ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Супермен по привычке. Как внедрять и закреплять полезные навыки
Какие наши роды
Зови меня Шинигами
15 минут, чтобы похудеть! Инновационная книга-тренер
Каменная подстилка (сборник)
Непобежденный
Семь нот молчания
С чистого листа
Фаворит. Сотник
A
A

День выдался туманным и серым. Тяжелые облака затянули небо с запада — от темнеющего хребта Вольфстаага — до востока, где расплывались в тумане верхушки исполинских деревьев. Дул холодный северный ветер, вздымая тучи пыли и ворохи опавших листьев. Листья летели в лицо, от пыли щипало глаза. В рассеянном утреннем свете краски осеннего леса поблекли; на всем лежал какой-то уныло-серый отсвет, словно зима напоминала земле о своем скором приходе.

Маленькая процессия продвигалась на север от Каменного Очага: впереди — Кимбер Бо, решительная и серьезная; следом за ней — Брин и Рон; старый Коглин носился кругами, то забегая вперед, то отставая; Шепоточек маячил где-то вдалеке между темными стволами деревьев. Они миновали огромную скалу, давшую долине ее название, прошли по широкой ложбине, каменистой и голой, и вновь углубились в лесную чащу. Здесь тропа потерялась в зарослях густого кустарника и сплетенного сухостоя, приходилось с трудом продираться сквозь стену подлеска. Коглин уже не порхал, как лесная птичка, — дебри леса сомкнулись вокруг, оставляя проход лишь для одного человека. Только Шепоточек свободно скользил сквозь сплетение темных стволов — бесшумно и легко, словно тень.

Близился полдень. С каждым шагом идти становилось труднее, но впереди уже показался темный кряж, его зазубренные вершины возвышались над деревьями. Местность постепенно менялась: теперь вокруг громоздились валуны, а трещины в почве переходили в овраги, так что путники больше карабкались вверх, чем продвигались вперед. Здесь, у скалистой гряды, ветра не было, и в лесу пахло гнилью и сыростью.

Наконец путешественники выбрались из глубокого оврага и оказались на краю узкой долины, ее крутой склон был зажат между двумя хребтами, что тянулись на север и терялись в туманной мгле.

— Здесь. — Кимбер Бо указала на долину. Высокие сосны окружали маленькое озерцо, его тусклые воды едва мерцали сквозь пелену тумана, который клубился и подрагивал под порывами ветра.

— Угрюм-из-Озера! — хихикнул Коглин и легонько потянул Брин за рукав.

По извилистой тропе, петляющей по лабиринту сосняка, путники спустились вниз, туда, где туман лениво шевелился над маленьким озером. Ветер не добирался в долину; воздух застыл неподвижно, лес точно замер, погрузившись в безмолвие. Шепоточек куда-то пропал. Обломки камней и сосновые иглы, устилающие дорогу, скрипели и похрустывали под ногами. Хотя был день, туман и тучи сгустились так плотно, что свет солнца уже не мог пробиться сквозь эту серую пелену, и казалось, на землю спустились сумерки. Брин поняла вдруг, что напряженно прислушивается к лесному безмолвию и вглядывается в полумрак в смутной надежде уловить хоть какой-нибудь шорох жизни. В душе росла тревога. Да, действительно, здесь что-то было. Что-то скверное, притаившееся в тумане. Брин чувствовала, как оно, это “что-то”, ждет, укрывшись в сумраке.

Туман уже поглотил путников, но они продолжали идти вперед. И когда стало казаться, что еще немного и они окончательно потеряются в этой сырой мгле, сосны вдруг расступились и люди вышли на небольшую полянку. В самом центре ее чернел круг кострища — обгорелые бревна и кучки золы лоснились от влаги. Старые каменные скамьи кольцом окружали его.

Тропинка бежала через поляну и на дальнем ее конце вновь исчезала в тумане.

Кимбер Бо повернулась к Брин:

— Теперь ты пойдешь одна. Эта тропа приведет прямо к воде. И там к тебе выйдет Угрюм-из-Озера.

— И прошепчет все тайны тебе прямо в ухо! — хихикнул Коглин, подбираясь поближе к Брин.

— Деда! — укоризненно воскликнула Кимбер.

— Ложь и правда, но что есть что? — с вызовом пробормотал Коглин и поскакал к краю поляны под сень тихих сосен.

— Ты не пугайся дедулиной болтовни, — проговорила Кимбер, поймав встревоженный взгляд Брин.

Ее милое личико феи выражало искреннее участие. — Угрюм-из-Озера не причинит тебе никакого вреда. Он ведь дух, тень.

— Может быть, все же кому-то пойти с тобой, — предложил было Рон, но Кимбер тут же покачала головой:

— Угрюм-из-Озера станет говорить только с одним человеком. Он даже не выйдет, если их будет хотя бы двое. — Девушка ободряюще улыбнулась. — Брин должна пойти одна.

