ЛитМир - Электронная Библиотека

Закончив рассказ, Рен ждала, что скажет королева. Элленрох Элессдил внимательно изучала ее.

— Ты осторожная девушка, Рен, — наконец улыбнулась Элленрох, — да ты и не можешь быть другой. Ты рассказала мне все, что могла, не более. — Она наклонилась вперед, на ее властном лице отразились слишком сложные чувства, чтобы Рен могла понять их. — А теперь я расскажу тебе кое о чем, а когда закончу, между нами не останется больше секретов.

Она снова взяла руку Рен в свою.

— Твою маму звали Аллин, как ты уже слышала. Она была моей дочерью.

Рен сидела не двигаясь, вцепившись в руку королевы, взволнованная и изумленная, потерявшая дар речи.

— Она моя дочь, Рен, а ты — моя внучка, — продолжала королева. — Я хочу еще кое-что рассказать тебе. Я дала Аллин, а она должна была передать тебе три окрашенных осколка скалы в кожаном мешочке. Они у тебя?

Рен попалась и теперь не знала, как ей поступить. Но сказать неправду она не могла.

— Да, — прошептала она.

Взгляд синих глаз королевы стал особенно проницательным, когда она изучала лицо Рен, на губах появилась мягкая улыбка.

— Теперь ты знаешь о них все, да? Ты должна, Рен, иначе никогда бы не дошла сюда живой.

Рен с трудом сохраняла невозмутимость.

— Да, — тихо повторила она.

Элленрох погладила ее по руке.

— Эовен тоже знает об эльфинитах, дитя мое. А кроме нее, еще несколько человек, которые служили при мне многие годы, и среди них Орин Страйт. Он предупредил тебя, чтобы ты не говорила о них, да? Ну ладно, это не важно. Немногие знают об эльфинитах, но никто не видел, как они действуют. Даже я. Только у тебя одной есть такой опыт, Рен, но я не думаю, что ты довольна этим. Не так ли?

Рен кивнула, удивившись проницательности королевы, ее способности распознавать тайные чувства. Это потому, что они — одна семья и очень похожи друг на друга, имеют общие корни, которые связывают их и позволяют заглянуть друг другу в душу. Но сможет ли она, Рен, понять, если захочет, что чувствует Элленрох Элессдил?

«Семья. — Она мысленно произнесла это слово. — У меня есть семья, и я пришла, чтобы ее найти. Возможно ли это? Действительно ли я внучка этой королевы и сама из Элессдилов?» — Расскажи мне, как ты дошла до Арборлона, — попросила королева. — А я расскажу тебе то, что ты так хочешь узнать. Не обращай внимания на Эовен. Она все знает о нас.

И тогда Рен поведала без утайки обо всем, что приключилось с ней во время путешествия: о порождениях Тьмы и о том, как она узнала правду о раскрашенных осколках скалы. Закончив говорить, она непроизвольно сложила на груди руки, чувствуя, как силы покидают ее: рассказ, воспоминания, которые он вызвал, сильно утомили ее. Собрав силы, Рен порывисто вскочила и подошла к стулу, на котором лежала ее одежда. Ощупав лохмотья, она достала эльфийские камни. Рен взяла камни в руку и протянула королеве.

— Вот… возьмите их.

Но Элленрох Элессдил покачала головой.

— Нет, Рен. — Она зажала рукой ладонь внучки с лежащими в ней эльфинитами и опустила руку девушки в карман ее ночной рубашки. — Ты сохранишь их для меня, — прошептала она.

И тут заговорила Эовен Сериз.

— Ты была очень смелой, Рен. — Ее тихий голос звучал властно. — Многие не смогли бы преодолеть тех трудностей, с которыми тебе пришлось встретиться. Ты и вправду достойная дочь своей матери.

— В ней действительно так много от Аллин, — согласилась королева. Ее взор затуманился. Выпрямив спину, она снова внимательно посмотрела на Рен. — Ты действительно смелая девочка. Алланон сделал правильный выбор. Но твой приход был предрешен. Я полагаю, друид только выполнил обещание, данное Эовен.

Заметив замешательство Рен, королева улыбнулась:

— Знаю, дитя. Я говорю загадками. Ты была очень терпелива со мной и, конечно же, хочешь услышать историю о своей маме и узнать, почему ты здесь. Слушай же.

