A
A
1
2
3
...
20
21
22
...
115

Снаружи в дверь ломились грузные тела, еще секунда—и она с треском распахнулась, ударившись о стену. В комнату ворвались три горбатые твари с красными узкими глазами, вспыхнувшими злобой при виде старика. Он, не дрогнув, наблюдал за их приближением.

Тот, что был ближе всех, держал короткое копье. Поведение стоящего перед ним человека разъярило монстра, и, подойдя к Кахлу, он всадил копье в грудь старика. Друид умер мгновенно.

Побоище в Параноре закончилось. Всех уцелевших гвардейцев переловили и перебили, оставшихся в живых друидов вытащили из щелей, где они скрывались, и согнали в зал заседаний Великого Круга. Здесь, под охраной монстров, стоя на коленях, они дожидались решения своей участи. Плененного Атабаску привели к Слуге Черепа. Тварь, посмотрев на величественного седовласого предводителя друидов, велела ему опуститься на колени и поклониться ей как хозяину. Когда же Атабаска, который даже в поражении держался с гордым презрением, отказался, тварь схватила его за шею и, взглянув в его испуганные глаза, выжгла их своим огненным взором.

В то время как Атабаска в мучениях корчился на каменном полу, на зал заседаний вдруг опустилась странная зловещая тишина. Шипение тварей, скрежет когтей и скрип зубов мгновенно стихли. Все взоры устремились на главный вход в зал, на двустворчатые двери, которые вдруг сорвались с петель и разлетелись в щепки.

Туда, в разбитый проем, спустилась тьма. Ширясь, разрастаясь, она медленно принимала очертания высокой фигуры. Фигура не стояла на полу, подобно обычному человеку, а парила в воздухе. С ее появлением в зале пахнуло холодом, леденящий ужас до самых костей пробрал пленных друидов. Один за другим их стражники рухнули на колени, их головы склонились, губы зашевелились, твердя одно слово:

— Хозяин, хозяин…

Чародей-Владыка с явным удовлетворением посмотрел сверху вниз на поверженных друидов. Теперь они в его власти. Паранор принадлежит ему. Наконец-то час мести пробил.

Он дал знак своим приспешникам подняться, потом протянул руку, закутанную в плащ, к Атабаске. Невидимые путы подняли обессилевшего от боли, ослепленного предводителя друидов. Крича от ужаса, он повис в воздухе над остальными друидами. Чародей-Владыка повел рукой, будто повернул что-то, и Атабаска сделался неподвижен. Еще одно движение бестелесной фигуры — и он закричал страшным надтреснутым голосом:

— Хозяин, хозяин, хозяин!..

Друиды, толпившиеся вокруг него, отвернулись в сторону, сгорая от стыда и ярости. Отвратительные приспешники Чародея-Владыки одобрительно зашипели и подняли вверх свои когтистые лапы.

Потом Чародей-Владыка кивнул, и Слуга Черепа с чудовищной ловкостью вырвал живое сердце из груди Атабаски. В тот миг, когда его грудь разверзлась, предводитель друидов с воплем запрокинул голову, потом она поникла, и он испустил дух.

В течение нескольких долгих минут Чародей-Владыка продолжал держать его тело над толпой, как разорванную куклу. Кровь ручьем стекала вниз. Он мотал его из стороны в сторону, вперед-назад и наконец бросил истерзанное месиво из плоти и крови на каменный пол.

Потом он приказал увести всех пленных друидов из зала, загнать их, как стадо скота, в один из самых потаенных и глубоких подвалов Паранора и замуровать заживо.

Когда последний крик замер в тишине, Чародей-Владыка принялся шнырять по лестницам и коридорам Башни Мудрых в поисках летописей друидов. Он уничтожил друидов и теперь должен уничтожить их труды. Или попытаться извлечь из них сведения, которыми смог бы воспользоваться. Ему нужно было спешить, поскольку где-то в глубине бездонной огненной ямы под Башней поднималось волнение — это магические силы просыпались в ответ на его присутствие. В собственных владениях Чародею-Владыке подчинялось все. Здесь же, под крышей его злейших врагов, могла таиться угроза. Наконец он нашел библиотеку и, обшарив ее сверху донизу, обнаружил потайную комнату, но она оказалась пустой. Он догадался, что здесь не обошлось без магии, но так и не смог понять ее природы. От летописей друидов не осталось и следа.