Брин кивнула:

— Кажется, я понимаю почему.

— И помни, о чем я тебе говорила, — предупредила Кимбер. — Держи ухо востро. Он тебе много понарасскажет. Но большей частью это будет обман или абсолютная неразбериха.

— Но как я узнаю, что правда, а что ложь? — спросила Брин.

Кимбер вновь покачала головой:

— Тут уж тебе решать. Угрюм-из-Озера будет с тобой играть. Он может предстать в каком угодно обличье и говорить всякую ерунду. Даже станет дразнить тебя. Такой уж он, Угрюм-из-Озера. Любит сыграть какую-нибудь шутку. Но быть может, тебе удастся его провести. — Она прикоснулась к руке Брин. — Вот почему я подумала, что лучше тебе поговорить с ним самой. Ты ведь владеешь магией. И если получится, ты ею воспользуйся. Может быть, песнь желаний поможет тебе.

Из-под сосен послышался смех Коглина. Не обращая внимания на старика, Брин поплотней запахнула свой плащ и серьезно кивнула:

— Хорошо, я попробую.

Кимбер улыбнулась, сморщив веснушчатый носик, а потом вдруг порывисто обняла Брин:

— Удачи тебе.

Рон как-то неуклювце шагнул вперед и склонился поцеловать Брин:

— Будь осторожна.

Она улыбнулась, словно обещая, что постарается, а потом отвернулась и молча шагнула с поляны в сумрак леса.

Туман и тени тут же сомкнулись вокруг. Это случилось так быстро, что Брин даже не сразу сообразила: ведь она совсем ничего не видит. Она нерешительно приостановилась, беспомощно глядя во тьму, дожидаясь, пока глаза привыкнут к мраку. Здесь было сыро и зябко: озерный туман льнул к одежде, холодный и липкий. Прошло, наверное, полминуты, и наконец Брин начала смутно различать силуэты ближайших сосен — размытые и проступающие, словно безмолвные призраки, сквозь клубящийся туман. Похоже, лучше уже не станет, решила она и, отмахнувшись от сомнений и нерешительности, осторожно пошла вперед, пробираясь почти на ощупь, больше чувствуя, чем различая тропу, что петляла среди деревьев и спускалась вниз, к берегу озера.

И вскоре сквозь глухое безмолвие леса пробился один мягкий звук — тихий плеск воды о берег. Брин замедлила шаг и настороженно уставилась в туман, высматривая то непонятное существо, которое — она знала — ждет ее здесь. Но не увидела ничего, кроме все той же клубящейся серой дымки. Очень осторожно Брин пошла дальше.

А потом и туман, и деревья вдруг расступились, и она оказалась на узком, усыпанном галькой берегу. Туман, как живой, шевелился над тусклыми водами озера, подбираясь все ближе и ближе… Словно клубящаяся стена окружила Брин, отрезав ее от леса, замкнув в…

Ледяной холод пронзил девушку до самых глубин ее существа, стремясь завладеть ее телом, оставить лишь замороженную оболочку. Брин испуганно огляделась. Что это с ней? И тут же волною нахлынул гнев, беспощадный, дикий, неумолимый, — жар в ответ на холод. Внутри словно вспыхнул огонь и растопил коварную стужу, прогнав страх, уже угрожавший завладеть девушкой полностью. Брин стояла на берегу — совсем одна в сером царстве тумана, — и странная сила кипела в ней, точно горячий ключ, и еще ей казалось, что сейчас она сможет справиться с чем угодно. Одолеть любую враждебную силу.

И вдруг что-то зашевелилось в тумане. В то же мгновение это странное ощущение непобедимой мощи пропало, съежилось в комок и кануло в самую глубину души. Брин так и не поняла, что с ней случилось, и сейчас было не время думать об этом: что-то двигалось там, в тумане. В серой дымке возникла черная тень, сгустилась, словно выталкиваемая из тумана, и обрела пока еще смутную форму. Встав над водами озера, тень двинулась к берегу.

Брин не отрываясь следила за ее приближением. Призрачное существо, окутанное темнотой, бесшумно и плавно скользило по поверхности озера, словно подхваченное воздушным течением, к тому месту на берегу, где стояла она. Теперь Брин могла разглядеть: сотканный из тумана дух, такой же текучий и изменчивый, как и породившая его стихия, воплотился в облике человека. Не было только лица. Покров темноты превратился в широкий плащ с капюшоном.

80
{"b":"4803","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Майя
Если это судьба
Украйна. А была ли Украина?
О чем молчат мертвые
Наказать и дать умереть
На Туманном Альбионе
Девушка Online. В турне