ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но почему именно ты? — Пар все же ухитрился перебить старика, на его худом напряженном лице ясно читалось сомнение.

Старик на некоторое время задумался, его лицо в резких морщинах окаменело еще больше, будто вопрос был ему не по силам. Пока он молчал, стояла такая тишина, что казалось, ее можно потрогать руками.

— Видишь ли, когда-то я был друидом, но так давно, что сейчас с трудом могу припомнить, что я тогда чувствовал. Я изучал одновременно и магию, и запретные науки и выбрал последние, потеряв, таким образом, право оставаться среди остальных и идти с ними одним путем. Алланон знал меня или, если вам угодно, знал обо мне. Хотя я, пожалуй, оговорился, сказав, что был друидом. Я всего лишь изучал науки. Но так или иначе, Алланон помнил меня. Когда он пришел ко мне, это была словно встреча друида с друидом, хотя он и не говорил этого прямо. Ему нужен был именно я, чтобы сделать то, что требовалось, — найти тебя и остальных, убедить вас в истинности ваших снов. Теперь ты понимаешь — Алланон посылал сны всем троим: Рен, Уолкеру Бо и тебе. Посылал зрелище опасности, угрожающей будущему миру. Но никто из вас не откликнулся. Поэтому он направил меня к вам. — Его острые глаза подернулись дымком воспоминаний. — Если я и не был друидом на самом деле, то в душе — да, я все еще владею многими тайнами друидов. Никто об этом не знал. Ни моя внучка Кимбер, ни родители — никто… Видишь ли, я прожил много разных жизней. Когда я уходил с Брин Омсворд в Мельморд, меня считали Коглином-отшельником, полусумасшедшим, полуколдуном, таскающим с собой магические порошки. Потом мне понадобились долгие годы — Кимбер тогда уже ушла, — чтобы восстановиться, снова стать самим собой. — Он вздохнул. — Это Сон друида помогает жить так долго, я знаю его секрет. Много раз мне хотелось уйти из этого мира, но что-то всегда удерживало. Возможно, это был Алланон, он тянулся ко мне из загробного мира, чтобы после его ухода у друидов остался хоть кто-то. — Он увидел во взгляде Пара вопрос и, предупреждая его, отрицательно покачал головой. — Нет, нет, я не тот, кто ему нужен! Мне едва хватило времени, чтобы передать тебе его сообщение. Алланон знает это. Он слишком мудр, чтобы предлагать мне судьбу, которую я уже однажды отверг. Ему нужно найти кого-нибудь другого.

— Меня? — спросил Пар.

Старик помолчал:

— Возможно. Почему бы тебе не спросить у него самого?

Все умолкли, придвинувшись к костру, а ночь вокруг сгущалась. Над водами Радужного озера слышались далекие крики ночных птиц, странным образом созвучные неопределенности, царившей в душе Пара.

— Да, я хочу его спросить, — сказал он наконец. — Мне нужно это знать.

Старик поджал тонкие губы:

— Тогда ты должен пойти к Хейдисхорну.

Колл хотел что-то возразить, но запнулся.

— Не следует торопиться с решением, — сказал он наконец.

— У вас слишком мало времени, — проворчал старик.

— В таком случае мы должны получше распорядиться тем, что еще есть, — просто ответил Колл. Он уже не дерзил старику, а всего лишь высказал свою точку зрения.

Пар быстро взглянул на брата и согласно кивнул:

— Колл прав. Над всем этим надо подумать.

Старик пожал плечами, как бы давая понять, что все от него зависящее он сделал, и встал на ноги:

— Я передал вам сообщение, которое должен был передать. Мне надо найти еще и остальных.

Удивленные Пар и Колл тоже поднялись.

— Ты уходишь сейчас, ночью? — быстро спросил Пар. Он рассчитывал, что старик останется с ними, и хотел выведать у него, с какой целью посылались ему сны.

— А почему бы и нет? Чем быстрее я отправлюсь в это путешествие, тем скорее оно закончится. Я же говорил, что начал с тебя.

— Но как ты найдешь Рен или Уолкера? — заинтересовался Колл.

— Так же, как нашел вас. — Старик щелкнул пальцами, и тут же сверкнула вспышка серебристого света. Он усмехнулся. — Магия!

Затем он протянул Омсвордам худую руку. Пар пожал ее первым и неожиданно ощутил железную хватку. Колл почувствовал то же самое. Братья переглянулись.

