ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Наверное, таких, как я? Старец пожал плечами:

— Вы тут давеча спрашивали, сколько королей сменилось в Заземелье со смерти старого правителя. Так вот, их было больше тридцати.

— Тридцать два, если точнее, — вмешался Абернети. — Только в этом году вы уже третий. Глаза у Бена полезли на лоб.

— Боже милостивый, неужели так много? Советник кивнул:

— План моего сводного брата не давал осечек — по крайней мере до сих пор.

— Он помолчал. — Я уверен, что с вами он промахнулся.

— На вашем месте я бы поостерегся разделять это мнение. Ваше Величество,

— снова встрял Абернети. — Все запутано куда сильнее, чем вы можете понять. Расскажи ему все остальное, колдун.

Совиное лицо сморщилось.

— Расскажу, если ты дашь мне хоть малейшую возможность! — Он обратился к Бену:

— Этот последний замысел был неплохим, но в нем все же было два слабых места. Во-первых, мой сводный брат прекрасно понимал, что далеко не каждый покупатель будет достаточно мягкотелым, чтобы не суметь преодолеть сложности правления. Несмотря на то что он лично беседовал с каждым претендентом, он мог по ошибке выбрать такого, который не отступит перед трудностями. Случись такое, и братец потеряет королевство навсегда. Вторая проблема была более серьезной. Чем дольше королевство прозябало без сильного правителя, тем хуже шли там дела и все труднее было выдержать такую ношу новому королю. Этого колдун и добивался. Но он также хорошо знал, что без хорошего управления корону могут узурпировать пришельцы из иных миров. Такого он не желал. — Советник помолчал. — И поэтому нашел единственное решение обеих проблем. Он вовлек Марка в борьбу за трон.

— Ого-го! — Бен начал понимать, к чему клонит старец.

— Марк правит Абаддон, подземным миром, который расположен прямо под Заземельем. Абаддон — это страна демонов, черная пропасть для изгоев, для худших из тех, что были изгнаны из царства фей с начала времен. Изгнанные демоны не желают ничего большего, чем вернуться в мир фей, а единственный путь туда лежит через Заземелье. Когда мой сводный брат сделал Марка участником борьбы за престол, а Марк убедился в том, что Паладин уже не защищает Заземелье, повелитель демонов вышел из Абаддона и объявил себя новым королем. — Брови старого колдуна сошлись, и взгляд стал пронзительным.

— Конечно, здесь крылась ловушка — и мой сводный брат прекрасно знал об этом. Марк не мог стать настоящим королем, пока под сенью закона правил другой и пока волшебство медальона охраняло его обладателя. Он мог только объявить себя королем и сражаться за это право. Поэтому в середине каждой зимы, когда Лазурные Друзья становятся белыми, Марк выходит из Абаддона в Заземелье и бросает вызов королю. Пока что никто не принял его.

— Могу себе представить, — прошептал Бен. — Советник, просто для того, чтобы убедиться, что я понял все правильно, скажите, к чему обязывает этот вызов?

Мохнатые брови на совином лице поднялись.

— К состязанию во владении оружием. Ваше Величество.

— Вы имеете в, виду что-то вроде рыцарского поединка с копьями или что-то еще? Абернети коснулся плеча Бена:

— Он говорит о смертельной битве с оружием по выбору. О битве, которая должна закончиться смертью одного из противников.

Повисло тягостное молчание. Бен глубоко вздохнул, раздумывая.

— Так вот что меня ожидает — смертельная схватка с демоном? — Он покачал головой, не в силах поверить в это. — Неудивительно, что на троне никто не задерживается. Даже если бы они желали, если бы смогли наладить дела в королевстве, рано или поздно им все равно пришлось бы встретиться с Марком. Так ради чего вообще стараться? — Бен злился все сильнее. — Так чего же вы от меня хотите, советник? Вы думаете, что я приму вызов, который не решился принять никто? Да я должен сначала спятить!

Согнутая фигура переступила с ноги на ногу.

— Возможно. Но с вами все может оказаться совсем иначе. Никому из ваших предшественников не была оказана помощь. А вам Паладин являлся уже дважды после двадцати лет отсутствия.

