ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джайр вспыхнул, быстро натянул сапоги, потом молча направился к двери и постучал. Когда дверь открылась, долинец сказал дворфу-стражнику, что им со Слантером хотелось бы выйти. Дворф нахмурился, пробурчал что-то в том смысле, что всем оставаться на месте, и, с подозрением взглянув на Слантера, захлопнул дверь.

Ничего не поделаешь: несмотря на растущее раздражение и тревогу по поводу странного затишья (гномы и не думали идти на приступ), им пришлось прождать еще, наверное, час. Наконец дверь открылась, и стражник сделал знак выходить. Дворф провел Джайра и Слантера по длинному коридору без окон, мимо закрытых дверей, вверх по лестницам — на зубчатую вершину крепостной стены, выходящей прямо на мутные воды Циллиделлана. Ветер бросал в лицо колючие брызги; было холодно и пасмурно. И еще — очень тихо. Чувство какого-то напряженного ожидания повисло в воздухе. Даже туман не дрожал под ветром, и низкие тучи неподвижно застыли между черными пиками, что кольцом окружали плотины и шлюзы Капааля. Повсюду на стенах крепости стояли дворфы-стражники и не сводили глаз с серой дымки внизу. Но, кроме далеких огней — пятен красного света в туманной мгле, ничто не указывало на то, что под стенами Капааля расположились войска гномов.

Угрюмый дворф повел Джайра и Слантера дальше по широкой площадке — внутреннему двору — в самом центре плотины. С южной и северной сторон на фоне свинцового неба возвышались грозные башни и бастионы крепости, окутанные туманом. В серой дымке и пасмурной мгле крепость казалась текучей и призрачной, словно картинка из смутного сна, который забывается при пробуждении. Здесь, на верху плотины, было пустынно, Джайр заметил лишь нескольких дворфов. Расположенные на равном расстоянии друг от друга черные колодцы вели вниз, в недра плотины. Наверное, спуски к механизмам шлюзов, решил долинец.

И вдруг послышался радостный возглас: к ним со всех ног бежал Эдайн Элессдил. Широко улыбаясь, он протянул Джайру здоровую руку. Вторая рука висела на перевязи, плечо было туго перебинтовано.

— Джайр Омсворд, жив-здоров! — Эльф приобнял долинца за плечи, и все трое направились дальше за молчаливым проводником. — Ты как себя чувствуешь? Надеюсь, нормально?

— Да, уже хорошо, — улыбнулся Джайр. — Как рука?

— А-а, царапина. Так, немного подергивает, ну ничего, пройдет. Вот это ночка! Как нам всем повезло, что мы выбрались. А этот вообще! — Эльф кивнул на Слантера, который шел сзади. — Он такое придумал! Он тебе не рассказывал?

Джайр покачал головой, и Эдайн Элессдил тут же в красках ему описал, как Хельт и Слантер пробрались через лагерь гномов. Джайр с изумлением слушал, то и дело поглядывая через плечо на Слантера. Под маской полного равнодушия гном все же выглядел немного смущенным.

— Ну и чего тут особенного? — сердито буркнул Слантер, когда эльф закончил свой восторженный рассказ. Джайру хватило ума не расспрашивать гнома и вообще замять этот разговор.

Так незаметно они пересекли плотину и поднялись вслед за дворфом-проводником на северную стену. Тот все так же молча провел их через крытую галерею в роскошный зимний сад. Джайр огляделся с искренним восхищением: даже сюда, в мрачную крепость в горах, дворфы принесли с собой частичку уютного, цветущего дома.

А за садом была еще маленькая терраска со столиками и скамьями.

— Ждите здесь! — приказал дворф и, повернувшись, направился прочь.

Джайр подождал, пока тот не уйдет, а потом обратился к Эдайну:

— А почему нет сражения, принц эльфов? Почему гномы не атакуют?

Эдайн Элессдил покачал головой:

— Никто не знает, что происходит. Они осаждают плотину уже неделю. Каждый день гномы пытались взять крепость приступом с обеих сторон. А сегодня — вообще ничего: они только собрались на рубежах осады и наблюдают за нами. Похоже, гномы чего-то ждут.

— Мне это не нравится, — пробормотал Слантер.

— Вот и дворфам не нравится, — продолжал Эдайн. — Уже отправлены гонцы в Кальхавен, а по тоннелям в тыл вражеской армии ушли разведчики. — Он поколебался, глядя на Джайра. — Гарет Джакс тоже куда-то ушел.

