A
A
1
2
3
...
47
48
49
...
64

Советник с Абернети изумленно переглянулись. Кыш-гном? Здесь? Это еще что такое?

— Ну-ну, никто тебя не обидит, — успокоил гнома советник Тьюс, шагнув вперед и тут же остановившись, поскольку гном начал судорожно глотать воздух. — С тобой все в порядке?

Кыш-гном неуверенно кивнул:

— Если быть сожженным ведьминым огнем значит быть в порядке, то тогда да, наверное.

Ведьминым огнем? Тьюс с Абернети снова переглянулись.

— Как тебя зовут? — спросил советник. Чумазый маленький человечек оказался перед сложной дилеммой. — Ну-ну, мы не желаем тебе зла. Мы друзья.

Гном шмыгнул грязным носом, украдкой глядя из-под руки.

— У кыш-гномов повсюду есть несколько надежных друзей, — серьезно заявил гном. Он поднял голову. Невероятно неряшливое создание, оборванное, лохматое и срочно нуждающееся в хорошей ванне. — Сперва скажите, кто вы такие.

Советник вздохнул:

— Меня зовут советник Тьюс. Это Абернети, а это Элизабет. — Он поочередно указал на каждого. — Ну а теперь скажи, кто ты такой?

— Щелчок, — сообщил кыш-гном с гордостью в голосе. Он опустил руки и слегка выпрямился. — Советник Тьюс? Придворный волшебник? Я слышал, вы в плену у Райделла. Вы и пес. Значит, мы находимся в темнице у Райделла? Это туда меня отправила ведьма?

— Погоди минутку. — На сей раз советник подошел и решительно поставил гнома на ноги. — Ведьма, говоришь? Ты имеешь в виду Ночную Мглу?

Щелчок кивнул:

— Кого же еще? — Он вдруг как-то скис. — Это она со мной такое сотворила. Послала сюда, уж не знаю куда. Своим ведьминым огнем. Эй, вы не ответили! Мы в темнице Райделла? И вообще, что происходит?

Советник Тьюс взял гнома под локоть, подвел к свободному ящику и усадил. Кыш-гном, утирая рукавом мокрый нос, тщетно пытался храбриться. Он не сводил глаз с советника, будто таким образом хотел избежать еще больших неприятностей.

— Щелчок, — торжественно обратился к нему советник. — Я хочу, чтобы ты подробно рассказал обо всем, что с тобой произошло, особенно о ведьме.

— Это я могу, — заявил гном. И с подозрением оглядел троицу. — А вы гарантируете, что вы не ее друзья?

— Гарантирую, — ответил Тьюс. Щелчок кивнул, взвесил все еще разок и прокашлялся.

— Ну, я думал, она меня убьет, ведьма эта. У нее в глазах прочел. Она действительно обозлилась на меня из-за девочки. Застукала меня, когда я с ней разговаривал на полянке примерно в километре от Бездонной Пропасти. Право же, смешно это все. Я ее даже и не знал вовсе. Возникла из ниоткуда посреди леса и захотела со мной поговорить. Ну мы и сидели с ней, толковали, потом появилась ведьма. Девочка просила ее не обижать меня, сказала, что я не виноват, но ведьма ей не очень-то поверила, так что…

— Эй! Стоп! Остановись! — поднял руку советник. Он сердито нахмурил брови. — О какой девочке ты толкуешь? Как она выглядит? Она сказала тебе свое имя?

Щелчок уставился на советника, ошарашенный выражением лица чародея. Посмотрев на остальных и не найдя у них поддержки, он снова взглянул на Тьюса:

— Не знаю, как она выглядит. Кто ж такое помнит? Худенькая такая… Не очень взрослая, лет десяти. Веснушчатая и белоголовая. — Он нахмурился. — Очень умная. Пыталась обхитрить меня, когда мы разговаривали. Выдавала себя за… Заявила, что она королевская… — Он замолчал. — Она сказала, ее зовут Мисти.

— Мистая, — задохнулся советник Тьюс, отшатнувшись. — Значит, она у ведьмы. Или была у нее. Она убежала, Щелчок? Ты это видел?

Кыш-гном тупо посмотрел на Тьюса:

— Убежала? Не знаю. И не знаю, откуда пришла. Я даже точно не знаю, кто она такая есть. Все, что мне известно, так это то, что ведьма обозлилась, увидев, что я с ней разговариваю.., и поэтому я здесь! — Он помолчал, потирая свой щетинистый подбородок. Посыпались ошметки грязи. — А может, я и не прав. Знаете, она просила ведьму не обижать меня. Девочка просила. Но, по-моему, Ночной Мгле было наплевать на ее просьбу, и она собиралась поджарить меня, как кусок старого мяса.

