A
A
1
2
3
...
50
51
52
...
64

Он предался размышлениям. Ивица тихо ехала рядом, моросящий дождь превратил землю в скользкую глину. Царила серая мокрая тишина. Завернувшись в плащ, Бен мысленно закрылся от всех внешних раздражителей и дискомфорта и полностью сосредоточился на загадке Райделла из Марнхулла. Он постепенно начал рассматривать возможности, которые прежде не приходили ему в голову. Отчасти к этому его подтолкнуло растущее отчаяние. Бен чувствовал, что время уходит. Рано или поздно Райделл нашлет на него монстра, от которого Бена не спасет никто — ни Паладин, ни Страбон. Никто. Рано или поздно его защита даст слабину и борьбе за выживание придет конец. Единственное, что может помочь, — это раскрытие тайны Райделла. А Бен понимал, что на данном этапе ни на йоту не приблизился к разгадке. Именно поэтому он твердо решил перестать мыслить шаблонно, а прибегнуть к более неожиданным вариантам. Он должен перестать идти на поводу у Райделла, прекратить следовать по пути, который оставил ему открытым король Марнхулла, а двигаться по своему собственному маршруту. Вокруг него, Бена Холидея, плетется сеть, и он явственно ощущал ее медленное затягивание. Необходимо срочно найти способ разорвать ее.

Подобные мысли, впрочем, были вызваны не столько отчаянием, сколько осознанием того, что в сплетенной Райделлом сети есть несколько дыр. Во-первых, Бен окончательно пришел к выводу, что монстры, которых присылает Райделл на битву с Паладином, являются частью игры, направленной лично против него, Бена, и не имеют никакого отношения к Заземелью в целом. Во-вторых, он опознал трех первых чудищ — все они из рассказов по книге “Монстры человеческие и мифические”. Все три полностью соответствовали описанию автора книжки, словно Райделл срисовал своих созданий прямо с ее страниц. Три, но не четвертый. Нет, четвертое чудовище, червь, имело иное происхождение.

Любимое творение ведьм, сказал Страбон. А в Заземелье одна ведьма — Ночная Мгла. Прежде Бен серьезно не задумывался о возможном участии ее во всем этом деле. Да и с чего бы? Райделл — чужак, узурпатор, захватчик, цели которого прямо противоположны целям Ночной Мглы. Но, с другой стороны, никто так не ненавидит Бена Холидея и его семью, как ведьма. Если на минутку забыть о Райделле, то вся эта затея очень сильно смахивает на дело рук Ночной Мглы. Использование черной магии, нападения на семью и друзей, тщательно рассчитанные атаки на самого Бена — все указывало на ведьму. Хоть Бен и не слышал о ней вот уже два года, он вовсе не забыл ее слов, что она никогда ему не простит того, что произошло с ней в Лабиринте. За те чувства, которые ее заставили испытать к Бену, когда их обоих лишили подлинной личности. За то, что, по ее мнению, нанесло удар по ее гордости.

Что, если Райделла и вовсе нет? О, конечно, кто-то выступает в этой роли, но вдруг Райделл — это всего лишь вымысел? Никто никогда не слышал о Райделле из Марнхулла — ни Владыка Озерного края, ни Каллендбор. Даже побывавший везде Страбон, и тот не слышал. Никто не может отыскать Райделла или Марнхулл. Нет никаких следов Мистаи, советника и Абернети. И никаких следов армии завоевателей. Единственное подтверждение существования Райделла — его появление у ворот замка Чистейшего Серебра вместе со своим молчаливым спутником.

Следовательно, размышлял дальше Бен, вполне возможно, что все это дело — тщательно разработанная дуриловка. В конце концов какое единственное во всем Заземелье место, которое он не обшарил в поисках Мистаи? Место, которое он пропустил, потому что его там не очень-то жаждали видеть и потому что казалось нелогичным искать там дочку? Единственное место, которое не обыскивал никто?

Бездонная Пропасть. Обиталище Ночной Мглы.

Подозрения Бена крепли. То, что началось как просмотр вероятностей, быстро превратилось в тщательное сопоставление фактов. Ночная Мгла в роли Райделла. В этом гораздо больше логики, чем во всех остальных рассмотренных вариантах. Точнее, поправился Бен, Ночная Мгла в роли молчаливого спутника короля Марнхулла. Он припомнил, как рассматривал его из-под капюшона укутанный в черное всадник, когда он спустился на мост за перчаткой. Очень уж пристальный был взгляд у седока. Бен припомнил, что оба всадника вожделенно смотрели на Мистаю, когда девочка влезла на башню.

