ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А когда запылал рассвет, туман растворился совсем. — Кончено! — прошептал Алланон, нарушая гнетущую тишину.

Там внизу, в долине, черный в лучах восходящего солнца, возвышался утес. Пустой, лишь кое-где виднелись обломки обрушившихся стен. Крепость друидов пропала. Ее больше не было на скале.

— Так было предсказано, — тихо продолжал Алланон. — Дух Бремана знал об этом. Сила, что стерла Башню с лица земли… она древнее, чем все знания друидов. Теперь Башни больше нет. Камень скалы вновь поглотил ее, а вместе с ней и всех, кто остался внутри. — Ужасающая печаль легла на суровое лицо друида. — Это — конец. Теперь Паранора нет.

Но они-то есть! Они живы! Брин почувствовала, как вернувшаяся решимость буквально пронзила ее, отметая прочь печаль Алланона. То страшное предчувствие обмануло ее. Они живы!

— Это — конец, — едва слышно повторил Алланон.

Он взглянул в глаза Брин так, будто только они вдвоем знали какую-то тайну, о которой не говорят, которую даже нельзя осознать до конца. Потом Алланон медленно развернул коня. Теперь они ехали на восток. К лесам Анара.

ГЛАВА 14

Уже далеко за полдень Джайр Омсворд и его спутники добрались наконец до Кальхавена. По мнению долинца, путешествие было не из приятных. Весь путь по стране Серебряной реки им сопутствовали свинцовые небеса и холодный ветер, а леса Восточной Земли были серыми и угрюмыми. По унылому небу летели гуси — на юг, а река, вдоль которой шли путешественники, просто приводила в отчаяние.

Первые признаки отравления уже появились в водах Серебряной реки. В кристально чистом когда-то потоке возникла странная черная слизь, серебристый оттенок воды потускнел. Течение несло дохлую рыбу, мелких зверьков-грызунов и мертвых пташек, коряги и прутья. Даже запах воды стал скверным — порывы ветра доносили до путешественников гнилостное зловоние. Отец много рассказывал Джайру о Серебряной реке, и то, что юноша видел теперь, больно ранило его сердце.

Его спутники, Гарет Джакс и Слантер, тоже не прибавляли долинцу хорошего настроения. Да и сам Джайр не пытался развлечь их: трудно было сохранять улыбку на лице и бодрость в голосе, даже если бы день не казался таким унылым, а река не напоминала бы постоянно о своем умирании. Замкнутые и неразговорчивые, гном и Мастер Боя шагали рядом с энтузиазмом плакальщиков на похоронах. С утра они не обменялись, наверное, и дюжиной слов. Никто ни разу не улыбнулся. Не сводя глаз с тропы впереди, они шли и шли с отчаянной решимостью, граничащей с фанатизмом. Пару раз долинец попытался было завести разговор, но в ответ слышал лишь приглушенное ворчание. В полдень они пообедали без всякого аппетита, и трапеза эта прошла в таком напряжении и унылом молчании, что даже угрюмый поход по сравнению с ней казался вполне сносным.

Только надежда в скором времени поговорить с нормальными собеседниками — дворфами — слегка скрашивала отвратительное настроение Джайра. Впрочем, и в этом он сомневался. Дварфы заметили их, конечно, на самой границе Анара. Время от времени им встречались вооруженные патрули — суровые дворфы в кожаных одеждах и длинных плащах. Но никто ни разу не остановился поприветствовать путешественников или хотя бы спросить, кто они такие и куда идут. Молчаливые стражи проходили мимо, не задавая никаких вопросов, бросая лишь быстрые взгляды на чужаков — и взгляды эти были далеко не дружелюбны.

А уже на подходе к Кальхавену каждый встречный дворф откровенно изучал путешественников с нескрываемым подозрением. Гарет Джакс, шагавший впереди, казалось, не обращал никакого внимания на эти враждебные взгляды, но Слантер с каждой минутой чувствовал себя все неуютнее, да и Джайр смущался не меньше гнома. Гарет Джакс решительно сворачивал на перекрестках: он явно был хорошо знаком с Кальхавеном и знал, куда идет. Путешественники миновали аккуратные домики и торговые лавки — ладные приземистые здания в окружении чистых лужаек, цветочных клумб и ухоженных садов. И каждый дворф, занятый своим повседневным делом, прерывал на мгновение работу и внимательно глядел на путников, проходящих мимо его дома. Даже здесь, в мирной деревне, то и дело встречались вооруженные дворфы-охотники с суровыми глазами и мечами на поясах. Теперь и Кальхавен чем-то напоминал военный лагерь.

