A
A
1
2
3
...
44
45
46
...
64

Щелчок почесал свою заросшую физиономию:

— Пфа! Вот уж действительно, рассказывают! — Он снова глянул на Стойсвиста. — Так что же это все-таки за зверь?

— Болотный щенок.

— Никогда не слышал. — Щелчок протянул чумазую руку. — Иди сюда, Стойсвист. Иди, мальчик. Старина Щелчок тебя погладит.

— Болотных щенков не гладят, — быстро вмешалась Мистая. — Их нельзя трогать.

Щелчок подозрительно уставился на нее:

— А почему нет?

— Нельзя, и все. Это может быть опасно.

— Опасно? — Щелчок посмотрел на болотного щенка. — Он не кажется опасным. Скорее смешным.

— Но трогать его нельзя.

— Как скажешь, — дернул плечами кыш-гном и перевел взгляд на сваленные на коленях кости. — Есть хочешь?

Мистая покачала головой:

— Нет, спасибо. А что ты тут делаешь? Щелчок откусил кусочек мяса с одной из костей. Зубы у него оказались весьма острыми.

— Путешествую. — Он снова пожал плечами. — Наслаждаюсь своим собственным обществом, убравшись подальше от шума и домашней суеты, сбежав от разного всякого.

— У тебя проблемы?

— Нет у меня никаких проблем! — метнул на нее сердитый взгляд кыш-гном. — Разве похоже, что у меня проблемы? А? А ты сама? Маленькая девочка, гуляющая в глуши. У тебя проблемы?

Мистая некоторое время поразмышляла. Проблемы у нее, надо полагать, были. Но она вовсе не собиралась делиться ими с кыш-гномом.

— Нет, — соврала она.

— Нет, значит? Тогда что ты тут делаешь одна? Совершаешь длительную прогулку? Или потерялась? Мистая упрямо сжала челюсти. А потом выпалила:

— Я не потерялась. Я здесь в гостях.

— Ха! — скорчил рожу Щелчок. — В гостях у кого? У ведьмы, что ли? Это у нее ты гостишь? — Увидев выражение ее лица, он мгновенно переменил тон. — Ну-ну, я ведь шучу. Не надо бояться, — поспешил успокоить он девочку, неверно истолковав увиденное. — Но она ведь здесь живет, знаешь ли. Примерно в километре-двух отсюда, в Бездонной Пропасти. Тебе не стоит гулять возле ее обиталища.

Помни это. — Прокашлявшись, он отбросил прочь оставшиеся кости. — Так у кого ты здесь гостишь? Мистая хитро улыбнулась:

— У тебя.

— У меня! Хо-хо! Вот это здорово! Гостишь у меня, значит? — Гном покатился со смеху. — Надо полагать, у тебя был не большой выбор! Гостишь у меня! Будто это сделала бы маленькая девочка!

— Ну а я сделала.

— Что сделала?

— Пришла к тебе в гости. Ведь я сижу здесь и разговариваю с тобой, значит, я у тебя в гостях, верно? Кыш-гном остро поглядел на Мистаю:

— Уж больно ты шустрая, малышка. Мисти, значит? Тогда скажи мне вот что, если мы друзья: кто ты такая?

Мистая постаралась изобразить смущение:

— Но я ведь уже тебе сказала.

— Сказала. Мисти, гуляющая в глухомани. Пришедшая навестить нового друга, которого до сей поры и знать не знала. — Щелчок покачал головой. — Знаешь, мне кажется, от тебя следует ждать неприятностей, так что я больше не желаю с тобой разговаривать. Мне и без того хватает проблем в жизни. У кыш-гномов этого добра и так достаточно. Прощай.

Он встал и отряхнулся, осыпав все вокруг пылью и ошметками. Мистая недоверчиво уставилась на него. Он действительно хочет, чтобы она ушла. Девочка вскочила на ноги.

— Не понимаю, какая, собственно, разница, кто я есть, — сердито заявила она. — Почему мы не можем просто поговорить?

— Потому что я не люблю маленьких девочек, которые хитрят, — пожал плечами кыш-гном. — А ты хитришь, верно? Ты знаешь, кто я такой, но я не знаю, кто ты. И мне это не нравится. Так не честно.

— Не честно?! — воскликнула Мистая.

— Ни капельки.

Она молча смотрела, как он собирает свои немногочисленные пожитки.

— Я ведь тоже не знаю, кто ты на самом деле, — быстро сказала она. — Мне известно о тебе не больше, чем тебе обо мне. Только имя. А ты знаешь мое, так что мы квиты.

Кыш-гном прекратил свое занятие и взглянул на Мистаю:

— Ну, возможно, ты права. Да, пожалуй, права. Он положил мешок с пожитками и уселся обратно. Мистая села рядом.

