A
A
1
2
3
...
18
19
20
...
115

Спустившись по ступеням Башни, он вышел в передний двор. У стены расположилось полдюжины гвардейцев, которые охраняли ворота, подъемную решетку и дозорные Башни со стороны главного подхода к крепости. При его приближении они вытянулись по стойке «смирно». Поговорив с офицером, командовавшим караулом, Каэрид Лок удостоверился, что все в порядке, и отправился дальше. Пока он пересекал открытый двор, ночную тишину нарушил очередной раскат грома. Эльф взглянул на юг в поисках молнии, вызвавшей его, но ничего не увидел и решил, что она уже успела погаснуть. Он чувствовал смутное беспокойство, хотя и не больше, чем в любую другую ночь, однако был настороже, как, впрочем, и всегда при выполнении служебных обязанностей. Иногда Каэриду начинало казаться, что он слишком засиделся в Параноре, но он отлично справлялся со своей работой и знал, что, как никто другой, годится для нее. Он гордился своими солдатами: все гвардейцы, несущие сейчас службу, были отобраны и подготовлены им лично. Крепкая, надежная связка. Капитан знал, что на них можно положиться. Но годы шли, не делая его моложе и притупляя чувства, дававшие ему эту уверенность. А теперь еще Бреман принес известия о падении Северной Земли и слухи о Чародее-Владыке. Эльф чувствовал в воздухе запах беды, нависшей над Четырьмя Землями. Что-то страшное надвигалось на них, грозя смести друидов со своего пути, и Каэрид Лок сомневался, удастся ли ему распознать опасность, пока не будет слишком поздно.

Он прошел по переходу в глубине двора и спустился в коридор, ведущий к северной стене и расположенным в ней воротам. У крепости было четверо ворот, одни с каждой стороны. Кроме того, имелось несколько дверей поменьше, хитроумно скрытых от постороннего глаза. Конечно, если искать очень внимательно, их можно было обнаружить, но разве что при хорошем освещении да пройдя вплотную к стене, а этого не допустила бы стража. Тем не менее от захода солнца до рассвета Каэрид на всякий случай держал около каждой двери по часовому. Сейчас, направляясь по извилистому коридору к западным воротам, которые находились на расстоянии пятидесяти ярдов, он уже миновал двоих из них. Каждый из гвардейцев приветствовал его, коротко отдавая честь. «Мы начеку и готовы к неожиданностям», — говорил этот жест. Проходя мимо, Каэрид отвечал одобрительным кивком.

И все же, когда оба часовых скрылись из виду, он обеспокоенно нахмурился. Стражник у первой двери — тролль из Кершальта — старый опытный служака, однако второй — молодой эльф — был новичком. Каэрид предпочитал не предоставлять новобранцев самим себе и мысленно взял на заметку исправить это недоразумение в следующий раз.

Он настолько погрузился в свои размышления, что, проходя мимо задней лестницы, которая вела в спальни друидов, не заметил трех крадущихся теней.

Трое мужчин, тесно прижавшись к каменной стене, переждали, пока капитан Гвардии друидов, погруженный в свои размышления, пройдет мимо, и двинулись дальше. Все они были друидами, все прослужили Великому Кругу более десяти лет, но в душе каждого горела фанатичная вера в то, что он рожден для величия. Соблюдая принятые друидами обеты и правила, подчиняясь их диктату, они тем не менее считали их глупыми и бессмысленными. Жизнь для них не имела смысла без власти, без личной выгоды. Для чего заниматься научными изысканиями, если их нельзя применить на практике? Какой смысл раскапывать все эти магические тайны, если их действие никогда не будет опробовано? Все эти вопросы они задавали себе сначала каждый порознь и потом все вместе, решив осуществить то, во что верили. Конечно, они были не одиноки в своей неудовлетворенности. Но никто не обладал столь фанатичной одержимостью, присущей этим троим, обреченным на гибельное падение.