Только в самом центре деревни путников наконец остановил пеший патруль. Гарет Джакс быстро переговорил с одним из стражников, и тот бегом куда-то умчался. Мастер Боя вновь присоединился к Джайру и Слантеру. Они ждали, в напряженном молчании изучая лица оставшихся солдат. Детишки-дворфы обступили их со всех сторон и с любопытством глядели на Слантера. Сначала гном просто не обращал на них внимания, но потом ему это надоело. Внезапно он зарычал — детишки бросились врассыпную. Гном сердито проводил их глазами, раздраженно взглянул на Джайра и окончательно замкнулся в себе.

Через пару минут вернулся отосланный Джаксом стражник. И с ним пришел угрюмый дворф, с длинной черной курчавой бородой, такими же черными пышными усами и совершенно лысый. Радушно протягивая руку, чернобородый направился прямо к Мастеру Боя.

— Рады видеть тебя у нас, — гулким басом прогрохотал он.

Гарет Джакс пожал его мозолистую ладонь. Дворф выглядел суровым и свирепым, особенно его глаза — пронзительно-карие под лохматыми бровями. На нем был просторный охотничий костюм, сапоги из мягкой кожи, на широком поясе висел целый арсенал ножей разной величины, в одном ухе — массивная золотая серьга.

— Эльб Форкер. — Гарет Джакс представил дворфа Джайру и Слантеру.

Мгновение Форкер молча глядел на них, потом вновь обратился к Мастеру Боя:

— Странная у тебя компания, Гарет.

— Странные времена, — пожал тот плечами. — Как насчет того, чтобы немного отдохнуть и перекусить?

Форкер кивнул:

— Пожалуй.

Он повел их по улице направо к огромному зданию общей трапезной и пригласил внутрь — в зал, уставленный длинными столами. Несколько столов уже были заняты дворфами-воинами. Кое-кто поднял голову и кивнул Фрркеру, не проявляя, однако, никакого интереса к его спутникам. Большая разница, с кем ты идешь, подумал Джайр. Форкер выбрал им столик у дальней стены и знаками приказал поварам принести ужин.

— Ну и что мне с этими двумя делать? — спросил дворф у Джакса, когда все расселись. Мастер Боя повернулся к своим спутникам:

— Малый не промах, ничего не скажешь. Лет десять назад я узнал его. Я тогда натаскивал дворфов для пограничных схваток у Вольфстаага. Потом мы еще раз встречались. Здесь, в Кальхавене. Вот почему я тут. Он попросил меня прийти, и я не мог ему отказать. — Теперь он обращался к Форкеру: — Этот долинец — Джайр Омсворд. Он ищет свою сестру и друида.

Форкер нахмурился:

— Друида? Какого еще друида? Больше нет никаких друидов. Никого, кроме…

— Знаю: кроме Алланона, — перебил Джайр, не в силах больше молчать. — Его-то я и ищу. Этого самого друида.

Форкер уставился на него:

— Да ну? А с чего ты решил, что найдешь его здесь?

— Он сам говорил, что пойдет в Восточную Землю. И взял с собой мою сестру.

— Твою сестру? — Дворф еще больше нахмурился. — Алланон и твоя сестра? И они должны быть где-то здесь?

Джайр медленно кивнул, сердце его оборвалось. Форкер смотрел на него так, как смотрят обычно на сумасшедших. Потом он вновь повернулся к Гарету Джаксу:

— Где ты откопал этого долинца?

— Да так, по пути, — неопределенно ответил тот. — Ты что-нибудь знаешь про друида?.. Форкер пожал плечами:

— Знаю только, что Алланона не было в Восточной Земле, наверное, уже лет двадцать — ни с чьей-то сестрой, ни без сестры.

— Тогда ты вообще ничего не знаешь, — внезапно заговорил Слантер с легким презрением в голосе. — Друид был здесь и ушел у тебя из-под носа!

Дворф резко повернулся к нему:

— На твоем месте я придержал бы язык, гном.

— Этот гном шел по следу друида, — проговорил Гарет Джакс, быстро оглядев длинный зал. — Отсюда, из Восточной Земли. Он следил за ним от Мельморда до самого порога долинца.

34
{"b":"4803","o":1}