ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Они поднялись с рассветом и весь день шли берегом Мермидона на запад. Тихое и теплое утро сменилось жарким влажным полуднем. Плащи были сняты, а вода поглощалась во все больших количествах. Ближе к вечеру они стали чаще останавливаться на отдых, однако еще засветло добрались до ущелья Кеннон. Здесь Тэй Трефенвид расстался с ними, чтобы продолжить путь по лесам и травянистым полям Арборлона.

— Когда найдешь Черный эльфинит, Тэй, не вздумай экспериментировать с ним, — предупредил его на прощанье Бреман. — Ни в коем случае. Даже если тебе будет угрожать опасность, не прибегай к его помощи. Он обладает такой силой, что может решить все проблемы, однако эта магия может оказаться весьма опасной. Цена за использование Черного эльфинита чересчур высока.

— Настолько высока, что может уничтожить меня, — закончил его мысль Тэй.

— Мы с тобой смертны, — спокойно произнес Бреман. — И нам следует вести себя очень осторожно во всем, что касается использования магии. Твоя задача состоит в том, чтобы отыскать Черный эльфинит и принести его мне. Мы не собираемся использовать его. Нам только нужно не допустить, чтобы им воспользовался Чародей-Владыка. Помни об этом.

— Я не забуду, Бреман.

— Предупреди Кортана Беллиндароша о том, какая опасность грозит нам. Убеди его послать свою армию на помощь Рабуру и дворфам. Смотри не подведи меня.

— Все будет сделано. — Эльф на прощанье сжал руку старика, потом помахал остальным. — Мы не забудем эту встречу, верно, друзья? Береги его, Кинсон. Будь осторожна, Марет. Удачи вам.

Весело насвистывая, Тэй двинулся в путь. Обернувшись, он в последний раз улыбнулся им, потом его шаг сделался еще шире, и вскоре эльф скрылся среди деревьев и скал.

Бреман, Кинсон и Марет посовещались, стоит ли идти дальше сейчас, или продолжить путь утром. Судя по всему, надвигалась гроза, однако если они останутся пережидать ее, то могут потерять еще день. Кинсон понимал, насколько не терпится старику добраться до Паранора и выяснить, что же там произошло. Они немного передохнули и были сыты, поэтому житель приграничья предложил идти дальше, Марет немедленно поддержала его, и Бреман, удовлетворенно улыбнувшись, повел свой маленький отряд вперед.

Они вошли в ущелье как раз в тот момент, когда солнце скрылось за горизонтом. Небо еще оставалось светлым, а воздух теплым, так что идти было легко и приятно. К полуночи они дошли до перевала и начали спускаться в долину, лежавшую перед ними. Ветер усилился, резкими порывами он налетал с юго-запада, взметая в воздух над дорогой небольшие вихри песка, пыли и тучи мелкого сора. Им пришлось идти, опустив головы, до тех пор, пока они не спустились к подножию гор, где ветер не так свирепствовал. Впереди, на фоне звездного неба, отчетливо виднелся силуэт крепости друидов с четко очерченными башнями и зубчатыми стенами. Ни в окнах, ни на бастионах не было видно света.

Спустившись в долину, Бреман и его друзья немедленно очутились под сенью леса. Луна и звезды освещали путь, помогая не сбиться с дороги к Башне Мудрых. Путников окружали огромные старые деревья, стволы их высились, словно колонны храма. Поляны устилали мягкие ковры густых трав, кое-где звенели небольшие ручейки. Ветер то и дело ударял неутомимой троице в лица, налетая короткими сильными порывами и шурша полами их плащей. Бреман вел спутников быстрым и твердым шагом, настолько не соответствующим его возрасту, что Кинсон и Марет невольно восприняли это как вызов их молодости. Казалось, друид черпает силу из какого-то тайного источника. Он стал тверд и несгибаем.

Еще до рассвета путники добрались до Паранора. Завидев крепость в просветах между деревьями, они замедлили шаг. Света в окнах по-прежнему заметно не было, не слышалось ни единого звука. Бреман жестом остановил жителя приграничья и целительницу под покровом лесных теней. Безмолвно, с каменным лицом он разглядывал стены крепости. Потом, не выходя из-под полога деревьев, он повел их влево, обходя крепость по периметру. Среди укреплений и спиралевидных башен с погребальным воем носился ветер.

