

Когда солнце взошло, отряд уже был далеко, долина скрылась из виду. Путники остановились возле ручья с прозрачной водой, чтобы утолить жажду.

— Посмотрите-ка туда. — Хорнер Диз показал на гряду утесов. — Это северный отрог гор Чарнал, последнее препятствие на нашем пути. Там десятки перевалов, урдам в жизни не узнать, который из них мы выбрали, повсюду скалы, след отыскать трудно.

— Тебе трудно, ты хочешь сказать, — сквозь зубы бросил Пи Элл.

— Урды не уходят далеко от своих селений, — не обращая на него внимания, продолжал Диз. — Как только мы переберемся на ту сторону, так окажемся в безопасности.

Путники с трудом поднялись на ноги и двинулись дальше. Солнце стояло высоко, сияющий шар белого пламени превращал землю в раскаленную печь. Более жаркого места Морган не мог припомнить с тех пор, как покинул Кальхавен. Холмы вырастали в горы, деревья уступали место низкой поросли и кустарнику. Вдруг Дизу показалось, что он заметил какое-то движение в лесу, издали донесся жалобный звук — Карисман объяснил, что так урды трубят в рог. Наступил и миновал полдень, а признаков погони заметно не было.

С запада наползали тучи, приближалась гроза.

Морган ладонью отгонял комаров, роившихся вокруг залитого потом лица.

К вечеру путешественники сделали привал. Они были измучены, от голода кружилась голова. Еды не хватало, поужинали кореньями и лесными плодами. Хорнер Диз пошел вперед разведать местность, а Пи Элл решил вернуться к обрыву, откуда была хорошо видна оставшаяся позади долина. Уолкер сидел в одиночестве. Карисман завел разговор с Оживляющей о музыке. Морган некоторое время рассматривал красивое лицо песельника, обрамленное белокурыми локонами, наблюдал, как естественно и раскованно он держится, и злился про себя. Стараясь не выдать своих чувств, горец отвернулся.

Вдалеке пророкотал гром. Солнечный свет и мрак причудливо перемежались на небе. Жара по-прежнему угнетала, пригибала к земле, наваливаясь, словно удушливое одеяло. Морган прижал ладони к лицу и закрыл глаза.

Хорнер Диз и Пи Элл вернулись быстро. Диз сообщил, что последний перевал, который предстояло преодолеть, находится недалеко, в часе ходьбы. Пи Элл доложил, что вооруженный отряд урдов идет по следу беглецов.

— Их сотни, — объявил он, сверля всех по очереди жестким, непроницаемым взглядом. — Идут за нами по пятам.

Было решено немедленно отправиться в путь. Теперь их подгоняло чувство опасности. Никто не ожидал, что урды нагонят их так быстро, они не сомневались, что успеют перевалить через горы. Все понимали: если придется принять сражение здесь, то им конец.

Беглецы поднимались выше, пробираясь по полям, усеянным огромными валунами, а затем спускались по узким ущельям, стараясь не сорваться с крутых склонов и не соскользнуть в бездонную пропасть. Облака цеплялись за горные пики и закрывали небо плотной завесой. Упали первые тяжелые капли дождя. Тьма окутала все. Эхом отдавались раскаты грома, сотрясая голые скалы. Приближались сумерки.

Морган был уверен, что ночь застанет их в горах, и такая перспектива отнюдь не радовала его. Все тело ныло, но он старался не обращать на это внимания и из последних сил шел дальше. Юноша кинул взгляд на Карисмана и увидел, что песельнику еще хуже: он то и дело спотыкался и падал, жадно хватая ртом воздух. Борясь с собственной усталостью, Морган поравнялся с ним, обнял его за плечи, помогая идти дальше. Путники едва успели добраться до следующего перевала, как появились урды. Свирепые, косматые дикари находились буквально в миле от них. Они мчались, издавая жуткие крики и потрясая оружием. Нетрудно было догадаться, какая участь постигнет преследуемых, если они окажутся в руках дикарей. Отряд устремился к перевалу. Узкая тропинка извивалась серпантином. Отряд растянулся цепочкой и, петляя, пробирался вперед. Дождь сперва накрапывал, затем перешел в ливень. Тропа стала скользкой, вода ручьями текла со скал. Выбравшись из-под укрытия утесов, беглецы оказались на голом крутом склоне. Порывистый ветер забрасывал путников грязью. Морган накинул на голову капюшон плаща.

Наконец беглецы добрались до расщелины. Ветер дул им навстречу, и преодолевать его сопротивление становилось все трудней. Урды появились вновь, на этот раз совсем рядом. Дротики, пики и острые как бритвы метательные снаряды засвистели в воздухе. Отряд нырнул в ущелье, под защиту его стен.

Дождь лил как из ведра. Скалы ощетинились острыми зубьями, камни нещадно ранили путников. Время как будто застыло на месте, казалось, беглецам не спастись. Морган пробрался вперед, чтобы быть рядом с Оживляющей, полный решимости защищать ее до конца.

Наконец они оказались на уступе, дальше — тропа вела к огромному утесу, который заканчивался крутым обрывом. Внизу бушевали воды реки Рэбб. Диз без колебаний повел отряд к утесу, оборачиваясь и крича что-то подбадривающее, но слов его невозможно было разобрать, они терялись в реве грозы. Отряд растянулся цепочкой вдоль изрезанного плато: впереди Диз, за ним — Карисман, Оживляющая, Морган и Уолкер Бо, Пи Элл замыкал шествие. Ветер сбивал с ног, все звуки тонули в грохоте речного потока.

Никто не заметил, как у входа в ущелье появились урды, и, лишь увидев, как от ударов копий и стрел о скалы вокруг них посыпалось каменное крошево, они поняли, что враг рядом. Дротик оцарапал плечо Пи Элла, однако он удержался на ногах и продолжал пробираться дальше. Все ускорили шаг, отчаянно пытаясь оторваться от преследователей, однако ноги то и дело скользили, идти было трудно. Морган оглянулся и увидел, что Уолкер Бо немного отстал. Тотчас же в воздухе вспыхнул серебряный свет. Дротики и пики, попавшие в это сияние, упали, не причинив никому вреда. Урды, напуганные магией Темного Родича, отступили обратно в ущелье.

Впереди уступ слегка расширялся и плавно уходил вниз. Дальше шла широкая полоса лесистых холмов, убегавших вдаль и терявшихся за стеной облаков и дождя. Рэбб бурлила внизу, захлестывая берега, пробиваясь сквозь скалы на восток. Тропа вела вдоль русла реки, голые скалы понемногу уступали место земле и кустарнику. Морган оглянулся еще раз и увидел, что урды больше не преследуют их. Возможно, Уолкер напугал их, или Хорнер Диз оказался прав, утверждая, будто дикари не покидают своих гор. Юноша успокоился. Но вдруг утес дрогнул, часть его подалась под безжалостным напором ветра и дождя, тропа впереди полностью исчезла, увлекая за собой Оживляющую. Девушка, едва дыша, прижималась к склону, но ухватиться было не за что, и она упала вниз, в бурлящий поток. Карисман успел прыгнуть вперед и уцепиться за корни кустарника.

40
{"b":"4799","o":1}