Тем временем волнение в недрах ямы под Башней становилось все сильнее. С приходом Чародея-Владыки высвободилась какая-то сила, и теперь она поднималась, чтобы найти его. Уж не та ли это сила, что послана противостоять ему? Она не могла исходить от тех жалких друидов, которых он так легко одолел. Мертвецы не в состоянии вызвать эту силу. На это способен только тот единственный, кто недавно вторгся в его владения, на чей след напала одна из его тварей, — Бреман.

Чародей-Владыка поспешно вернулся в зал заседаний. Теперь его беспокоило только одно: убраться из Паранора как можно скорее, здесь его цель достигнута. В зале его ожидали трое друидов-предателей.

Вслух он не сказал им ни слова, этого они не стоили, заговорил с ними мысленно. Они раболепно распростерлись перед ним, словно овцы, глупые жалкие создания, возжелавшие стать чем-то большим, чем могли.

— Хозяин! — заискивающими голосами хныкали они. — Мы служим только тебе!

«Кто из друидов покинул крепость, кроме Бремана?»

— Только трое, хозяин. Дворф Риска, эльф Тэй Трефенвид и девушка из Южной Земли Марет. «Они пошли с Бреманом?»

— Да, с Бреманом.

«Кто еще спасся?»

— Никто, хозяин. Ни один.

«Они вернутся. Услышат о падении Паранора и захотят сами убедиться во всем. Вы будете ждать их. Закончите то, что начал я. Потом станете такими же, как я».

— Да, хозяин, да!

«Встаньте!»

Они поспешно, с готовностью поднялись — убогие душонки и умишки, ждущие его приказаний. Однако у них не хватило бы сил исполнить то, что от них требовалось, они нуждались в его помощи. Чародей-Владыка наслал на них свои магические чары, опутавшие их тончайшими, словно паутина, и прочными, как сталь, нитями, которые лишили их последних остатков человеческого облика.

Крики предателей гулким эхом отдавались в пустом зале, ноги и руки молотили воздух, головы болтались из стороны в сторону, а глаза вылезали из орбит.

Когда превращение окончилось, их уже нельзя было узнать. Такими он и оставил их и, вспомнив о своих приспешниках, преданно дожидавшихся, когда он наконец тронется обратно в Царство Черепа, покинул замок друидов и его обитателей — мертвых и умирающих.

ГЛАВА 7

На прощание Бреман протянул руку Риске, и дворф крепко пожал ее. Они стояли у входа в грот, в котором нашли убежище после того, как покинули Хейдисхорн с его призраками. Приближался поддень, дождь сменился мелкой моросью, а небо на западе, над темными вершинами Зубов Дракона, начало светлеть.

— Сдается мне, мы теперь не скоро увидимся, пути наши расходятся, — пробурчал Риска. — Неизвестно, как мы до сих пор ухитрялись оставаться друзьями. Сам не знаю, что нас связывает.

— Да просто у нас нет выбора, — предположил Тэй Трефенвид. — С другими у нас и вовсе нет ничего общего.

— Что верно, то верно. — Дворф невольно улыбнулся. — Ладно, это уж точно будет испытанием для нашей дружбы. Один — в Восточную Землю, другой — в Западную, потом еще невесть куда, и неизвестно, встретимся ли снова. — Он крепко стиснул руку Бремана. — Будь осторожен.

— Ты тоже, друг мой, — ответил старик.

— Тэй Трефенвид! — крикнул дворф через плечо, уже ступив на тропу. — Не забудь свое обещание! Собери эльфов и веди их на восток! Выступим вместе против Чародея-Владыки! Мы будем рассчитывать на вас!

— Непременно. А пока прощай, Риска! — крикнул Тэй ему вслед.

Дворф махнул рукой и взвалил свои пожитки на плечи. Сбоку побрякивал широкий меч.

— Удачи тебе, эльфийский ушастик. Не зевай! Будь начеку!

Они постоянно подтрунивали друг над другом. Эльф и дворф — старые друзья, которым было так хорошо вместе. За их шутками, колкостями и перебранками скрывалась глубокая привязанность. Кинсон Равенлок, стоя в сторонке, наблюдал эту словесную пикировку и невольно пожалел, что не успел поближе познакомиться с ними. Но что делать, с этим придется подождать. Риска уже ушел, а с Тэем они расстанутся у входа в ущелье Кеннон, где им предстоит свернуть на север, в сторону Паранора, а эльфу — идти дальше на запад, в Арборлон. Житель приграничья покачал головой. Как, наверное, тяжело Бреману. Два года он не видел Риску и Тэя. Может быть, пройдет еще два, пока он встретит их снова.

21
{"b":"4802","o":1}