ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К вечеру оба отряда соединились, отступив сколько было возможно. Ночь и туман служили вполне хорошим укрытием, суля надежду, что расправа будет отложена до утра. Однако охота на дворфов продолжалась, ибо северяне слишком разозлились, чтобы ждать. До ущелья Петли оставалось всего несколько миль. Дворфы, по мнению нападавших, оказались в ловушке: у них не было пространства для маневра и места, где можно спрятаться, и северяне были уверены, что смогут взять реванш.

Когда наступила ночь и над оконечностью долины, куда отступили дворфы, сгустилась тьма, Рабур разослал разведчиков с приказанием подать сигнал, если противник приблизится. Время шло, и действовать надо было быстро. Позвали Гефтена, и он, самый опытный из дворфов по части обороны, подготовил задуманное ранее отступление. Его предполагалось начать, как только стемнеет, и закончить в полночь. Это был самый важный момент плана, разработанного королем и Риской сразу же по возвращении друида из Паранора, плана, который основывался на сведениях, известных только дворфам. Никто, кроме них, не знал, что существует третий проход в горах. Вблизи того места, где соединились их отряды, неподалеку от ущелья Петли располагалось несколько связанных между собой проходов, тоннелей и уступов, которые, извиваясь, уходили из Вольфстаага на восток, в леса Центрального Анара. Гефтен открыл этот потайной ход несколько лет назад, обследовал его с маленьким отрядом дворфов и сообщил о нем королю. Эти сведения держались в строжайшем секрете. Лишь нескольким особо доверенным дворфам разрешалось время от времени пользоваться этим проходом, дабы убедиться, что он свободен, и запомнить все изгибы и повороты. Никому другому этот путь не показывали. Риске поведал о нем Рабур несколько лет назад. Когда армия Северной Земли двинулась на восток, Риска вспомнил об этом и у него возник план.

Теперь дворфы осуществляли этот план. Они растянулись в длинную цепочку, уходившую на восток в горы по маршруту, тщательно выбранному Гефтеном. Начали возвращаться разведчики, докладывавшие, что северяне приближаются ко входу в долину. Предстояло осуществить самую ответственную часть хитроумного плана — задержать северян, пока дворфы благополучно не уйдут прочь. Рабур вместе с Риской и небольшой группой из двадцати добровольцев пошел на север. Они расположились среди нагромождения камней, откуда просматривался широкий вход в долину, и, как только появился авангард армии Чародея-Владыки, пошли в атаку.

Это был точный мгновенный удар, рассчитанный только на то, чтобы нарушить строй и внести замешательство, поскольку северяне имели колоссальный перевес в численности. Из своего укрытия в скалах дворфы принялись обстреливать противников из луков, чтобы обратить на себя внимание, а затем отступить. И все же уйти оказалось нелегко. Рассвирепевшие северяне погнались за ними. В темноте горы были полны опасностей: грозные зубчатые скалы, коварные глубокие пропасти и, как всегда в Вольфстааге, мало света. С высоких пиков, клубясь, сползал туман, окутывая все, что находилось на дне долины. Дворфы, лучше, чем их преследователи, знавшие местность, стремительно скользили по лабиринту, но северяне оказывались повсюду, карабкаясь прямо по скалам. Некоторых из защитников догнали, другие сбились в пути. Бой был жестоким. Риска воспользовался магией и, послав огонь друидов в самую гущу преследователей, оттеснил их. Ему на глаза попалась кучка порождений Тьмы, которые остервенело рвались к отчаянно отбивающимся дворфам, и друиду пришлось задержаться, чтобы отбросить и этих.

Они чуть не поймали его. Завидев вспышки огня друидов, чудища окружили Риску с трех сторон. Блеснули мечи, и порождения Тьмы кинулись на него, стараясь повалить на землю. Дворф дрался с восторгом и яростью. Да иначе и быть не могло, ведь он родился воином. Могучий и стремительный, Риска был непобедим. Отразив их удары, он отбросил нападавших и с помощью друидской магии, сделавшей его невидимым, ускользнул от них.

Потом он бросился в дальний конец лабиринта догонять отходящих дворфов. Их численность сократилась вдвое, а те, кто остался, выбились из сил и были ранены. Рабур ждал, пока Риска догонит их. Его мрачное лицо покрылось потом. Боевое копье, которое он держал в руке, треснуло и было обагрено кровью.

— Надо торопиться, — предупредил он, с трудом двигаясь вперед. — Они вот-вот окружат нас.