— Но не поджарила ведь. — Советник Тьюс старался подстегнуть рассказчика, желая поскорее разобраться в ситуации.

Щелчок помотал головой:

— Ну, видите ли, там был этот болотный щенок. Думаю, может, он помешал ведьме. — Гном снова смутился. — Могло такое быть?

Постепенно друзьям удалось вытянуть из гнома всю историю, хоть на это и ушла уйма времени. Они узнали, как Мистая вышла к костру, возле которого расположился кыш-гном, и втянула его в разговор. Узнали о Стойсвисте, который, по словам гнома, вроде бы был вместе с Мистаей. Наконец они узнали о неожиданном появлении Ночной Мглы, о том, как разозлилась ведьма, обнаружив Мистаю за пределами Бездонной Пропасти, и ее нападении на Щелчка, которое вроде бы частично было отведено магией болотного щенка, в результате чего кыш-гном и оказался в Граум-Вит.

— Точно так же, как и мы! — воскликнул Абернети, когда гном закончил свое повествование. К этому времени писец уже стоял возле советника и выглядел очень оживленно. — Должно быть, то же самое произошло и с нами, Тьюс! Вмешался болотный щенок, изменил ведьмино колдовство и отослал нас сюда! Все в точности как с кыш-гномом!

— Действительно, — согласился советник, в раздумье закусив губу.

— Куда это сюда? — спросил Щелчок. — Вы до сих пор так мне и не сказали, где я.

— Сейчас, — ответил Тьюс, на мгновение повернувшись к гному и тут же отвернувшись обратно. — Но кто послал болотного щенка к Мистае? Это могло произойти только в ту ночь, когда мы все спали, до появления ведьмы. Мы находились уже в Озерном крае, так что это мог сделать только Владыка Озерного края. Но единственный болотный щенок, живущий за пределами волшебных туманов, о котором мне доводилось слышать, служит Матери-Земле.

— Да какая разница? — оборвал Абернети советника. — Важно только то, что Мистая в лапах ведьмы и та использует девочку против Его Величества, как и обещала. Ты был прав, советник Тьюс. Мы здесь оказались с вполне определенной целью, и это как-то связано с помощью Бену Холидею. Нам нужно только найти требуемое.

— Гримуар, книгу заклинаний, — напомнил советник. — Ну ладно. — Он повернулся и, быстро подойдя к Щелчку, положил руки на узенькие плечики кыш-гнома. — Не имеет значения, куда ты попал. Щелчок. Важно только, что тебе в данный момент ничто не угрожает. Но вот девочка, Мисти, в опасности. Мы должны выбраться отсюда и попасть туда, где она находится. Здесь, в этом замке, есть нечто, что может нам помочь, если мы сумеем это отыскать. Именно поисками мы и занимаемся. А пока мы будем заняты, я хочу, чтобы ты сидел здесь и никуда не вылезал.

Щелчок подозрительно огляделся:

—  — А это почему? Почему я не могу просто пойти домой? Как только я снова окажусь на улице, то легко отыщу дорогу.

Советник с сочувствием поглядел на кыш-гнома:

— Но не отсюда, понимаешь? Отсюда не можешь. Поверь мне на слово. — Чуть подумав, он добавил:

— Если попытаешься, то, возможно, снова попадешь в лапы Ночной Мглы. Понял?

Кыш-гном быстро закивал. Да, это он прекрасно понял.

— Ладно, будь по-вашему, — нехотя согласился он. — Сколько мне тут сидеть?

— Не знаю. Может, довольно долго. Наберись терпения.

Щелчок шмыгнул носом:

— У меня поесть ничего нет. А я голоден. Абернети закатил глаза. Советник сжал кыш-гнома за плечи и отпустил.

— Знаю. Потерпи. Мы постараемся найти тебе что-нибудь. Но ты должен сидеть здесь, что бы ни случилось. Это очень важно, Щелчок. Ты ни при каких обстоятельствах не должен покидать эту комнату. Договорились?

Гном вытер нос и пожал плечами:

— Ладно. Подожду. Только поторопитесь.

— Постараемся как можно быстрее. — Советник оглянулся на Элизабет с Абернети. — Придется начать все сначала, невзирая на туристов. Сначала обычные комнаты, затем — складские. Но я готов поспорить, что книга лежит на открытом месте.

— Знаешь, — задумчиво проговорила Элизабет, — кажется, несколько книг хранят отдельно от остальных. Те, которые написаны на непонятном языке. Отец как-то упоминал о них.

48
{"b":"4800","o":1}