— Предлагаю сделку. — Кыш-гном многозначительно поднял грязный палец. — Ты расскажешь мне что-нибудь о себе, а я — о себе. Идет?

Девочка вытянула палец и коснулась чумазого пальца гнома, скрепляя сделку:

— Но сперва ты.

Щелчок нахмурился, дернул плечом и устроился поудобнее.

— Х-м-м. Дай-ка подумать. — Он принял до смешного задумчивый вид. — Хорошо. Я расскажу тебе, чем тут занимаюсь. Я королевский охотник за сокровищами, личный охотник Его Величества. — Он заговорщицки посмотрел на девочку. — И нахожусь здесь со специальным заданием. Ищу очень ценный сундук с золотом, укрытый где-то в этих местах. Мистая изогнула бровь:

— Не правда.

— Истинная правда! — немедленно возмутился кыш-гном. — Откуда ты знаешь?

— Потому что знаю, и все, — невольно ухмыльнулась Мистая. Щелчок смешил ее почти так же, как Абернети.

— Ну так ничегошеньки ты не знаешь! — отмахнулся гном. — Я являюсь королевским охотником за сокровищами вот уже многие годы. И нашел много ценностей, должен сказать! Я знаю о поисках сокровищ больше, чем кто бы то ни было, и Его Величество это высоко ценит. Именно поэтому и пользуется моими услугами.

— Спорим, он вообще не знает о твоем существовании! — Мистая наслаждалась игрой. Впервые за долгое время она так развлекалась. — Спорим, он в жизни тебя никогда не видел!

Щелчок вышел из себя:

— Знает! И я прекрасно его знаю! Знаком даже с его семьей! С королевой! И с их дочкой, которая пропала! Возможно, мне даже удастся отыскать ее, пока я ищу этот сундук с золотом!

Мистая уставилась на кыш-гнома. Пропала? Она крепко сжала губы:

— Ты с ней незнаком. Все ты врешь.

— Не вру! И скажу больше, раз уж ты вознамерилась грубить. Маленькая дочка Их Величеств намного лучше тебя, вот!

— Нет, не лучше!

— Ха! Чушики! Откуда ты знаешь?

— Потому что я она и есть!

Слова вылетели прежде, чем Мистая успела сообразить. Она произнесла их в порыве гордого возмущения, но подумала, что все равно в конечном счете сказала бы это, потому что они играют и кыш-гном не знает, верить ей или нет. К тому же ей страшно хотелось увидеть выражение его лица после такого заявления.

И оно того стоило. Он уставился на нее с неописуемым изумлением, бормоча что-то нечленораздельное, затем возмущенно всхрапнул:

— Ха! Чушики! Так кто же из нас сказочник?

— И я вовсе не пропала! — решительно добавила Мистая. — Вот она я, с тобой рядом!

— Ты не дочка Их Величеств! — злобно воскликнул кыш-гном. — Не можешь ею быть!

— Откуда ты знаешь? — собезьянничала она. Затем закрыла руками лицо и изобразила смущение. — О, прости, я забыла! Ты же личный королевский охотник за сокровищами и знаком со всей семьей!

Щелчок аж взвился. Он наклонился вперед так, что его кругленькое тельце на кривых ножках грозило опрокинуться совсем.

— Слушай, — осторожно произнес он. — Хватит глупостей. Одно дело изображать кого-то, когда игра безобидная, и совсем другое дело пользоваться чьим-то несчастьем. Я знаю, ты всего лишь маленькая девочка, но умненькая девочка и достаточно взрослая, чтобы понимать разницу.

— О чем ты говоришь? — прикрикнула Мистая, разозленная нотацией.

— О дочке Их Величеств! — рявкнул, в свою очередь, кыш-гном. — Вот о чем я говорю! И помолчи, что ты в курсе. — Он вдруг умолк. — Вообще-то, может, и не знаешь. Девочка, разгуливающая в одиночестве по лесам и натолкнувшаяся на парня вроде меня. Так кто ты на самом деле? Ты ведь так и не сказала. Эльфесса, пришедшая из туманов к кому-то в гости? Фея или кто-то еще из Озерного края? В последнее время мы мало кого оттуда видим. Кыш-гномы, во всяком случае. — Он помолчал, собираясь с мыслями. — Ну так вот что произошло, если ты и в самом деле не знаешь. Дочка Их Величеств исчезла, и все ее ищут. Она пропала вот уже несколько дней назад, а может, и недель, но исчезла, это точно. И по всему Заземелью рыщут поисковые партии. — Он наклонился ближе, понизив голос:

45
{"b":"4800","o":1}