Джайр вздрогнул:

— Ушел? Но почему? Куда?

— Я не знаю. — Эльф покачал головой. — Мне он ничего не сказал. Но я не думаю, что он нас бросил. Просто, наверное, пошел поглядеть что да как. И с ним еще Хельт.

— Значит, он самолично отправился на разведку, — нахмурился Слантер. — Да, на него похоже.

— Кто знает? — Эльф попытался улыбнуться. — Мастер Боя, он сам по себе, Слантер. И ходит, куда ему вздумается.

— Темными путями к темным целям, — пробормотал гном себе под нос.

А потом они молча стояли, не глядя друг на друга, и думали, каждый — свое, об этом непредсказуемом воине Гарете Джаксе. Джайр вспомнил, что сказал ему Слантер: Мастер Боя забрал и кристалл видения, и Серебристую Пыль. И теперь если с Гаретом Джаксом что-нибудь случится, магические дары Короля Серебряной реки будут потеряны. А вместе с ними — единственная возможность помочь Брин.

За спиной у них хлопнула дверь, и на террасу вышел Форкер. Дворф направился прямо к ним и поздоровался с каждым за руку.

— Оклемался, долинец? — грубовато спросил он. — Хорошо. Я сказал, чтоб обед принесли сюда, так что давайте-ка выберем стол и сядем.

Правда, особенно выбирать он не стал и уселся за ближайший. Друзья присоединились к дворфу. В саду было сумрачно — серый день близился к вечеру, и его рассеянному свету уже не хватало силы пробиться сквозь густую листву кустов и деревьев.

Форкер едва успел зажечь свечи, как внесли обед: хлеб с сыром, суп, мясо и большой кувшин эля. Только теперь Джайр понял, насколько же он проголодался.

Когда с едой было покончено, Форкер отодвинулся от стола и принялся шарить у себя в карманах.

— У меня тут кое-что есть для тебя, — подмигнул он Джайру. — Ага, вот! — И дворф протянул долин-цу кристалл на цепочке и кошелек с Серебристой Пылью. — Гарет Джакс попросил отдать тебе это. Наказал хранить как зеницу ока, пока ты не проснешься. И еще он просил передать, что вчера ночью ты показал настоящее мужество, да.

Джайр с изумлением взглянул на дворфа и почувствовал, как краснеет от внезапного прилива гордости. Он смущенно посмотрел на Эдайна и Слан-тера, а потом вновь уставился на Форкера:

— А где он сам?

Дворф лишь пожал плечами:

— Они с Хельтом пошли осмотреть тоннель, по которому мы уйдем из крепости, обогнув лагерь гномов с севера. Гарет лично хотел убедиться, что там все в порядке. Мы уйдем завтра, когда стемнеет. Ждать больше нельзя — эта осада грозит затянуться на несколько месяцев. Он считает, что мы и так уже задержались здесь дольше, чем нужно, запертые в горах.

— А один из нас, точно, был заперт так заперт, — многозначительно пробормотал Слантер. Дворф нахмурился:

— Мы за тебя поручились, гном. Все, кто пришел из Кальхавена. Радхомм, командир здешнего гарнизона, считает, что нашего слова достаточно. Но здесь есть и другие… те, кто уже потерял друзей и близких… Сам пойми, как они относятся к гномам! И вот им одного уверения может быть недостаточно. Да, держали тебя под охраной, но не как пленника, нет. Можешь, конечно, не верить, но все это сделали для твоей безопасности. О тебе же заботились. Вот и Омсворд переживал…

— Я вполне в состоянии сам о себе позаботиться, — угрюмо пробормотал Слантер. — И мне вовсе не нужно ничьих переживаний, и уж особенно — этого мальчика!

Форкер мгновенно посуровел и очень холодно произнес:

— Ему, наверное, очень приятно это слышать.

Слантер как-то сник и умолк. Он сейчас снова уйдет в себя, думал Джайр, снова отгородится от всего, что происходит вокруг. Лишь когда мы вдвоем с ним, один на один, он еще иногда может раскрыться. Только тогда он становится похож на того, прежнего Слантера, каким был при первой встрече… Ну а так он почему-то решил отгородиться от всех, словно он посторонний, чужой. Будто бы он и не с ними — молчаливый, угрюмый гном-одиночка…

— А наша записка? Она долетела? — расспрашивал Эдайн Форкера. — Что мост через Клин разрушен?

48
{"b":"4803","o":1}