— Позвольте мне кое-что вам посоветовать, — внезапно сказал старик. — Конечно, я не уверен, что вы примете мой совет, но все же скажу. Ты, Пар, рассказываешь легенды, всякие истории о друидах, о магии, о своих предках. И все это походит на плач по тому, что было и ушло. Прекрасно, конечно, но ты не хочешь обратить внимание на то, что происходит здесь и сейчас. Все легенды мира ничего не будут стоить, если то видение, что я вам показал, станет явью. Ты живешь в этом мире — и ни в каком другом. Магию можно использовать по-разному, а ты забыл о других способах ее применения. Ты должен подумать, что можешь сделать еще. И пока ты в этом не разберешься, ничего сделать не сумеешь. Советую вам задуматься над моими словами, хотя бы одному из вас. — Еще мгновение он молча разглядывал братьев, потом повернулся и шагнул в темноту. — Не забудьте, первая ночь после новолуния! — Он неожиданно остановился и обернулся. — И будьте поосторожнее. — Его голос зазвучал как-то по-новому. — Порождения Тьмы — это не просто слухи и бабушкины сказки. Они так же реальны, как вы и я. До этой ночи вы думали по-другому, но теперь знаете истину. Порождения Тьмы будут там, куда вы, похоже, отправитесь. Эта женщина — одна из них. Она вынюхала тебя, потому что ей дано чувствовать тех, в ком живет магия. Прочие тоже способны на это. — Он повернулся, чтобы удалиться. — Возможно, за тобой многие будут охотиться, — тихо предупредил он Пара, пробормотал что-то себе под нос и медленно растворился в темноте, но они уже больше ничего не расслышали.

Старик исчез.

ГЛАВА 5

Этой ночью Пар и Колл почти не спали. После того как старик ушел, они еще долго разговаривали, спорили и все время напряженно всматривались в темноту, не забывая, что эти существа, порождения Тьмы, охотятся за ними. А когда, устав, улеглись, все равно не могли уснуть как следует. Они ворочались в тяжелом забытьи, просыпаясь и будя друг друга до самого рассвета.

Они поднялись утром, с трудом заставив себя вылезти из тепла своих гнездышек, умылись ледяной водой из озера и тотчас возобновили прежний спор. Они говорили и спорили и за завтраком, что было даже неплохо, поскольку еды оставалось немного, а спор отвлекал от мыслей о пустом желудке. Разговор вертелся в основном вокруг старика, назвавшегося Коглином, и снов, будто бы кем-то посылаемых. Вероятнее всего, Алланоном. А еще они говорили о порождениях Тьмы, об Ищейках Федерации, незнакомце, спасшем их в Варфлите, и вообще о том, что происходит с этим миром. На сей раз они окончательно выяснили позиции друг друга по всем вопросам, после чего стали куда менее разговорчивы. Уже через час после пробуждения братья были по горло сыты друг другом.

— Ты не можешь отрицать вероятность того, что старик действительно Коглин, — уже в сотый раз повторял Пар, когда они несли в лодку свернутый брезент.

Колл пожал плечами:

— А я и не отрицаю.

— И если он в самом деле Коглин, ты не можешь отрицать: все, сказанное им, — правда.

— Я и этого не отрицаю.

— А как насчет женщины? Что она такое, если не порождение Тьмы, — ночное существо, чья магия сильнее, чем наша?

— Твоя.

Пар начал сердиться:

— Извини, моя. Говорю тебе, это порождение Тьмы. Ничем другим она не может быть! А значит, хотя бы часть того, о чем рассказывал старик, правда, и не важно, как ты к этому относишься.

— Подожди минутку. — Колл бросил свой край брезента на землю и, уперев руки в бока, стал с сожалением разглядывать брата. — Ты делаешь удивительно нелогичные заключения, но основываешься на них, будто они исполнены глубокого здравого смысла. Если эта женщина в самом деле порождение Тьмы, то почему из этого обязательно следует, что старик сказал правду?

— Как же, ведь если…

— Не хочу даже анализировать твое допущение, что она порождение Тьмы! — резко перебил его Колл. — Кстати, мы вообще не имеем ни малейшего представления о том, кто они такие. С таким же успехом старуха могла быть кем угодно другим.

11
{"b":"4804","o":1}