Еще за три поколения до моего рождения, когда эльфы жили в Западной Земле, несколько членов семьи Омсвордов, прямые потомки Джайра Омсворда, решили переселиться в Арборлон. Их решение, как я поняла, было вызвало нападением Федерации на городки Южной Земли. Омсвордов было трое, и они принесли с собой эльфийские камни. Один из тех троих умер, не оставив после себя детей. Двое женились, но, когда эльфы решили уйти, только один отправился с ними. Второй же возвратился в Сланцевую долину со своей женой. Это, надо думать, были дедушка и бабушка Пара и Колла Омсвордов. Они и сохранили у себя эльфийские камни.

Элленрох замолчала.

— Камни эльфов, Рен, были созданы волшебством эльфов и могли быть использованы только теми, в ком течет эльфийская кровь. Родство Омсвордов с эльфами прекратилось после смерти Брин и Джайра. Так или иначе, но эльфийские камни исчезли вместе с самими эльфами. И думаю, девочка, мне теперь нужно рассказать тебе кое-что о них. — Она задумалась, как бы вспоминая. — В течение многих лет наши люди отступали в леса Западной Земли. Все больше и больше отделялись они от других народов. А Федерация завоевывала все новые и новые земли к северу. Уходили эльфы отчасти и по своей собственной воле, а отчасти потому, что Коалиционному совету Федерации удалось убедить мир, что эльфы не похожи на других, а все непохожие — плохие. Когда начали появляться существа, которых ты называешь порождениями Тьмы (в то время у них не было имени), Федерация быстренько возложила вину за зло, которое они причинили Четырем Землям, на эльфов. Мол, именно эльфы обладают волшебной силой, которая явилась причиной всех бедствий. А если это не так, то почему эльфы и их родина не пострадали? Темные слухи, как это обычно бывает, ширились, пока наконец нам это не надоело. Выбор был прост: либо противостоять Федерации, что означало войну с ней, либо уйти. Война — наихудшее из зол. Эльфам пришлось бы один на один защищаться от самой сильной армии в Четырех Землях. Каллахорн был уже захвачен, и Вольный Корпус расформирован. Тролли странным образом сплотились, а дворфы не решались вступить в борьбу.

И эльфы решили переселиться на новую территорию, пока Федерация не уберется. Это решение далось нелегко, многие хотели немедленно начать борьбу. Столько же, думаю, было и сторонников выжидательной политики. В конце концов после долгих колебаний было решено, что эльфы покинут свои земли, где обитали со времен Больших Войн. Они и раньше мигрировали, основывая новые поселения. Эльфы в совершенстве овладели искусством казаться отсутствующими.

Королева сокрушенно вздохнула.

— Это было так давно, Рен, меня не было тогда с ними, и потому я не могу говорить с полной уверенностью, но переселение началось с того, что эльфы стали собираться вместе со всех уголков Западной Земли. Их прежние городки просто перестали существовать. Тем временем Крылатые Всадники обнаружили остров, который во всех отношениях устроил земных эльфов. Этим островом оказался Морровинд. И вот в один прекрасный день эльфы разом исчезли.

Казалось, она колебалась, продолжать ли…

— Да, один из Омсвордов, как я говорила, остался с эльфами. Сменилось два поколения, рождались дети, появилась моя мама, выросла и вышла замуж за короля Элессдила. Роды Омсвордов и Элессдилов слились. Сначала родилась я, а после меня — мой брат Ашерон. Брат мой и должен был стать королем, но его убили демоны. Тогда королевой стала я, вышла замуж, и родилась твоя мама Аллин — мой единственный ребенок. В конце концов демоны убили и моего мужа. У меня осталась только Аллин.

— Моя мама, — прошептала Рен. — Какой она была?

Королева улыбнулась.

— Таких больше нет. Умная, своенравная и хорошенькая. Она думала, что ей подвластно все на свете. По крайней мере, в ее натуре было заложено стремление к риску. — Королева горестно заломила руки, улыбка ее увяла. — Она встретила Крылатого Всадника и выбрала его своим супругом. Я не считала, что это хорошая партия, — небесные эльфы никогда не вступали в брак с нами, — но мои соображения не изменили ее решения. С тех пор прошло около двадцати лет. Это было опасное время. Демоны появлялись повсюду. Они становились все сильнее. Мы были вынуждены отступить в город. Связь с внешним миром затруднилась.

29
{"b":"4801","o":1}