Подойдя к главным воротам, путники остановились. Ворота были распахнуты, решетки подняты, вход чернел, напоминая широко раскрытый рот, застывший в предсмертном крике.

Возле разбитых дверей лежали скрюченные безжизненные тела.

Бреман решительно двинулся дальше, глядя на Башню и в то же время не видя ее. Его глаза были устремлены куда-то вдаль. Седые волосы развевались на ветру, как тонкие шелковые нити. Губы шевелились. Кинсон сунул руку под плащ и вытащил свой короткий меч. Глаза Марет широко раскрылись и потемнели, ее маленькое тело напряглось, готовое к броску.

Бреман повел их вперед. Они пересекли открытое пространство, отделявшее лес от крепости, не заботясь о том, чтобы ускорить свое приближение или сделать его незаметным. Кинсон со страхом посматривал то вправо, то влево, однако Бреман, видимо, не испытывал беспокойства. Дойдя до ворот, они остановились над телами убитых, чтобы понять, кто они такие. Это были гвардейцы друидов, большинство из них выглядели так, словно их растерзали дикие звери. Вся земля вокруг пропиталась их кровью. Оружие было искорежено и поломано. Очевидно, дрались они отчаянно.

Бреман шагнул в проем стены и там за распахнутыми воротами и поднятыми решетками увидел Каэрида Лока. Капитан Гвардии друидов лежал, прислонившись к двери сторожевой башни, его лицо было залито кровью, на теле зияли многочисленные колотые и рубленые раны. Он был еще жив. Каэрид приподнял вздрагивающие веки, его губы зашевелились. Бреман торопливо наклонился к нему в попытке что-нибудь услышать. Ветер заглушал слова, и до Кинсона не донеслось ни звука.

Старик поднял голову.

— Марет, — тихо позвал он.

Девушка тут же подошла и склонилась над Каэридом Локом. Она без слов поняла, что от нее требуется. Ее руки быстро заскользили по израненному телу эльфа. Однако, судя по ее раздосадованному лицу, было слишком поздно.

Бреман потянул Кинсона вниз, и они оказались так близко, что их лица почти касались друг друга. Над ними в изгибах стен и башен продолжал слабо завывать ветер.

— Каэрид сказал, что Паранор предали свои. Это случилось ночью, когда почти все спали. Это сделали трое друидов. Всех, кроме них, убили. Чародей-Владыка оставил их ожидать моего возвращения, он знал, что я вернусь. Они где-то здесь, внутри. Каэрид дополз до ворот, но дальше двинуться не мог.

— Ты ведь не пойдешь туда? — торопливо спросил Кинсон.

— Я должен. Мне необходим Эйлт Друин. — Морщинистое лицо друида застыло, взгляд сделался жестким и злым. — Вы с Марет будете ждать меня здесь.

Кинсон упрямо покачал головой. Очередной порыв ветра сдул из темного проема стены песок и пыль прямо ему в глаза.

— Это глупо, Бреман! Тебе понадобится наша помощь!

— Если со мной что-нибудь случится, ты будешь нужен мне, чтобы передать несколько слов остальным! — возразил Бреман. — Делай, что тебе говорят, Кинсон!

Вслед за тем он поднялся и пошел прочь. Его старческая фигура в развевающихся одеждах быстро скользнула от ворот через крепостной двор к внутренним стенам. Еще через несколько секунд он шагнул в дверной проем и скрылся из виду.

Кинсон с тоской смотрел ему вслед.

— Твари! — пробурчал он в ярости от собственной нерешительности.

Он взглянул на Марет. Девушка закрыла глаза Каэриду Локу. Капитан Гвардии друидов умер.

«Удивительно, что он протянул так долго», — подумал Кинсон. Обычный человек скончался бы на месте от любой из таких ран. То, что он дождался Бремана, говорило о необыкновенной твердости характера и решимости воина.

Марет поднялась на ноги и посмотрела на Кинсона.

— Пойдем за Бреманом, — произнесла она. Кинсон попытался возразить:

— Но он велел…

— Я знаю, что он велел. Но если с Бреманом что-либо случится, будет уже не важно, расскажем мы об этом другим или нет.

Губы Кинсона сжались в тонкую линию. Они торопливо двинулись через пустой, выметенный ветром двор крепости.

23
{"b":"4802","o":1}