Бен обратился к Абернети:

— Он говорит правду — Паладин не являлся раньше никому?

Абернети искренне потряс головой:

— Никогда, великий король. — Он прочистил горло. — Не хочется мне признавать это, но в словах колдуна может быть некий смысл. С вами и в самом деле все может быть совсем по-другому.

— Но появление Паладина никоим образом не зависело от меня, — возразил Бен. — Он просто оказался там. И кроме того, вы сами объявили его призраком. И даже если он не привидение, на вид он довольно хилый. Марк куда крепче, и его, похоже, ничуть не пугает этот королевский защитник. Откровенно говоря, я не верю в это. И не знаю, понимаю ли. Давайте-ка кое-что повторим. Итак, советник, ваш сводный брат продает трон чужаку вроде меня за большую цену, причем выбирает такого, который заведомо не продержится. Даже если Микс по ошибке выберет тех, кто преодолеет все трудности, Марк сделает их совершенно неспособными. Но Марк не может стать королем, пока кто-то другой носит медальон, не так ли? Так что он имеет от всего этого? Разве Микс не присылает месяц за месяцем, год за годом все новых и новых кандидатов?

Советник кивнул:

— Но Марк — демон, а демоны живут ох как долго, Ваше Величество. Время не значит ничего, когда вы можете позволить себе ждать, а Марк может ждать долго, очень долго. В конце концов моему брату и сыну старого короля наскучит эта игра, они накопят достаточно средств, чтобы потерять интерес к заземельскому престолу. Когда это случится, они оставят королевство на произвол судьбы.

— О! — Теперь Бен понял. — А когда это произойдет, Марк приберет Заземелье к рукам за неимением другого претендента.

— Такова первая возможность. Другая заключается в том, что во время междуцарствия Марк найдет способ завладеть медальоном. Он не может отнять медальон силой у того, кому он принадлежит, но рано или поздно один из заземельских королей потеряет бдительность и потеряет талисман.., или примет вызов Марка и будет… Бен вскинул руки.

— Не произносите этого слова! — Он поколебался. — А как насчет других хищников, тех, чьи миры граничат с Заземельем? А куда подевались феи? Ведь вы сказали, что они создали Заземелье для того, чтобы оно служило воротами в их мир, почему же тогда они его не охраняют?

Советник покачал головой, ничего не сказав. Абернети тоже молчал. Несколько мгновений Бен безмолвно разглядывал их, потом повернулся к рыцарским латам на возвышении. Они были ржавыми, помятыми и пробитыми, пустая скорлупа, напоминавшая почему-то корпус старого разбитого автомобиля на свалке металлолома. И это все, что осталось от защитника Заземелья — от королевского защитника. Бен подошел к подушке и молча уставился на металлическую оболочку. Именно ее он видел в туманном проходе времени и в тумане леса, окружавшего Сердце. Может быть, эти доспехи тоже были порождением туманов? Пока он так не думал, но начал сомневаться. Это была земля, где наука пасовала перед магией. Мечты и видения здесь казались куда более реальными, чем в родном мире Бена.

— Советник, вы назвали Паладина призраком, — наконец произнес Бен, стоя спиной к старцу. — Чем может помочь мне какой-то призрак?

Колдун ответил не сразу.

— Он не всегда был призраком. Возможно, он таковым и не останется.

— Вы что, верите в жизнь после смерти?

— Он был существом, порожденным магией, — тихо ответил советник. — Может быть, жизнь и смерть для него — ничто.

— А у вас есть какие-нибудь соображения насчет того, как мы можем убедиться в этом?

— Нет.

— Вы можете предложить какой-нибудь способ вернуть его?

— Нет.

— Так я и думал. Все, на что мы можем рассчитывать, — это то, что рыцарь объявится до того, как Марк пришлет очередной вызов, а я стану очередным неудачником в длинной череде себе подобных!

— У вас есть другой выбор. Вы можете воспользоваться медальоном. Он вернет вас в ваш мир, когда бы вы ни пожелали уйти. Марк не сможет остановить вас. Вам нужно только пожелать — и вы уйдете.

28
{"b":"4805","o":1}