Их участь была предрешена. Чародей-Владыка давно уже наблюдал за ними, вынашивая планы мести друидам. Случайно обнаружив их, он подчинил себе эти порочные души. Мало-помалу он покорил их так же, как покорил тех, кто триста пятьдесят лет назад ушел за ним из Башни Мудрых. Такие люди существовали всегда, живя в ожидании, что их призовут, что ими воспользуются. Брона подбирался к ним тайком, поначалу не выдавая себя, позволяя лишь слушать свой голос, который звучал так, словно все это говорили они сами, раскрывая перед ними новые возможности, давая почувствовать запах власти, искушение магией. Он позволил им приковать себя к нему собственными руками, давая им самим отодвинуть засовы желаний и алчности, принять добровольное рабство через все возрастающее пристрастие к ложным мечтам и идолам.

И вот теперь они на цыпочках шли по коридорам Паранора, движимые темными замыслами, готовые сделать то, что погубит их. Они крались к той двери, где на страже стоял молодой эльф. Они держались в тени, куда не доходил свет факелов, используя маленькие колдовские приемы, которым обучил их хозяин (о сладкий вкус могущества!), чтобы укрыться от глаз молодого гвардейца.

Выждав удобный момент, они набросились на него. Один сильно ударил эльфа по голове, и тот, бесчувственный, осел на пол. Двое других отперли один за другим замки, запиравшие каменную дверь, поспешно сдвинули тяжелую железную решетку, потом сняли со своего места огромную балку и, наконец, отодвинули саму дверь. Паранор оказался открытым навстречу ночи и тем, кто ждал снаружи.

Когда первая из этих тварей вылетела на свет, друиды в ужасе попятились. Это был Слуга Черепа, огромный и сгорбленный, в черном плаще, из-под которого торчали когтистые лапы. Весь из острых углов и плоскостей, громадный и могучий, он заполнил собой коридор и, казалось, выпил весь воздух. Сверкнув красными глазами на троицу, что в страхе замерла перед ним, он грубо отпихнул их с дороги кожистыми крыльями и, с довольным шипением схватив молодого эльфа, разорвал ему горло и отбросил в сторону. Друиды содрогнулись, когда из раны на них брызнула кровь жертвы.

Слуга Черепа сделал знак собратьям, дожидавшимся в темноте, и в открытую дверь хлынули прочие твари. Зубастые и когтистые чудища, кривые и шишковатые, с торчащими клочьями темной шерсти, вооруженные и готовые напасть, быстро шныряя глазами и стараясь не нарушать тишины, одно за другим проникали внутрь. Некоторые когда-то были троллями. Другие бестии явились из мира иного и не имели ничего общего с людьми. Все они с захода солнца ждали в темноте возле наружных стен, где их невозможно было разглядеть с крепостных бастионов. Они скрывались там, зная, что этим троим предателям, трусливо дрожавшим перед ними, хозяин приказал открыть доступ в Башню.

Теперь они проникли в крепость и жаждали начать обещанную им кровавую трапезу.

Слуга Черепа послал одного из своих приспешников назад в ночь, чтобы он позвал остальных. В лесу, ожидая сигнала к наступлению, пряталось несколько сотен тварей. Со стен крепости заметили, как они выходят из-за деревьев, но сигнал тревоги прозвучал слишком поздно. К тому времени, когда защитникам Паранора удалось бы добраться до них, они уже были в Башне.

Слуга Черепа устремился в зал. Он не обращал внимания на троих друидов, они ничего для него не значили. Судьбу их решит хозяин. Крылатого охотника интересовала предстоящая бойня.

Нападавшие разделились на маленькие группки. Одни бросились по лестницам в спальни друидов. Другие свернули в запасной коридор, который вел в глубь Башни. Большинство следом за Слугой Черепа двинулись по проходу, ведущему к главным воротам.

Вскоре тишину ночи нарушили крики.

Когда прозвучал сигнал тревоги, Каэрид Лок бросился от северных ворот во двор. Сначала раздались крики, и лишь следом за ними послышался призыв боевого горна. Капитан Гвардии друидов сразу все понял. Сбылось предсказание Бремана. Чародей-Владыка пришел в Паранор. От этой мысли леденящий ужас пробрал его до костей. На бегу он скликал своих гвардейцев, надеясь, что еще не все потеряно. Они вбежали в нижний коридор Башни, который вел к двери, открытой предателями-друидами, и, повернув за угол, обнаружили, что проход перед ними забит черными уродливыми тенями, которые, корчась и извиваясь, лезли из ночной тьмы.

19
{"b":"4802","o":1}