От этих мыслей у него сжалось сердце и обдало холодом.

Поздним вечером на третий день путешествия показался замок Чистейшего Серебра. Он возник из мрака, как видение из детского сна, сияющий, с острыми крышами и парапетами, сделанный из камня и известняка, металла и дерева, увешанный флагами и вымпелами. Они процокали по мосту, покрытому туманной дымкой, и въехали в открытые ворота. Подскочившие слуги приняли лошадей и тут же увели в конюшню, подальше от ненастья. Бен с Ивицей молча проследовали к себе в спальню, сняли сырую одежду, залезли в ванну с горячей водой и блаженно вытянулись там. Придя в себя и смыв дорожную грязь, они вылезли, вытерлись мягкими пушистыми полотенцами и оделись в чистое.

Бен повел Ивицу в библиотеку посмотреть книжку. “Монстры человеческие и мифические” нашлись сразу. Книжка стояла на полке там, где он оставил ее. Бен взял “Монстров” и посмотрел на обложку. Да, безусловно, это в точности робот Райделла. Полистав страницы, он вскоре обнаружил картинку с изображением гиганта, а затем и описание демона-оборотня.

— Видишь? — показал он Ивице. — В точности монстры Райделла. Ивица кивнула:

— Но как ему это удалось? Откуда он знает о книжке, и об этих монстрах в частности? Бен, об этой книге даже я не знала. Понятия не имела о существовании ее. Ты никогда о ней не упоминал. Ни разу. Откуда же знает Райделл?

«А я ведь и вправду никогда не показывал книжку жене”, — сообразил Бен. И никогда они о ней не говорили. Как-то повода не было. Он принес книжку с собой, пронес через волшебные туманы, распаковал, поставил в библиотеку и напрочь забыл о ней.

И только вот недавно вспомнил. Бен стоял возле сильфиды и молча глядел на книжку. За окном все лило и лило, монотонный шум дождя действовал усыпляюще. Убаюкивающее действие было настолько сильным, что Бену показалось, что он прямо тут сейчас и уснет. Он устал гораздо больше, чем признавался себе, но не мог лечь спать прежде, чем разберется с Райделловыми книжными монстрами. И пока не найдет способа вернуть Мистаю домой.

Мистая. Бен изумленно уставился на жену:

— Ты сказала, что ничего не знала о книжке. А хочешь, я скажу, кто о ней знал? Мистая. Я как-то застукал ее, она разглядывала книжку. Я тогда ничего не сказал и не стал мешать дочурке. Думаю, она меня даже не заметила. Мисти была еще такой крошкой, и я не думал, что она способна что-то в ней понять… — Он замолчал, мысли понеслись вскачь. — Ивица, — спокойно предложил Бен. — Я хочу, чтобы ты кое-что выслушала. А потом сказала, что ты думаешь по этому поводу.

И он поведал жене о возникшем у него подозрении, что Ночная Мгла вполне может быть создателем Райделла и что за всеми случившимися с ними несчастьями стоит ведьма из Бездонной Пропасти. Бен высказал свои доводы, все рассмотренные им варианты и разъяснил всю выстроенную логическую цепочку. Ивица внимательно слушала, не перебивая.

— Дело в том, — озабоченно закончил Бен, — что Мистая могла рассказать ведьме о книге, описать монстров, даже нарисовать их. Она достаточно умна, чтобы запомнить. Вероятно, она тогда поняла гораздо больше, чем я думал.

— Но почему бы она стала это делать? — тут же спросила Ивица. — Зачем ей помогать ведьме?

— Не знаю, — помотал головой Бен. — Я как раз размышляю над этим. Но Мистая видела книгу, а если Ночная Мгла и есть Райделл, то Мистаю украла ведьма. И девочка сейчас у нее.

Ивица долго и пристально смотрела на мужа, тщательно взвешивая услышанное.

— Помнишь, мы говорили о том, кто еще знает о связи между медальоном и Паладином? Ты тогда сказал, что только ты и я. Но Ночной Мгле тоже об этом известно. Она была с тобой в Лабиринте, когда ты воспользовался медальоном.

Бен глубоко вздохнул:

51
{"b":"4800","o":1}