A
A
1
2
3
...
99
100
101
...
123

Быть может, поэтому Джайр совсем не боялся.

Ущелье внезапно расширилось, солнечный свет пролился золотистым потоком с открывшегося над головой неба. Гарет Джакс приостановился, потом пригнулся и очень осторожно двинулся вперед. На ходу он сделал знак своим спутникам идти за ним. Прижимаясь к скале, они подобрались поближе к Мастеру Боя.

— Вон, — прошептал он, указав пальцем.

Грань Мрака. Джайр это понял сразу, без всяких объяснений. Крепость на высокой скале — на широком уступе утеса, далеко выдающемся в залитое солнечным светом небо. Грозная и угрюмая цитадель. Бастионы и башни поднимались на сотни футов, вонзаясь в безоблачную синеву точно каменные копья и топоры, притупленные в битвах. Ни единого знамени не развевалось на флагштоках крепости, ни единого вымпела на башнях или в бойницах. Даже сейчас, при ярком свете солнца, крепость казалась унылой и мрачной, серые камни были словно припорошены пеплом. Окна представляли собой узкие прорези в каменных стенах, закрытые решетками или деревянными ставнями. К высоким, обитым железом воротам вела единственная дорога — просто узкий скалистый выступ, петляющий вверх по крутому склону. Ворота были наглухо закрыты.

Путники молча глядели на цитадель. Крепость словно вымерла.

Джайр внимательно разглядывал Крух. Правда, он мог видеть лишь небольшую часть громадной каменной спирали, что выгибалась за Гранью Мрака и казалась отсюда продолжением крепостных сооружений. Словно лестница, висящая в воздухе, Крух поднимался от цитадели до самой вершины одинокой горы, возвышающейся над всеми ближайшими пиками.

Джайр схватил Слантера за руку и молча указал пальцем на одинокий утес и узкую каменную ленту, вьющуюся вокруг скалы.

— Да, мальчик: Крух и Колодец Небес, — кивнул гном. — Куда и отправил тебя Король Серебряной реки.

— А Мельморд? — спросил Джайр. Слантер покачал головой:

— С той стороны крепости. Внизу, в скалах. Там начинается Крух, огибает Грань Мрака, ну а дальше ты видишь.

Они замолчали, глядя на серую крепость.

— Такое впечатление, что там вообще никого нет, — пробормотал Хельт.

— Ну так им и нужно, чтоб у тебя сложилось подобное впечатление, — сухо заметил Слантер, небрежно покачиваясь на каблуках. — К тому же странники предпочитают темноту. Обычно днем они сидят в крепости, а выходят только ночью. Даже гномы, которые служат им здесь, стали жить по такому же распорядку и днем, когда светло, не вылазят. Но не дай им себя обмануть. Они там, внутри, каллахорнец, и гномы, и странники. И еще кое-какие чудовища.

Гарет Джакс пристально изучал выступ скалы, единственный путь к воротам.

— Наверняка они думают, что мы пойдем именно так, — проговорил он, обращаясь скорее к себе, чем к своим спутникам. — Либо прямо по выступу… либо станем карабкаться по скале. — Он посмотрел влево. Площадка, на которой стояли путешественники, огибала утес и вела в ущелье, расположенное чуть ниже. — А вот что мы выберем эту дорогу — вряд ли им придет в голову.

Слантер прикоснулся к его руке:

— Это тоннель. Он ведет вверх, во внутренние коридоры крепости. К хранилищам.

— Тоннель охраняется? Слантер пожал плечами.

— Я бы все-таки предпочел добраться до Круха поверху, — пробормотал вдруг Форкер. — Я уже сыт по горло и пещерами, и тоннелями.

Гном покачал головой:

— Никак невозможно. Единственный путь поверху — через Грань Мрака. Через странников и их темных прислужников.

Форкер глухо хмыкнул:

— Ну а ты как считаешь, Гарет?

Лицо Мастера Боя оставалось бесстрастным. Он продолжал пристально изучать крепость и скалы вокруг нее.

— Хорошо ли ты знаешь дорогу, гном? Сможешь провести нас там живыми и невредимыми? — резким тоном спросил он Слантера.

— Ты требуешь слишком много, — угрюмо покосился тот. — Да, дорогу я знаю, но не могу сказать, что хорошо. Когда меня в первый раз привели сюда, мы проходили как раз там. Еще до того, как все это началось…

Он замолчал, не закончив фразы, и Джайр догадался: гном сейчас вспомнил, как вернулся домой, чтобы быть вместе со своим народом, и странники тут же послали его выслеживать Алланона. Он сейчас вспомнил и, возможно, даже пожалел о том, как все обернулось.

— Честно хотя бы, — спокойно подвел итог Гарет Джакс и двинулся ко входу в тоннель.

