ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мальчик кивнул:

— Я не боюсь.

— Ты можешь умереть. Мы оба можем умереть.

— Скажи мне, что делать.

Бреман повернулся к линии осадных машин и поставил мальчика впереди себя.

— Тогда слушай внимательно. Ты должен полностью положиться на меня, Алланон. Не противься тому, что почувствуешь. Ты станешь моим проводником, проводником моей магии, той, которой я владею, но на которую у меня не хватает сил. Я воспользуюсь ею через тебя. Я возьму у тебя силу.

Мальчик не смотрел на него.

— Ты хочешь, чтобы твоя магия питалась мною? — произнес он тихо и почти благоговейно.

— Да. — Бреман наклонился ближе. — Я постараюсь защитить тебя, как смогу. Если ты погибнешь, я погибну с тобой. Это все, что я могу тебе предложить.

— Этого достаточно, — ответил мальчик, все еще глядя в сторону. — Делай то, что ты должен, Бреман. Но делай это сейчас, скорее, пока еще есть время.

Полчища северян толпились перед ними под защитой огромных боевых машин, ощетинившихся стрелами, торчащими из каждой щели. С растрескавшейся, выжженной земли поднялись тучи пыли, наполняя воздух и ложась вокруг тяжелой плотной пеленой, грозившей задушить все на свете. Стальные клинки поблескивали в лучах света, штандарты полыхали яркими красками, а вырывавшиеся из глоток нападавших ликующие крики были преисполнены ожиданием близкой победы.

Друид и мальчик стояли к ним лицом: лицом к солдатам, животным, машинам, звукам, движению, стояли неподвижно, одни на утесе. Никто их не видел, а если и видел, не обращал на них внимания. Даже эльфы не смотрели на них. Их взгляды были прикованы к стоявшей перед ними армии.

Бреман глубоко вздохнул и положил руки на худенькие плечи Алланона.

— Сожми руки и направь их на башни и катапульты. — У старика сдавило горло. — Будь сильным, Алланон.

Мальчик стиснул ладони вместе, переплетя пальцы. Его тонкие руки поднялись и вытянулись в направлении войска Северной Земли. Бреман стоял сзади, не шевеля руками, закрыв глаза. Он призывал огонь друидов. Тот затеплился и вспыхнул у него внутри. «Теперь осторожней», — напомнил себе Бреман. Равновесие между тем, что ему нужно, и тем, что он может, такое хрупкое, и следует быть очень аккуратным, чтобы не нарушить его. Малейшая ошибка, и ничто не спасет их.

Ложки катапульт, стоявших на поле битвы, отвели назад, а лучники приготовили стрелы.

Теперь Бреман снова открыл глаза, и они стали белыми как снег.

Повинуясь предчувствию, стоявший внизу Ярл Шаннара обернулся и посмотрел на него.

Внезапно огонь друидов пробежал по рукам Бремана в тело Алланона, потом сорвался со стиснутых кистей мальчика и пронесся над головами эльфийских воинов, над вспоротой, развороченной, выжженной землей прямо в гущу вражеского войска, туда, где в двухстах ярдах от эльфов стояли боевые машины. Сначала он ударил в башни, поглотив их целиком, так что они запылали, прежде чем кто-либо успел глазом моргнуть. Затем перекинулся на катапульты, воспламеняя их, пережигая веревки и деформируя металлические части. Он двигался, как живой, выбирая одну цель за другой, — светло-синий огонь, такой яркий, что солдаты обеих армий были вынуждены заслонить глаза от его сияния. Он бегал вверх-вниз по рядам северян, заглатывая всех и вся. В иные моменты пламя поднималось на сотни футов в воздух, грозя заслонить небо чудовищными лепестками, за которыми вздымались клубы дыма.

Пронзенный огнем северный зверь взвыл и застонал. Ошеломленные эльфы молча наблюдали за происходящим.

Бреман чувствовал, что его магия слабеет, огонь гаснет, но сила юного Алланона не убывала. Напротив, ему показалось, будто мальчик стал даже сильней. Его тонкие руки вытянулись вперед и слегка приподнялись вверх. Бреман ощущал, как щуплое тело дрожало от напряжения и решимости. Огненная дуга продолжала тянуться от его рук в гущу вражеского войска к боевым машинам, оставляя после себя смертоносный горящий след. «Довольно! » — подумал Бреман, уловив опасное колебание в равновесии сил. Но старику не удалось разорвать связь между собой и мальчиком, не удалось остановить ураган, рожденный его чарами. Теперь мальчик был сильнее его, и он вел старика за собой.