Риска кивнул. Из-за скопления больших камней впереди на них полетели стрелы и дротики. Под крики северян, теснивших их сзади, дворфы стали подниматься по склону, ограждавшему долину. Впереди еще один дворф упал с пронзенным стрелой горлом. От двадцати человек осталась лишь горстка. Почувствовав, как гигантская тень заслонила небо, Риска резко повернулся и послал сноп огня вслед одному из крылатых охотников, который собирался спикировать. Туман сгустился. Достаточно было бы оторваться от преследователей лишь на несколько минут, чтобы те потеряли их из виду.

И дворфы поспешили вперед, превозмогая усталость. Всего восемь воинов добрались до того места, где их ждал Гефтен. Не говоря ни слова, они поспешили за обеспокоенным следопытом, который уводил их в сторону высившихся впереди гор.

А сзади, продираясь сквозь кусты и ревя от ярости, долину заполняли северяне. Где-то здесь должны быть дворфы. Им не уйти. Скоро они будут пойманы. Охота продолжалась, перемещаясь все дальше на юг к ущелью Петли. Риска подумал, что, если повезет, две половины армии Чародея-Владыки бросятся друг на друга в тумане и каждая будет думать, что перед ней враг. Они успеют перебить множество солдат, прежде чем поймут свою ошибку.

Дворфы поднимались вверх, туда, где громоздились валуны, за которыми начинался верхний ярус гор. Сюда за ними никто не пойдет, по крайней мере в такой темноте, а к утру их следы совсем затеряются.

Рабур замедлил шаг и с благодарностью положил руку на широкое плечо друга. Риска улыбнулся королю, но на сердце он ощущал холод и тяжесть. Он знал численность армии, которая охотилась за ними, и понимал, что за существа возглавляли ее. Да, на этот раз дворфам удалось уйти. Они навязали северянам эту долгую и бесполезную охоту, задержали их наступление и остались живы, чтобы снова вступить в битву.

Но когда настанет час решающей битвы, им придется платить.

И Риска боялся, что настанет он слишком скоро.

ГЛАВА 20

В Арборлоне шел дождь: нудный, нескончаемый ливень, укутавший город пеленой влаги и туманной серости. Вечерело. Дождь начался на рассвете и теперь, спустя девять часов, стихать не собирался. Ярл Шаннара смотрел на него из своего убежища в летнем королевском доме, где прежде он часто уединялся, куда скрылся и на этот раз. Он смотрел, как дождь барабанит по оконным стеклам и сотням луж на дорожках. Как преображает деревья, делая их стволы черными и шелковыми, а листья — ярко-зелеными. От тоски ему казалось, что, если смотреть на дождь достаточно долго, он сможет изменить и его самого. В скверном настроении он пребывал с самого возвращения в город три дня назад. Ярл пришел домой с теми, кто остался от его поискового отряда, — с Преей Старл, Берном Эридденом и двумя Эльфийскими Охотниками, Обанном и Раском. Он привез с собой Черный эльфинит и тело Тэя Трефенвида. Никто не встретил Ярла, и его возвращение никого не обрадовало. Кортан Беллиндарош умер от ран, не приходя в сознание. Трон перешел к его сыну Алитену, и его первым указом стало распоряжение об организации вылазки с целью выследить убийц отца. Безумие! Однако никто не остановил его. Так мог поступить только глупец. Ярл был возмущен и опасался, что эльфам достался безмозглый король. Или не досталось совсем никакого короля, поскольку Алитен Беллиндарош покинул Арборлон неделю назад и с тех пор о нем никто не слышал.

Стоя в тишине, Ярл смотрел из окна на дождь, на туманную муть, на просветы между падающими каплями, — смотрел неизвестно куда. Его взгляд был пустым. Таким же пустым, как и летний дом, — только он наедине со своими мыслями. Не слишком приятная компания. Мысли не давали ему покоя. Потеря Тэя потрясла его, оказалась гораздо больнее, чем он мог себе представить, гораздо глубже, чем он мог стерпеть. За всю жизнь у него не было друга вернее и ближе, чем Тэй Трефенвид. И не важно, что они выбрали разные пути, что подолгу жили вдали друг от друга. Дружба не прекращалась. То, что Тэй Трефенвид стал друидом, а Ярл Шаннара — капитаном Придворной Гвардии, а потом советником короля, ничего не изменило. Когда Тэй вернулся домой из Паранора в последний раз и Ярл впервые увидел его скачущим по дороге в Арборлон, ему показалось, что они расстались совсем недавно и время ничего не значило. Теперь Тэй ушел навсегда. Он отдал свою жизнь, чтобы его друзья и товарищи остались живы и Черный эльфинит был доставлен в Арборлон в целости и сохранности.

65
{"b":"4802","o":1}