Остальные молча поплелись следом. На площадке перед тоннелем, скрытой от возможных наблюдателей из Грани Мрака нагромождением валунов, Мастер Боя собрал своих спутников в тесный кружок.

— Обычно странники днем не выходят? — спросил он Слантера. Здесь, в самой гуще каменной россыпи, было жарко и душно, и на лбу Гарета Джакса блестели капельки пота.

Гном нахмурился:

— Если ты спрашиваешь о том, стоит ли ждать темноты или следует идти прямо сейчас, я отвечаю: сейчас.

— Вот только успеем ли мы? — вставил Форкер. — День почти на исходе, а в горах быстро темнеет. Может быть, подождем до завтра, и тогда у нас будет целый день. И подождать надо всего каких-то двенадцать часов. Они ничего не меняют.

Все на мгновение замолчали. Джайр посмотрел на светлое пока небо, рассеянно скользнул взглядом по сумрачным вершинам. Каких-то двенадцать часов? Его охватило гнетущее беспокойство. А где сейчас Брин? Как наяву, прозвучали в сознании юноши слова Короля Серебряной реки: “Ты должен добраться до Колодца Небес раньше, чем она вступит в Мельморд”.

Долинец резко повернулся к Гарету Джаксу:

— Я не уверен, что у нас есть в запасе двенадцать часов. Мне нужно выяснить, где теперь Брин, чтобы уж точно знать. Мне нужно опять посмотреть в кристалл. Наверное, прямо сейчас.

Мастер Боя поколебался, потом кивнул:

— Но только не здесь. Зайдем в пещеру.

Без лишних слов путешественники вошли в темный тоннель и сгрудились вокруг долинца. Тот так разволновался, что не сразу отыскал под рубашкой волшебный камень. Но вот рука нащупала цепочку, и Джайр вытащил из-за пазухи кристалл. Бережно опустив его на ладонь, юноша облизнул пересохшие губы. Вдруг накатила усталость — долинец прикрыл глаза, гоня ее от себя прочь.

— Пой же, Джайр, — ободряюще прошептал Эдайн Элессдил.

И долинец запел. Голос его звучал тихо и как-то хрипло. Да, слишком велико было напряжение там, в Ночных Пещерах. Но песнь желаний плыла во мраке, и кристалл уже начал светиться, и сияние разлилось…

Брин внезапно остановилась посреди темного тоннеля. Она вдруг почувствовала на себе чей-то внимательный взгляд. Как тогда, на подходе к Зубам Дракона, и потом еще, когда они вышли из горной страны. Словно кто-то за ней наблюдает, но откуда-то издалека.

Брин колебалась, не зная, что и думать. Сознание будто оцепенело, а потом она вдруг поняла: Джайр! Это Джайр! Брин глубоко вздохнула, чтобы слегка успокоиться. Этому не было никакого разумного объяснения — она просто знала. Вот только как же такое возможно? Как может брат?..

Что-то двигалось у нее за спиной во тьме тоннеля.

Брин отошла уже далеко от моста. Правда, идти приходилось медленно и осторожно — свет от странного факела Коглина с трудом рассеивал непроглядный мрак. За все это время Брин не увидела ни единого живого существа, не услышала ни звука. Она даже начала сомневаться: быть может, она ошиблась и избрала неверный путь?

И вот теперь там, во мгле, что-то (или кто-то?) двигалось. Не впереди, как она ожидала, а сзади.

Брин настороженно оглянулась, тут же забыв о своем странном чувстве. Она протянула факел вперед и… вздрогнула от изумления. Два огромных синих глаза мерцали во тьме. А потом в круге света возникла мохнатая усатая морда.

— Шепоточек! — с облегчением прошептала Брин и опустилась на колени. Зверь подошел к ней и дружелюбно потерся о плечо девушки своей громадной головой.

— Шепоточек, ты что тут делаешь? — пробормотала Брин.

Кот уселся рядом и серьезно глядел на нее.

Брин, конечно, уже догадалась. Обнаружив, что ее нет рядом, друзья поспешили вдогонку и дошли до разрушенного моста. Самим им там было никак не пройти, вот они и послали к Брин Шепоточка. Вернее, Кимбер послала его, потому что Шепоточек слушается только свою хозяйку. Брин наклонилась и почесала кота за ухом. Да, Кимбер, наверное, было непросто отпустить его одного. Брин ведь знала, как любит Кимбер своего зверя и никогда с ним не расстается. Но все же она отправила его к своей подруге, потому что теперь Шепоточек ей, Брин, нужен больше. Это все, что Кимбер могла сделать для нее сейчас. В глазах у девушки защипало, и она порывисто обняла громадного кота.

100
{"b":"4803","o":1}