Перед натиском очередного удара северяне не устояли. Они не просто отступили, а бросились бежать в испуге. Даже горные тролли повернули назад, стараясь побыстрее покинуть пожарище, поглотившее их соратников, и укрыться на склонах долины или в ущелье на выходе из нее.

Наконец силы Алланона иссякли, и огонь друидов в его стиснутых руках угас. Он громко вздохнул и облокотился на Бремана, который сам едва держался на ногах. Тем не менее старик подхватил мальчика и прижал его к себе, дожидаясь, когда их пульс станет ровнее. Словно два срубленных дерева, оперлись они друг на друга, шепча слова поддержки и глядя на разверзшийся ад, который поглотил боевые машины и, обжигая спины отступавшим северянам, тянул им вслед окровавленные пальцы.

Тем временем солнце скрылось за западным горизонтом и из своего убежища осторожно выползла ночь, накрывая мертвых черным саваном.

Спустя некоторое время, когда тьма распространилась на все Четыре Земли и пожар посреди долины Ринн начал потихоньку гаснуть, к Бреману подошел Ярл Шаннара. Старик с Алланоном сидели на утесе и ужинали. Теперь вокруг стояла тишина. Войско северян отступило на восточные равнины, а эльфы продолжали стоять на своих позициях в западном ущелье. По рядам раздали ужин, и солдаты ели прямо в строю. Эльфийские Охотники ужинали по очереди, чтобы не пропустить неожиданный штурм. Позади лагеря горели костры для приготовления пищи, повсюду витал запах еды.

Старик встал, заметив в глазах подошедшего короля необычное выражение. Поздоровавшись с Бреманом, он попросил его прогуляться с ним наедине. Мальчик, не говоря ни слова, продолжил еду. Друид и король скрылись во тьме.

Когда они отошли достаточно далеко, чтобы никто не мог их услышать, король повернулся к старику.

— У меня к тебе просьба, — негромко произнес он. — Нужно, чтобы ты при помощи магии пометил эльфов. Во время битвы они должны узнавать друг друга в темноте, иначе по ошибке, чего доброго, поубивают друг друга. Можешь ты это сделать?

С минуту Бреман обдумывал вопрос, потом медленно кивнул:

— Что ты собираешься предпринять?

Король выглядел усталым и измученным, но в его глазах сквозила холодная решимость, а черты лица сделались суровыми.

— Я намерен атаковать. Сегодня ночью. Сейчас, пока они не успели перегруппировать силы.

Старик безмолвно уставился на него. Король сжал губы:

— Сегодня утром мои следопыты донесли, что заметили движение на флангах армии северян. Оказывается, они послали отдельные армии, конечно не такие большие, как та, с которой мы имели дело, но весьма значительные, одну на север, другую на юг долины Ринн, чтобы окружить нас. Судя по всему, сделано это было по меньшей мере неделю назад. Они идут медленно, но все же приближаются к нам и через несколько дней отрежут нас от Арборлона. Если это произойдет, нам конец.

Он посмотрел в темноту, словно искал слова.

— Их слишком много, Бреман. Мы знали это с самого начала. Наше единственное преимущество — выгодная позиция. Если мы ее потеряем, у нас не останется ничего. — Он снова поднял глаза на старика. — Я послал Преккиана с Черной Стражей предупредить Берна Эриддена и Совет, чтобы они приготовились защищать город. Однако наша единственная надежда на то, чтобы я исполнил возложенную на меня миссию — сразился с Чародеем-Владыкой и уничтожил его. Но для этого нужно сначала разгромить армию Северной Земли. Мне не представится более благоприятного случая, чем сегодня. Северяне устали и дезорганизованы. Утрата боевых машин лишила их уверенности. Могущество магии друидов испугало их. Сейчас самое подходящее время для удара.

Бреман надолго задумался, прежде чем ответить.

Наконец он медленно кивнул:

— Может быть, ты и прав.

— Атаковав северян прямо сейчас, мы застанем их врасплох. А если удар будет достаточно сильным, нам, возможно, удастся пробиться туда, где прячется Чародей-Владыка. Ночная атака непременно вызовет замешательство во вражеском лагере, оно поможет нам, но лишь в том случае, если мы сумеем отличить своих от чужих.

106
{"b":"4802","o":1}